Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Миссия выполнима
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Миссия выполнима

Оцените материал
(0 голосов)
327

Президент Владимир Путин поставил задачу повысить темпы роста так, чтобы через 6 лет Россия вошла в пятёрку крупнейших экономик мира. Советник Президента Сергей Глазьев считает, что для этого нужно скорректировать политику Правительства и ЦБ. Об этом он рассказал в интервью «Газете.Ru» в рамках ПМЭФ-2018.

 


 

Отвечая на вопрос корреспондента, Сергей Глазьев отметил, что задачи, поставленные Президентом Владимиром Путиным по увеличению темпов роста экономики и попадание России в пятёрку крупнейших экономических держав в мире, абсолютно реалистичны. И если бы реализовывали разумную стратегию развития нашей экономики, мы могли бы выйти на темпы 8 % прироста валового продукта в год ещё пять лет назад и не попасть в этот рукотворный кризис, который был вызван резким сжатием денежной массы и обрушением курса рубля и инфляционной волной.

 

Объективно наша экономика сегодня имеет очень мягкие ресурсные ограничения. Производственные мощности в обрабатывающей промышленности загружены на 60 %. Если брать машиностроение и высокотехнологический сектор, то меньше, чем на 50 %. Главная причина недогрузки этих мощностей заключается в крайней дороговизне кредита и невозможности его привлекать для поддержки оборотного капитала, поскольку себе дороже. Рентабельность в два-три раза меньше, чем процентные ставки, которые приходится платить, то есть это искусственно созданное ограничение.

 

 

 

Второе ресурсное ограничение, которое обычно макроэкономисты имеют в виду, это труд, трудовые ресурсы. У нас осталось невыполненным ещё. Указ Президента 2012 года по повышению производительности труда. Рост производительности труда и увеличение загрузки производственных мощностей - это, в общем-то, одно и то же. Плюс, конечно, старая ещё задача, которую ставил Президент - создание 20 миллионов высокотехнологических рабочих мест.

 

В общем, с точки зрения использования трудовых ресурсов, мы имеем возможность поддерживать темпы роста не менее 10 % в год, за счёт повышения производительности труда и за счёт ликвидации скрытой безработицы. На сегодняшний день, у нас оценка скрытой безработицы на предприятиях стабильно составляет около 20 %. Добавлю к этому общий рынок труда с среднеазиатскими государствами, которые с нами входят в Евразийский экономический союз, то есть, с точки зрения капитала производственного - нет ограничений. Возможности увеличения производства - практически в полтора раза. С точки зрения трудовых ресурсов, возможности увеличения минимум на одну треть.

 

Если брать сырьевые товары, то мы практически экспортируем сегодня три четверти наших сырьевых товаров, хотя могли бы сами их перерабатывать. Если брать современные технологии переработки, скажем, нефти, нефтехимии, древесины в целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности, то здесь возможности увеличения объёмов производства в разы.

 

Ну, и научно-технический потенциал, ещё один фактор роста. Приходится констатировать, что мы его тоже используем крайне вяло. У нас огромная миграция учёных и специалистов происходит, утечка умов оценивается в сотни тысяч человек. Это говорит о том, что мы его не востребуем, то есть по всем главным четырём факторам производства: капитал, труд, природные ресурсы, земля и научно-технический потенциал - у нас нет ограничений для роста.

 

Поэтому те задачи, которые Президент поставил, объективно абсолютно реальны. Более того, можем даже этот план перевыполнить. Если будет реализована стратегия опережающего развития, о которой тоже много говорят, но над ней не работают.

 

Закон о стратегическом планировании у нас был заморожен на три года Правительством, оно оказалось не в состоянии его выполнить, видимо, квалификации не хватало. Вот сейчас эта отсрочка закончилась, и должны с 2018 года закон о стратегическом планировании внедрять.

 

Сергей Глазьев считает, что научно-технический потенциал у нас есть и всё сводится здесь к механизмам финансирования, инновациям.

 

Этот механизм должен включать венчурное финансирование, льготные кредиты, государственные гранты. Нужно брать на вооружение тот опыт, который сложился в мире за последние 40 лет.

 

У нас, к сожалению, этот механизм не сработал. Российская венчурная компания не оправдала своих ожиданий. Но это связано именно с тем, что отсутствуют в системе управления инструменты планирования. Деньги дают, предположим, а чиновники боятся . Если не будет отдачи - их Счётная палата проверит, возбудят уголовные дела, и известная история.

 

Поэтому надо принципиально менять подход государственных чиновников к управлению в сфере инновационных рисков. И здесь государственные льготы, кредиты, гранты должны реализовываться не с точки зрения финансового контроля, а с точки зрения объективных результатов, что за счёт этого получим.

 

Так вот, здесь мы должны полностью загрузить наш научно-технический потенциал и создать ядро нового технологического уклада, которое дальше будет расширяться, и проводить технологическую революцию, перевооружение во всей экономике. Это первая составляющая.

 

Практически большую часть машиностроения мы можем сегодня подтягивать к уровню мировой конкурентоспособности, за счёт предоставления долгосрочных кредитов. И здесь главную роль должны, конечно, сыграть государственные банки, которые сегодня управляют огромными деньгами, не имея никакой ответственности за их использование.

 

Государственные банки у нас перестали заниматься кредитованием производственных инвестиций, никто за это не спрашивает, и просто выжимают деньги из экономики.

 

Сверхприбыль госбанков формируется за счёт выжимания оборотных средств предприятий. Они дают кредиты предприятиям, гражданам, краткосрочные, под проценты, которые превышают рост доходов населения, или рентабельность производственной сферы. Поэтому источником сверхприбыли того же Сбербанка является высасывание доходов населения и оборотных средств предприятий, а также спекуляции.

 

По мнению Сергея Глазьева, если политика денежных властей не поменяется, то мы по-прежнему будем целиком зависеть от внешней конъюнктуры.

 

Как будут болтаться цены на нефть и металлы - такие будут у нас темпы развития. Ничего хорошего в этом нет. Потому что главные источники современного экономического роста - это не экспорт природных ресурсов, а это всё-таки высокотехнологическая продукция, где высокая доля интеллектуальной ренты.

 

Так что без сочетания стратегического планирования с гибкой денежной политикой кредитования инвестиций, которая должна реализовываться через государственные специальные инвестиционные контракты, частно-государственное партнёрство, где бизнес берёт на себя обязательства наращивать производство, внедрять новую технику, создавать рабочие места, а государство гарантирует стабильные условия благоприятного налогообложения, гарантирует дешёвый кредит, мы не обойдёмся.

 

Механизм сложный, но работающий. Более того, он юридически сегодня у нас оформлен в законе о промышленной политике. И вот это сочетание стратегического планирования, готовности бизнеса внедрять новые технологии и государственной поддержки через специнвестконтракты - это тот механизм управления экономическим развитием, который даст нам, с одной стороны, возможность заполнить имеющуюся нишу по ресурсам, загрузить имеющиеся ресурсы. А с другой стороны, обеспечит ответственность Правительства и исполнительной власти за цели развития.

 

Ведь сейчас никто за достижение тех целей, о которых Президент говорит, не отвечает. Ни бизнес не отвечает, ни Правительство не отвечают.

 

Вот такое своё мнение высказал Сергей Глазьев.

 

Арнольд Грынин

 


Подписывайтесь на «Областную Рязанскую Газету»
в социальных сетях:

Вконтакте
Одноклассники
Facebook
Twitter

Фотогалерея