Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Внутренняя борьба
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Внутренняя борьба

Оцените материал
(2 голосов)
337

О том, как уживаются микроэлектроника и экспрессионизм


Рязань, 03 июля – Областная Рязанская Газета.  Материал из №25 (183) от 29.06.2017г. 

 

Работы этого художника уже несколько лет вызывают неоднозначное мнение у рязанских любителей живописи, преимущественно среди молодёжи. Это и немудрено, ведь зачастую он демонстрировал собственные произведения, отличающиеся оригинальной манерой исполнения, на весьма специфических вернисажах. К примеру, на регулярных выставках неформальных художников, проходивших в магазине «Жесть». В то же время одно из его полотен сейчас можно увидеть на групповой экспозиции «Лицом к лицу», продолжающейся в Музее истории молодёжного движения. Более того, персональная выставка Валентина Шункова, а именно об этом художнике идёт речь, открылась недавно в галерее-бутике «Люди» (Первомайский проспект, д. 56, офис 224).

 

Справка

 

Валентин Шунков родился в городе Душанбе. По образованию инженер-физик, окончил Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ (Московский инженерно-физический институт), факультет автоматики и электроники, кафедра микроэлектроники. Сейчас работает в Научно-исследовательском институте системных исследований Российской академии наук младшим научным сотрудником. Участник многих художественных выставок.

 

– Видимо, тебя часто об этом спрашивают, но я тоже задам данный вопрос. Как инженер-физик пришёл к живописи?

 

– Да, по образованию я являюсь инженером-физиком. Окончил кафедру микро– и наноэлектроники МИФИ. Но рисовать любил всегда. У меня в семье все инженеры-физики. Папа, мама и брат. Родители в Рязанском радиоинституте обучались. Правда, дома всегда было много книжек и альбомов из разных художественных музеев, а также советских открыток с шедеврами мировой культуры. В своё время мне это понравилось, но в школе я ещё очень любил математику. И рисовал потихоньку сначала акварелью, потом перепробовал всё, что можно. В конце концов, когда мне было лет пятнадцать, подарили маленький набор масляных красок. Попробовал писать ими и понял, что это моё.

 

На следующий год уже было пора поступать в институт. Задумался, в какой. Пойти по стопам родителей или, например, подать документы в Московский архитектурный институт. Мой старший брат подыскал различные варианты того и другого. В итоге, я пришёл к выводу, что художником всё равно стану, если захочу. А если в дальнейшем пожелаю стать математиком или физиком, то это будет весьма проблематичным. Поэтому пошёл учиться на физика. В институте для рисования практически не хватало времени. Понемногу, по паре картин в месяц писал. А уже после института, когда по специальности начал работать с 3-го курса, каждый вечер пишу. Примерно две картины за три дня. И такой процесс продолжается лет шесть или семь почти каждый вечер.

 

 

– Насколько я понял, за время своего творчества ты перепробовал несколько жанров?

 

– Я бы не сказал, что жанров. Просто постепенно моё отношение к живописи и техника развиваются. Меня довольно часто спрашивают, и я рассказываю, что ещё в школе увлёкся живописью импрессионистов. Самому была интересна история развития живописи. Я её потихоньку изучал, и как она по времени осваивания двигалась, пытался соответствовать ей. После импрессионистов настала пора постимпрессионистов, где-то абстракция, дадаизм. Затем взялся за экспрессионизм. Собственно, сейчас дошёл до второй половины 20-го века. Это послевоенные годы, 60-70-е годы, когда центр искусства переместился в Америку. В тот момент закончился американский абстрактный экспрессионизм, появилась группа художников, которые параллельно с поп-артом, решили вернуться от абстрактной живописи к фигуративности. Получилась забавная смесь, как у меня. С одной стороны – нет никаких проработанных деталей, с другой – это не абстракция. Но и реализмом назвать тоже нельзя. Довольно большие плоскости, яркие цвета и отсутствие деталей. Именно фигуративная живопись области залива Сан-Франциско сейчас мне и ближе всего.

 

 

– В чём заключается твоя работоспособность, когда пишешь по нескольку картин за два-три дня?

 

– Я давно по-другому не могу, потому что для меня это способ сублимации. Всего, что накопилось за день, всех эмоций, то есть живопись у меня осталась полностью экспрессионистская. Если я не выплесну это на холст, чтобы от всего избавиться и забыть, если не пишешь три-четыре дня, то буквально начинается тремор рук. Поэтому без этого я уже никак не могу.

 

 

– Давай поговорим непосредственно о проходящей выставке.

 

– На экспозиции представлено 34 работы, выполненные за последние два года. К тому же это первая выставка, на которую я решил отобрать картины самостоятельно. До данного момента мне не хотелось заниматься самому, поскольку было лень. Потом из своих работ сложно выбирать. Тем более, учитывая то, что они, как я говорил, экспрессионистские. Являются выплеском чувств, они все мне близки, хоть и по-разному. Первый раз решил выбрать сам и предпочёл последний период, наиболее близкий мне теперь.

 

 

– Выставка именуется «Без названия», так же, как и многие представленные произведения.

 

– Так как я всё придумываю на ходу, никогда не делаю наброски, то в большинстве случаев не знаю заранее, что выйдет. Зачастую беру свою любимую лазурную краску, делаю мазок, после этого что-то рождается. Пока я работаю над картиной, о названиях не думаю. В первую очередь, думаю о композиции, потому что с неё всё начинается, потом о сюжете. Всё на эмоциях появляется. Я пишу картины быстро, за один раз, чтобы выплеснуть эмоции. Поэтому если холст не закончен, я на другой день больше его не трогаю, потому что появляются другие мысли, эмоции и настроение. И картину придётся переписывать целиком. Просто о названиях не задумываюсь, обычно их просто нет. Проходит какое-то время, и вместе с ним придумывать наименования тяжело. Есть, конечно, картины с названиями, когда несколько дней ходишь, и раз, как выстрел в голову. Представляешь, как она должна выглядеть, что обозначать, тогда может родиться и название. А так многие работы безымянные.

 

 

– Я смотрю, часть картин довольно хулиганиста по своей теме.

 

– В принципе, да. Раньше, кстати, подобного не было. Это появилось в моём творчестве в последнее время. Я всегда был очень замкнутым человеком, абсолютным интровертом, даже где-то социофобом, боялся общества. И с давних пор постепенно стараюсь учиться тому, чтобы нормально взаимодействовать с миром. Поэтому периодически читаю лекции по той же истории искусств, по своей основной специальности – микроэлектронике. Теперь каждый раз приезжая на разные выставки, стараюсь больше общаться с людьми. Чтобы найти общие темы, чтобы на что-то спровоцировать их. Делаю, для того чтобы социализироваться и перестать бояться общества. Понемногу сам меняюсь, и эти хулиганистые темы мне становятся близкими.

 

 

– Одно из представленных здесь полотен очень похоже на твою картину, показанную на выставке «Лицом к лицу».

 

– Они похожи и по сюжету, и по смыслу, и по эмоциям. Называется «Когда падёт печать». Фактически те же самые цвета, тот же самый театральный жест. Если там изображены то ли оплакивание жертвы, то ли всепоглощающий крик убийцы, то на этом холсте можно увидеть тревожное ожидание или отчаяние безысходности, сопровождаемое всплеском руками. Тёмная картина, но, как и на той, достаточно светлый фон со светящейся землёй. Некое противопоставление личности окружающему миру. В некотором роде моя внутренняя борьба.

 

Выставка продлится до 13 июля. График работы: ежедневно, кроме субботы и воскресенья, с 11:00 до 19:00.

 

Георгий ТИТОВ. Фото автора

 

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB