Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Закон и Совесть судьи Батманова
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Закон и Совесть судьи Батманова

Оцените материал
(1 Голосовать)
1091

Почему прокурор И. Исаев отказался от обвинения, а судья постановил прекратить дело


 

Рязань, 04 мая – Областная Рязанская Газета. «Вы не представляете, в Железнодорожном суде оправдали человека. Оправдали за разбой! И такое бывает…» После эмоциональных реплик нашего читателя, согласитесь, нельзя было оставить без внимания историю, послужившую поводом для размышлений о наличии таких категорий у представителей современной судебной и правоохранительной системы, как профессионализм и совесть. Исследовать, особенно в публичном пространстве, данную тему непросто.

 

Попробуйте заговорить о существовании того и другого у современных обладателей мантий и погон определённого цвета – в лучшем случае, вам предложат «идти лесом». Однако мы рискнём. Рискнём ещё и потому, что уверены: даже исключения из правил могут вселять надежду. В том числе, и призрачную надежду на то, что люди, надевшие мантии и погоны определённого цвета, но забывшие о профессионализме и потерявшие совесть, хотя бы задумаются, что существует и то, и другое.

 

Разбой

 

Поздней ночью, в 22 часа 55 минут, 2 февраля 2016 года на остановке ТРЦ «Премьер» (по направлению движения в сторону Москвы) неизвестный угрожал осколком горловины стеклянной бутылки и высказывал угрозу применения опасного для жизни и здоровья насилия, открыто похитил у гражданки Е. дамскую сумку. В сумке – 7 тысяч рублей, зарядка и гарнитура от телефона, паспорт, карта СБ РФ, мелочи. Очевидцем преступления была гражданка Ш. Вызвали полицию. Приехала группа, началась работа. И через 15-20 минут в лесопарке, в ста метрах от остановки, у костра был задержан гражданин Бородов (фамилия изменена). Потерпевшая указала на него как на лицо нападавшее. В 30-ти метрах от остановки нашли осколок горла бутылки со следами ладони Бородова (согласно экспертизе). Свидетель Ш. также опознала Бородова.

 

Бородов вину признал. На следующий день была проведена проверка его показаний на месте совершения преступления. Затем он указал и на место возле костра, где был задержан.

 

Теперь, читатель, внимание!

 

«При этом возле костра были обнаружены паспорт потерпевшей Е., находившийся в похищенной у неё сумке, гарнитура от сотового телефона, аналогичная той, что также находилась в сумке; а непосредственно поверх кострища находились три денежные купюры: две по 500 рублей и одна номиналом в 1000 рублей. Из показаний потерпевшей было известно, что в похищенной сумке находилось 7 000 рублей, в связи с чем усматривались достаточные основания полагать, что обнаруженные купюры были из числа похищенных. Обнаруженная гарнитура от телефона впоследствии также была опознана Е. как похищенная. 4 февраля 2016 г., при допросе по предъявленному обвинению, Бородов вину в преступлении также признал, ещё раз дал показания об обстоятельствах совершения этого преступления».

 

Итак, вот коротко суть поступившего в Железнодорожный суд г. Рязани уголовного дела № 1-2/ 2017 в отношении гражданина Бородова, обвиняемого по ч.2 ст.162 УК РФ в совершении разбоя, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия. По этой статье можно «заехать» на срок до 10 лет со штрафом до 1 миллиона рублей.

 

Итак, казалось бы, доказательств – выше крыши. Злодей сознался. Свидетель и потерпевшая его опознали. На орудии угроз – отпечатки. Часть денег валяется у места задержания. Всё как по нотам. Что делать судье? Кто-то скажет, – «да, и париться тут нечего… Тем более, что злодей – элемент, скажем так, асоциальный, попросту говоря, бомж, да ещё и со справкой из «психушки». Так что, раз уж этот психбольной бомж по ночам людей грабит, надо его, разумеется, от общества изолировать, а доблестных полицейских и следователей, разумеется, наградить за оперативное реагирование и раскрытие разбоя».

 

Судебное следствие

 

Всё бы так. Однако… рассматривал данное дело судья Александр Батманов. Для не сильно посвящённых считаем важным пояснить, что в ходе судебного разбирательства существует, как важнейшая его часть, особая процедура, именуемая – судебное следствие. Судебное следствие не является повторением предварительного расследования, поскольку представляет собой самостоятельное исследование судом доказательств в условиях гласности, непосредственности и устности, а также с соблюдением других общих условий судебного разбирательства. На одних материалах предварительного расследования, не получивших подтверждения в суде, не может быть постановлен обвинительный приговор.

 

Дополним также, что, на наш взгляд, судебное следствие – это ещё и искусство. Для того чтобы его провести, необходим не только высокий профессионализм, но ещё и опыт – как профессиональный, так и жизненный. А также соблюдение моральных принципов, проще говоря, наличия у судьи совести.

 

В противном случае, яснее ясного: может возникнуть ситуация, когда за решёткой окажется невиновный, а преступник – на свободе, а значит, почувствовав безнаказанность, испытает искушение продолжить свой нечестный путь.

 

Мы не знаем точно, какие факты из представленных в данном, казалось бы, безукоризненно «сшитом» деле, вызвали у Александра Батманова подозрения. Но постепенно, шаг за шагом, ситуация начала меняться с точностью до наоборот. Возможно, сказался опыт работы следователем и первым, что бросилось в глаза, стали чудом не сгоревшие денежные купюры, обнаруженные на костре.

 

«Данные денежные купюры могли быть оставлены Бородовым поверх кострища и не сгореть только в том случае, если бы костёр погас или был потушен уже к моменту его задержания», – читаем мы в постановлении Железнодорожного суда от 3.02.2017 г.

 

И далее, «однако, как показали в суде допрошенные в качестве свидетелей сотрудники полиции, выезжавшие на место преступления, – после задержания Бородова костёр продолжал гореть».

 

Сомнения подтвердил в своём допросе и эксперт-криминалист, заявивший, что ничего из похищенного, в том числе и возле костра, не нашёл; а костёр на момент осмотра продолжал гореть.

 

Итак, деньги, гарнитура и даже паспорт, обнаруженные якобы на костре, «почему-то» не сгорели на том же горящем костре? В дальнейшем стало очевидно, что все доказательства вины Бородова таковыми вовсе не являются, а, напротив, «имели признаки фальсификации материалов уголовного дела».

 

Как говорится, пошло-поехало. Прежде всего, выяснилось, что гражданка-потерпевшая Е. после проведения всех необходимых мероприятий в отделе полиции №3 УМВД РФ по г. Рязани в ту ночь домой решила не ехать, а «ночевать решила остаться у своего знакомого Б., проживающего недалеко от отдела, о чём сообщила по телефону своей матери».

 

А теперь ещё раз внимание, читатель! Утром следующего дня мать по телефону сообщила потерпевшей, что в 3 часа ночи неизвестный парень в тёмной одежде принёс ей паспорт (находившийся в похищенной сумке) по месту её жительства… Далее потерпевшая сразу же сообщает об этом факте по телефону сотрудникам полиции, которые попросили её съездить домой, взять паспорт и привезти его в отдел, что она и сделала.

 

«Материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что сотрудники полиции не стали каким-либо образом фиксировать полученную от Е. информацию о том, что неизвестное лицо уже после задержания Бородова принесло её паспорт по месту жительства, а через несколько часов после того, как она отдала паспорт сотрудникам полиции, паспорт был обнаружен возле костра, у которого Бородов был задержан, что указывает на явную фальсификацию сотрудниками полиции доказательств виновности Бородова.

 

Итак, стало ясно, что паспорт, две тысячи рублей (надо же, потратились!) и гарнитуру на место задержания Бородова просто подбросили. Затем выясняется, что и протоколы сначала составлялись одни, а затем уничтожались и составлялись другие.

 

К примеру, как следует из протокола осмотра места происшествия, дознаватель Б. провела его без понятых. Однако, засомневавшись в этом факте, суд опросил в судебном заседании пятерых из восьми охранников ТРЦ «Премьер», которые несли службу в ночь на 03.02.2016 г. Один из охранников показал суду, что в ту ночь к нему сотрудники полиции подходили, от них ему стало известно, что, напротив, у торгового центра кого-то ограбили, и по их просьбе он, не читая, подписал некий документ в качестве понятого».

 

Однако в материалах дела такого документа нет, что даёт достаточное основание полагать, что… «после того, как потерпевшая Е. передала сотрудникамполиции свой паспорт, первоначально составленный протокол осмотра места происшествия был уничтожен и вместо него составлен другой, имеющийся в уголовном деле, чтобы получить возможность объяснить таким образом, почему паспорт, деньги и гарнитура не были обнаружены при первоначальном осмотре места происшествия».

 

С деньгами и паспортом всё прояснилось. Прояснилось и с гарнитурой. Кроме того, что гарнитура телефона в большинстве своём вообще не имеет достаточно выраженных индивидуально определённых признаков, которые позволили бы её идентифицировать, главным и определяющим явился тот факт, что «согласно показаниям потерпевшей в суде, уже в тот момент, когда она передавала сотрудникам полиции свой паспорт, они показали ей гарнитуру от сотового телефона, и она её опознала. Причём это происходило в тот момент, когда каких-либо предметов из числа похищенных обнаружено не было».

 

Что касается, казалось бы, «железобетонного» доказательства отпечатка ладони Бородова на горлышке бутылки, то и здесь суд был категоричен. Оказывается, что «дознавателем Б. при обнаружении и изъятии данного предмета необходимые процессуальные гарантии, исключающие возможность последующего внепроцессуального воздействия на него, обеспечены не были, в связи с чем суд исключил данное доказательство как недопустимое».

 

Опознание

 

Далее шло «опознание» злодея свидетелем Ш. Это ни больше, ни меньше как классическое разводилово! В суде свидетель заявила, что на момент предъявления ей Бородова для опознания она не помнила лица человека, однако в общих чертах помнит одежду, в которую он был одет, но опознать его не может». Однако сотрудники полиции уговорили её всё-таки принять участие в данном следственном действии и «опознать» Бородова, фото которого показали ей на экране мобильного телефона (!). В обосновании необходимости такого «опознания» сотрудники полиции привели ей следующие аргументы. Потерпевшая указала на Бородова, сам он вину признаёт, у него были изъяты похищенные вещи. И поскольку она была очевидцем преступления, чтобы не возникало никаких разногласий, ей также стоит указать на Бородова как на лицо, совершившее преступление».

 

Что же касается одежды Бородова, то выяснилось, что свидетель помнит, что преступник был одет как обычный человек. «Осмотрев в судебном заседании фотографии Бородова в той одежде, в которой он находился на момент задержания, свидетель Ш. категорически заявила, что это не тот человек, что совершил преступление. По одежде Бородова очевидно, что это БОМЖ. Человек, напавший на потерпевшую, не был похож на БОМЖа. На нём была одежда обычного человека».

 

Потерпевшая

 

Интересна позиция потерпевшей Е. Впоследствии в судебном заседании она стала отказываться от ранее дважды данных показаний о том, что в ночь на 03.02.2016 г. неизвестным лицом был принесён её паспорт по месту жительства. Говорит, раньше всё перепутала. Как-то нехорошо, мягко скажем, так путать. Разве можно так путать, что невинный человек может «загреметь», а виновный ещё кого-то решит ограбить?

 

Суд также посчитал, что перепутать подобные обстоятельства невозможно. Кроме того, ранее данные гражданкой Е. правдивые показания объективно подтверждаются полученными в ходе судебного следствия сведениями о телефонных соединениях. Там отражено и то, что с трёх часов ночи мать стала посылать ей СМС-сообщения и то, что с телефона своего знакомого, у которого ночевала гражданка Е., звонила оперуполномоченному уголовного розыска ОП № 3. После этих переговоров гражданка Е. съездила домой, а затем в 13 часов 56 минут прибыла в ОП № 3, позвонив при этом снова сотруднику уголовного розыска.

 

Что же касается заявлений о том, что потерпевшая Е. указала на Бородова как на преступника, то и эти заявления суд расценил как добросовестное заблуждение. Среди оснований для такого вывода следующие: «Время, в течение которого потерпевшая имела возможность наблюдать нападавшего, было крайне мало. Ситуация для неё была психотравмирующая. На голове нападавшего была спортивная шапочка, опущенная до бровей, а нижнюю часть лица закрывал шарф, то есть возможности для идентификации внешнего облика преступника были крайне ограничены. Ни головного убора, ни шарфа, которые потерпевшая и свидетель Ш. видели на преступнике, не изъяты и в качестве вещ. доков к материалам дела приобщены не были. Когда всего лишь через 15-20 минут после нападения сотрудники полиции вывели из лесопосадки, в которую убежал преступник, Бородова, потерпевшая могла указать на него, исходя из предположения, что никого другого зимой, около полуночи в лесопосадке быть не может. Кроме того, в этот момент, по оценке свидетелей, потерпевшая Е. всё ещё продолжала находиться в состоянии испуга и повышенного нервно-эмоционального возбуждения».

 

«Злодей»

 

Злодей, который, как выяснилось, вовсе не злодей… А как же он во всём признался и всё подтвердил? Правомерный вопрос. Наш «злодей», в общем-то, глубоко несчастный и, что самое главное, больной человек. Согласно заключению, проведённому в его отношении в Федеральном центре психиатрии и наркологии им. Сербского, он признан лицом, «обладающим тяжёлым психическим расстройством, которое лишало и лишает его возможности… правильно понимать характер и значение уголовного судопроизводства, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания».

 

Несчастный, брошенный всеми БОМЖ, попросту грелся у костра в ту роковую для него ночь. Откуда-то принесло непонятных ему людей, которым он признался «почему-то» в том, чего не совершал. Возможно, отчасти он всё-таки хотел, чтобы его принудительно лечили и хоть как-то кормили там, где лечат. Да разве разберёшь в его больной голове, почему он признался? Теперь-то его всё равно, наверное, лечат и хоть как-то кормят. Да и дело собственно уже и не только в нём.

 

Фальсификаторы

 

Совершенно здоровые и, видимо, достаточно сытые полицейские, не пожалевшие даже двух тысяч рублей в качестве фальшивых вещ. доков, как они теперь служат? Ради очередной жирной «палки» – увеличения показателей раскрываемости – они решили плюнуть на поимку реального преступника, оставив его безнаказанным, тем самым предоставив ему возможность для следующих грабежей. Они вместо него «закрыли» бомжа и пытались на него всё списать – свои беспомощность, бездействие и не только. Они без устали тратили энергию на создание фальсификаций вместо того, чтобы направить её в нужное русло.

 

Мы, в общем-то, не «жаждем крови». Но хотелось бы узнать, как им теперь служится и служится ли? Не снится ли ни в чём не повинный БОМЖ, греющийся ночью у костра в лесной посадке? Зачем вообще пошли в полицию? Или система перемолола? Не смогли устоять? Действовали под давлением? Под давлением чьим? Той же системы?

 

Однако государственный обвинитель «давлению системы» не поддался, а следующую цитату из Постановления Железнодорожного суда от 03 февраля 2017 г., мы полагаем, можно было бы золотыми буквами вписать в любой учебник, а равно и другой манускрипт для сотрудников полиции, прокуратуры, судей:

 

«Следуя присяге прокурора свято соблюдать Конституцию РФ, законы РФ,не допуская малейшего от них отступления, непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, активно защищать интересы личности, общества, государства…».

 

Далее, мы полагаем, должна следовать ссылка на постановления судьи Александра Батманова от 3 февраля 2017 г. с рассказом о том, как высокий профессионал и честный судья доказал своим искусством ведения дела возможность противостоять защитникам и апологетам системы беззакония. Доказал, что в России есть судьи, способные выносить решения по Закону и по Совести. Доказал, что для истинного обладателя судейской мантии – Закон и Совесть – есть Альфа и Омега.

 

 

 

 

 

P.S. Так оправдали БОМЖа Бородова.

 

Николай КИРИЛЛОВ

Фото Алексея Матвейчика.

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB