Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

И это всё о ней…
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

И это всё о ней…

Оцените материал
(2 голосов)
551

В гостях у «Областной Рязанской Газеты» поэт, член Союза писателей России Марина Цветкова


Рязань, 27 марта – Областная Рязанская Газета. 

 

Марина, когда ты написала первое стихотворение?

 

 – Впервые попыталась зарифмовать строчки, когда училась во втором классе. А что-то, уже похожее на стихотворение, написала примерно лет в тринадцать-четырнадцать.

 

Кто первый слушатель твоих стихов? Кто им главный судья?

 

– Первым человеком, которому я показала свои стихи, была моя школьная подруга Лена Степанова – в дальнейшем поэт уникального таланта и трагической судьбы.

Главный судья моим стихам – их читатель.

 

– Был ли в твоей жизни человек, который коренным образом повлиял на твою творческую судьбу?

 

Да, и их было несколько.Это поэты, которые стояли у истоков появившегося в Рязани в 1991 году и работающего по сей день литературного клуба «Автор», конкретно – его первый руководитель Борис Жоров и, несомненно, Николай Васильевич Молотков, возглавлявший в течение одиннадцати лет Рязанское региональное отделение Союза писателей России.

 

– Писателя не бывает без книг. А сколько у тебя книг? И какая из них тебе наиболее дорога?

 

У меня четыре поэтических сборника и две книги прозы. Какая из книг мне особенно дорога, трудно сказать, ведь каждая – это часть моей жизни. Одно скажу наверняка: в некоторых своих книгах теперь я бы что-то изменила, но это невозможно, «поезд» ушёл далеко-далеко. Хотя, может быть, оно и к лучшему, поскольку мой «внутренний редактор», как правило, вообще не успокаивается, а ведь нельзя же редактировать себя до бесконечности. Поэтому, учитывая прежние недоработки, буду стремиться к совершенству в дальнейшем. Это же так здорово – когда есть, к чему стремиться.

 

– Расскажи о поклоннике твоего таланта, физике из Москвы. И как он смог отыскать тебя в половодье Интернета…

 

Наверно, у каждого человека где-то на планете есть духовный двойник, только, к сожалению, встретить его не всем удаётся – Земля очень велика. Мне выпало такое счастье, за что я бесконечно благодарна Судьбе.

 

Владимир Романов – по образованию физик-ядерщик, кандидат технических наук, человек, обладающий редкостным, разносторонним литературным дарованием, занимающийся театральной критикой, действительно, живёт в Москве, и я познакомилась с ним и с его совершенно необыкновенной женой Людмилой благодаря интернету.

 

Более десяти лет я пытаюсь разгадать тайну жизни и смерти одного очень интересного, непростого, с многих точек зрения – отнюдь не положительного героя, отношение к которому в обществе весьма неоднозначно, но с которым я давно ощущаю странную, труднообъяснимую связь. На сайте его Памяти были опубликованы мои стихи, рассказ и фрагмент из передачи телеканала НТВ.

 

Именно так три года назад меня и нашли Владимир и Людмила Романовы в бескрайнем «океане» интернета. С тех пор мы не расстаёмся и, надеюсь, никогда не расстанемся. Разумеется, наше общение давно перестало быть только виртуальным. Слава Богу, от Рязани до Москвы всего двести километров.

 

Абсолютное совпадение интересов, взглядов на главные жизненные вопросы, глубокое духовное родство – поистине поразительно. Во многом мы с моим мужем Игорем являемся «зеркальным отражением» наших друзей Люды и Володи.

 

Что же касается конкретно Владимира Романова и меня, то это особая тема – у нас единое мироощущение, единый накал эмоций, единый ритм сердца, можно сказать, что это один и тот же человек в разном обличье.

 

– Ты – человек страстный. Понятно, что для поэзии – это благо. А вот для прозы, на мой взгляд, нужно спокойное состояние, рассудительное. Как тебе твоя страстность помогает в написании прозы или мешает? И если мешает, то как ты её усмиряешь?

 

– Я – человек не то, чтобы «страстный», а, точнее сказать, эмоциональный, экспрессивный, с творческим складом ума и неуравновешенным характером. В работе над художественной прозой я глубоко проникаюсь переживаниями своих героев, «проживаю» их ситуации, то, о чём я пишу, неизменно проходит через моё сердце. Эмоции здесь обязательно должны присутствовать, иначе из-под пера выйдет плоская, безвкусная, бездушная «жвачка». Я читала, что Гюстав Флобер, когда писал о физических муках принявшей мышьяк Эммы Бовари, внезапно почувствовал острые рези в животе. Доктор диагностировал у него симптомы отравления мышьяком! А спокойствие и рассудительность необходимы скорее для выведения формулы, доказательства теоремы, для написания научной статьи или соответственно какого-либо другого научного труда. Конечно же, когда уже после работаешь с текстом, занимаешься саморедактированием, нужны ясные, «включённые» мозги, спокойствие и собранность. Но ведь это – уже другая тема.

 

– Все тебя знают, прежде всего, как поэта. А что тебе ближе – поэзия или проза?

 

Поскольку я работаю в обоих жанрах, мне по-своему близки и поэзия, и проза. Другое дело, что стихами я занимаюсь гораздо дольше, чем прозой. К сложившимся прозаикам я себя пока что никоим образом не отношу.

 

-У тебя есть стихотворение, которое мне очень нравится, «И это всё о нём», в котором, повторяя несколько раз эту строчку, ты делаешь акцент на разных словах, вначале на «это», потом «всё» и потом «о нём». Как часто в своих стихах ты пользуешься такой игрой слов, я бы даже сказала игрой интонаций. Но прежде, чем отвечать на вопрос, прочитай, пожалуйста, это стихотворение.

 

– И это всё о нём, 
То добром, то суровом. 
Строфа, строка и слово – 
И это всё – о нём. 

«И это всё – о нём?» – 
Подруги усмехнутся. 
«Ну надо ж так свихнуться! 
И это всё – о нём!» 

Дышащие огнём, 
Взволнованные строчки. 
Когда ж поставлю точку: 
И это – всё о нём?

 

-Точно не помню, использовался ли мной где-то ещё акцентологический приём, возможно, что и нет. Экспериментов в моих стихах не так уж много. Люблю антитезу, рефрен, утверждение через отрицание, особенно люблю оксюморон («Мой бесконечно милый враг, мой беспощадный друг», «Живи без боли, Ангел мой порочный, мой нежный отрицательный герой», «То до отчаянья люблю, то восхищённо ненавижу» – и так далее.) Таков мой стиль.

 

– Кто твои любимые поэты?

 

Из классиковАлександр Сергеевич Пушкин, Михаил Юрьевич Лермонтов, Александр Блок, Сергей Есенин, Игорь Северянин, ранний Владимир Маяковский, из современных люблю творчество Александра Кушнера, Геннадия Шпаликова, Петра Вегина, Игоря Чернухина, Елены Исаевой, Екатерины Горбовской.

 

– На твой взгляд, зависит ли поэтическое творчество, его наполнение от места проживания поэта? Столица это или деревня?

 

– Считаю, что само поэтическое творчество от места проживания поэта (столица или деревня) зависеть не может. Другое дело, поэт может в какой-то степени зависеть от своего географического положения, когда захочет издать книгу стихов либо как-то ещё заявить о себе. Для этого, наверно, предпочтительнее столица. Из затерянной среди лесов деревни пробиться к читателю весьма затруднительно. Хотя, если в деревне есть интернет...

 

– При твоей любви к театру, ты мечтала об актёрской профессии?

 

 Нет, не мечтала, поскольку имею очень чёткое представление о своих актёрских способностях, точнее – об их отсутствии. Любовь к Театру и мечта об актёрской профессии – далеко не всегда одно и то же. Естественно, у меня есть стихи о театре. Например, стихотворение, посвящённое замечательному актёру нашего Драмтеатра Сергею Леонтьеву:


Как душу дьяволу продать -
Ему поверить беспредельно.
И невозможно разгадать,
Кто он такой на самом деле.

То на себя едва похож,
То узнаваем в каждой фразе,
То вызывающе хорош,
То гениально безобразен.

И наяву я будто сплю:
Обмана тонкого не вижу.
То до отчаянья люблю,
То восхищённо ненавижу.

Но только всё, что он сказал,
По жизни - линией сквозною.

...Он отрешённо смотрит в зал,
Где пропасть между ним и мною.

 

– Как ты считаешь, время меняет людей?

 

– Думаю, что людей меняет не время, а накопленный жизненный опыт и условия, в которых они живут в тот или иной период. Кто-то меняется до неузнаваемости, кто-то остаётся таким же. И то, и другое может быть и хорошо, и плохо в зависимости от того, о каких чертах характера и личностных качествах идёт речь. А непосредственно время меняет нас только внешне – сначала растём, потом взрослеем, затем начинаем стареть – это закон жизни.

 

– Чем для тебя являются стихи: смыслом жизни, хобби или чем-то ещё?

 

– Для меня стихи – образ жизни.

 

– Ты – счастливый человек?

 

– Если мои близкие люди здоровы и рядом со мной, я могу сказать, что я – счастливый человек.

 

Лариса КОМРАКОВА

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB