Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Обыкновенное чудо
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Обыкновенное чудо Избранное

Оцените материал
(2 голосов)
642

Журналистка «Областной Рязанской Газеты» рассказала о том, как ей удалось восстановить нормальное зрение и снова радоваться жизни

 


Рейтинг компаний в сфере "Медицинские центры", а также реальные отзывы клиентов об услугах и компаниях Москвы в таких сферах деятельности, как: авто, медицина, недвижимость, образование, полиграфия, строительство, финансы, транспорт, туризм, юридические услуги и др., смотрите на сайте rocketcomment.ru. На сайте организован удобный поиск  по названию организации. 


 

 

Рязань, 22 февраля – Областная Рязанская Газета. «Имея – не храним, потерявши – плачем». Истина давно известная, но мало доходчивая. Много лет я втайне завидовала людям, сумевшим сохранить остроту зрения и никогда не носившим очки. Мне с этим не повезло. С десяти лет на носу прочно поселились «глазные костыли», и пошло-поехало. Глаза привыкали, зрение скатывалось, и в оптике я стала частым гостем. Примерно каждый год я теряла по диоптрию, сменила несколько пар и, в конце концов, услышала: «Минус восемь правый, минус девять левый». Сальные шуточки типа «А вам не холодно?» по умолчанию отправлялись на кол.

 

Прогрессирование близорукости прекратилось в 18, когда организм перестал расти. На всякий случай (хоть я с этим и опоздала) мне сделали склеропластику (хирургическая операция на глаза для предотвращения падения зрения), и с миром отпустили во взрослую жизнь. До сих пор помню, как мои бычьи, с кровавыми подтёками глаза ещё пару недель пугали бедных ребятишек и чувствительных взрослых.

 

Конечно, к неудобствам жизни очкарика я привыкла, но оставались минусы, которые нельзя было вычеркнуть. Запотевание очков в автобусах и магазинах зимой, закапывание линз дождём (в эти моменты хотелось приспособить на стёкла миниатюрные дворники), трудности в посещении бассейна (как меня ни уговаривали, но я-то знала, насколько я завзятый крот). Пробовала носить линзы, но с ними не везло: дождь, конечно, больше не мешал, но из-за неудачного подбора жутко болела голова, и от линз пришлось отказаться. Да и потом я поняла, что головная боль – не самое страшное. У моей подруги линза вероломно провалилась куда-то за глаз, и самостоятельно достать её оттуда несчастная не смогла.

 

В общем, в моей голове начал вызревать грандиозный, не хуже наполеоновского, план. Про восстановление зрения с помощью чудо-лазеров я слышала давно, но решиться на него не могла долгие годы. Меня волновала даже не цена (как говорится, здоровье дороже), а результат. Вдруг операция не поможет, или её эффект будет временным? Так и боролась с сомнениями, пропуская нужные маршрутки и запрыгивая в совершенно неизвестные, которые увозили меня в незнакомо-мутное далеко.

 

Натерпевшись и взвесив все «за» и «против», пошла в разведку, записавшись на диагностику зрения в рязанскую клинику «Реал Вижн». Выбирала её скрупулёзно, тщательно и с опаской. Перво-наперво познакомилась с профессиональными биографиями врачей, которые разместились на официальном сайте. Многолетний опыт работы, стажировки, благоприятные отзывы меня порадовали. Кстати, отзывы я искала на самых разных сайтах, чтобы общая картинка сложилась максимально правдивая. Во-вторых, доверилась «сарафанному радио»: знакомые моих знакомых обращались в эту клинику и оставались довольны. Наконец, мне удалось найти человека, восстановившего зрение в «Реал Вижн». Узнав все плюсы и минусы у приятной незнакомки из социальных сетей, я провозгласила: «Жребий брошен», и потопала за консультацией.

 

 

Первое, что меня удивило – большое количество народа. Я ожидала почему-то увидеть непримечательную, из двух-трёх кабинетов, частную клинику, но меня встретило огромное помещение с круговоротом коридоров. «Народ идёт – значит, место приличное», – послушно отозвалась женская логика. Врач, Михаил Савинкин, принял меня довольно быстро. После стандартных вопросов проверил остроту зрения и отправил капать капли, попутно указав читать методичку о процедурах лазерной коррекции. Об этих каплях, необходимых для дальнейших глазных тестов, я узнала заранее, причём встречались даже гневные отзывы о последствиях их действий: повышалось давление, кружилась голова, глаза переставали видеть, чтение методички оказывалось невозможным. Со мной ничего такого не произошло: острота зрения практически не изменилась, так что я с интересом разглядывала картинки и честно пыталась осознать, какие манипуляции надо мной будут производить. Единственное последствие обнаружилось, когда я вышла из клиники: лето – солнечный день – расширенные зрачки – светобоязнь. Это пережила, каюсь.

 

 

После троекратного закапывания врач снова провёл несколько тестов (к примеру, измерил толщину роговицы, поскольку она влияет на возможность или невозможность проведения операции; проверил состояние глазного дна и сетчатки). Вердикт меня порадовал: противопоказаний нет, операция будет делаться по технологии LASIK. Врач предупредил, что возможно падение зрения после процедуры, поскольку степень близорукости большая, но это всё исправит декоррекция (в первые полгода она бесплатна, потому что входит в стоимость договора).

 

Как и было предписано, через две недели после диагностики, сдав кровь на так называемые инфекции для госпитализации, я пришла в клинику. 9 утра. Через полчаса всех, кому предстояла в этот день операция (нас было около 10 человек), позвал оперирующий хирург – всё тот же Михаил Вячеславович, и объяснил от начала и до конца, что будет происходить. После он проверил состояние глаз, нам снова закапали капли, мы заключили договор и заняли места в первом ряду. Оставалось дождаться момента истины.

 

Было ли мне страшно? Это прозвучит самонадеянно, но нет. Это не первая операция в моей жизни, в том числе на глаза (механическая склеропластика будет уж пострашнее LASIKа, хотя и в нём, в самом начале операции, проводится механический разрез верхнего слоя роговицы – формирование «роговичного лоскута»). К тому же, нас было много, с нами пришли верные друзья и родственники (меня сопровождала свекровь), а из операционной не доносилось никаких душераздирающих воплей, что давало позитивный настрой. Я волновалась. Всё-таки, глаза, всё-таки, операция. Но один за другим выходили «отстрелявшиеся» пациенты, которые улыбались, что-то комментировали и отказывались падать в обморок. Чужой пример заразителен.

 

После трёхчасового ожидания настал и мой час. Меня впустили в крошечную предоперационную с двумя стульями, где предстояло облачиться в одноразовую одежду. Бахилы до колен, огромные штаны и футболка, шапочка на волосы – всё серьёзно и стерильно. Напоследок я сняла очки и положила их на стул. Больше они на носу не появятся.

 

 

В операционной оказалось светло и совсем не жутко. Меня уложили на операционный стол, лицо чем-то обтёрли и закрыли маской, в которой были прорези для глаз. Оперируемый глаз открыли, ресницы заклеили (я наивно испугалась, что уйду из кабинета без них a-la средневековая модница), закапали уже такие родные капли, залили гель. Дальше – самая неприятная для меня часть операции: вставили вакуумное кольцо, зафиксировав глаз, и провели разрез роговицы. А потом – кульминация. Защёлкал, зажужжал чудо-аппарат, появилась светящаяся точка, и я почувствовала себя пупом земли, потому что всё зависело теперь от меня. «Насколько внимательно глаз будет устремлён в эту точку, настолько хороший будет результат», – вспомнила я наставления врача. С первым глазом справилась без проблем, а второй, беспечно расслабившись, принимался ползти в сторону, и врач напоминал, что нужно смотреть на огонёк.

 

Закончилось всё быстро. Глаз один за другим промыли, приладили назад роговичный лоскут и отправили в коридор – ожидать осмотра. Растрогало, что мне помогли привстать с койки и проводили к предоперационной, хотя я чувствовала себя прекрасно, только глаза «засветились», как бывает от нечаянного взгляда на солнце. Осмотрели меня через 10-15 минут, и отпустили домой. Здесь началось самое неожиданное. Нет, конечно, меня предупредили, что может возникнуть светобоязнь, а потому необходимы солнечные очки, но такого я не ожидала. Остервенело полились слёзы. Их было так много, что я выплакала месячную норму за себя и «за того парня». В такси ехала с закрытыми глазами, в максимально тёмных очках, но всё равно маялась от света. Дома – закрытые шторы, полумрак, солнечные очки, потоки слёз. Больно не было. Эти ощущения можно сравнить с эффектом от каплей, которые щиплют глаза, или разрезанием лука. Здесь мне действительно была нужна поддержка – самостоятельно закапывать антибиотики из-за светобоязни я бы не смогла, и мне помогала свекровь, которая просидела со мной до прихода мужа.

 

К вечеру, часам к семи-восьми, я, наконец, смогла снять солнцезащитные очки и зажечь свет. Следующие полчасая только и твердила, какие у нас чёткие шкафчики на кухне, какие чёткие огоньки за окном, какая чёткая картинка в телевизоре (успела подсмотреть). Я и не представляла, что окружавшие меня предметы имеют настолько красивые, симметричные грани. Даже цвета стали восприниматься иначе – насыщеннее, ярче, сочнее, хотя, конечно, на цветовое восприятие операция не влияла. Весь следующий месяц я, как и многие счастливчики вроде меня, разглядывала листочки на деревьях, с удивлением понимая, что крона – не монотонная и безликая, а состоящая из многих-многих маленьких деталей (очки никогда не давали мне такой резкости). Читала вывески, номера машин, считала кирпичики на зданиях, ценники в магазинах. Импрессионистичный мир внезапно превратился в реалистично-романтический.

 

Меня осматривали на следующий день, через неделю, через месяц и, в последний раз, спустя три месяца после коррекции. Зрение вернулось полностью. Сейчас прошло почти четыре месяца с того момента, когда я окончательно сняла очки, но до сих пор, рефлекторно я иногда ещё пытаюсь поправить их на носу или нащупать с утра за подушкой. Но это мелочи. Главное, что глазное рабство, длившееся 14 лет, подошло к концу.

 

Что ж, подведём краткий итог. Операция по коррекции зрения методом LASIK действительно не приносит боли. Да, небольшой дискомфорт был, но, знаете ли, мне гораздо легче пережить фиксацию вакуумного кольца и светобоязнь, чем, скажем, визит к стоматологу (вот такой у меня странный организм). Ограничения после коррекции незначительные, самым сложным (психологически) было на неделю отказаться от ноутбука и телевизора. Однако «и это пройдёт». Самое важное – слушать врача как во время операции, так и после. Не нервничать, смотреть на точку, закапывать капли и гели, не срываться в радостное буйство, пытаясь прочитать все вывески на планете, а защищать глаза от чрезмерной нагрузки, чтобы всё пришло в норму, и результат закрепился. Коррекция зрения вылечила мою высокую миопию и астигматизм, вернула краски, лица, открыла многообразие деталей. Теперь милого я могу узнать не только по походке.

 

Делать коррекцию зрения или нет – каждый пусть решает сам. Но я своим выбором довольна. И, пользуясь случаем, ещё раз хочу поблагодарить Михаила Савинкина и персонал клиники «Реал Вижн». Вы своё дело знаете.

 

Клиника «Реал Вижн» находится по адресу: г.Рязань, Татарская улица, д.33. Тел.: +7(4912)96-92-92, +7(4912)96-62-78. Сайт realvision-rzn.ru.. Время работы: пн-пт 8:00-20:00, сб 9:00-16:00

 

Наталья ТАНГАЕВА

 

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB