Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Виновен ли генерал Туровский?!
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Виновен ли генерал Туровский?! Избранное

Оцените материал
(1 Голосовать)
771

Дело бывшего начальника Рязанского УФСКН Игоря Туровского может быть пересмотрено


 

Рязань, 24 июля – Областная Рязанская Газета. Материал из №28 (186) от 20.07.2017г. 

 

«В то время, когда виновные находятся на свободе, а невиновные привлекаются к ответственности, разрушается государственный строй», сказал кто-то из великих мыслителей, кажется, Карл Маркс.

 

«У меня просто волосы, оставшиеся на голове, дыбом встают», эту, ставшую впоследствии крылатой фразу точно произнёс Владимир Путин. Глава ведомства, анализируя некоторые примеры судебной практики, во время встречи с президентским Советом по развитию гражданского общества в декабре 2016 года.

 

На наш взгляд, оба эти заключения, бесспорно, родившиеся не на пустом месте, можно смело отнести к событиям, о которых пойдёт речь.

 

В сентябре 2013 г. в Рязанской области завершился громкий процесс в отношении бывшего начальника регионального УФСКН Игоря Туровского. Суд «признал его виновным по ч.6 ст.290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере) и назначил наказание в виде восьми с половиной лет лишения свободы со штрафом в размере 420 млн рублей в доход государства.

 

Наше издание внимательно следило за развитием ситуации ещё накануне вынесения приговора. Подробно анализировало ход судебного разбирательства, прежде всего, обращая внимание на те негативные процессы и явления в обществе, которые обнажались и отчётливо были видны.

 

Сегодня появилось сразу несколько поводов, чтобы не просто вернуться к разбору громкого дела генерала, но и открыто заявить о позиции: генерал Игорь Туровский не виновен. Дело должно быть пересмотрено.

 

Мы не будем анализировать сегодня, кто и почему решил приложить массу усилий, чтобы генерал, долгие годы служивший верой и правдой, в одночасье оказался за решёткой. Надеемся, настанет время и для открытого разговора об этом. Речь о другом: возможность пересмотра дела и вынесения законного решения появилась вследствие развития самой судебной системы государства.

 

Большую роль в совершенствовании системы судопроизводства в современной России, бесспорно, продолжают играть постановления Президиумов Верховного Суда России. Но самую значимую – постановления Конституционного Суда государства. Эти документы выходят в свет на основе глубокого анализа правоприменительной практики.

 

Лучшие и наиболее опытные учёные мужи отечественной юриспруденции официально заявляют действующим представителям судейского сообщества: «Смотрите внимательно, учитывайте то, что мы пишем при вынесении вердиктов. Если вы нас не услышите, мы такие решения отменим».

 

20 июля 2016 г. Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 17-П, которое имеет самое прямое отношение к скандальному процессу Игоря Туровского, а возможно, что и возник этот документ с учётом обстоятельств дела.

 

Постараемся в доступной форме изложить суть постановления, заключающуюся в том, что в уголовном процессе в отношении одного и того же лица не допускается признание двух процессуальных статусов. Это означает, что один и тот же человек не может быть одновременно потерпевшим и свидетелем, подозреваемым и свидетелем, обвиняемым и потерпевшим.

 

Очень важным для дела Игоря Туровского стал тот факт, что Конституционный суд дал разъяснение, что лицо, заключившее со следствием соглашение о сотрудничестве, при том, что дело выделено в отдельное производство, не может быть допрошено в ходе судебного следствия в качестве свидетеля с предупреждением об уголовной ответственности по ст. 306-308 УК РФ (отказ от дачи показаний, дача заведомо ложных показаний, ложный донос).

 

Постараемся разъяснить для широкого круга читателей данное положение. Всё просто: если «жулика» поймали и говорят: будешь сотрудничать, всё расскажешь (или скажешь, что нам надо?) – получишь индульгенцию. Такой человек не может давать показания как обычный свидетель. Такой человек уже заключил сделку: я рассказываю или говорю то, что надо, а вы меня отпускаете. Человек находится в ситуации, когда он должен давать показания из-за мотива получить индульгенцию, избежать собственной ответственности. Всё остальное уже вторично. Кроме того, в такой ситуации у этого человека очень велико искушение в этих показаниях говорить то, что выгодно тем, от кого зависит его освобождение. Сделка может выглядеть и так: будешь говорить то, что нам надо – освободим. Так или иначе, у человека, заключившего сделку, присутствует, прежде всего, свой, корыстный умысел, в силу которого он вряд ли может быть объективен. Вот именно поэтому он и не может являться свидетелем, не может быть предупреждён об уголовной ответственности. У такого человека иной статус и предупреждать его можно только о том, что если он будет врать в своих показаниях, то тогда сделка аннулируется. Никакого «особого порядка», то есть – никакой индульгенции.

 

Но даже если выполнены эти условия, то так или иначе, судья должен по-особому оценивать показания так называемого «свидетеля». Цена, так сказать, весомость и значимость – их нельзя сравнить с соответствующими критериями показаний настоящего свидетеля.

 

Настоящий свидетель, прежде чем что сказать, понимает и он предупреждён: если соврёт – может схлопотать уголовку.

 

Человек, заключивший сделку, понимает: будет давать показания или говорить то, что надо – уйдёт от ответственности. Дамоклов меч висит.

 

Дело генерала Туровского – классический пример вышеописанных обстоятельств. Дело доказано стороной обвинения только благодаря показаниям лиц, начиная с главного «свидетеля» и заканчивая остальными, над которыми этот самый Дамоклов меч висел постоянно. Все заключили сделку.

 

Кроме того, даже сам предмет взятки, деньги (и их след) и тот судом не обнаружен. Нет подтверждённой информации, когда и как передавались деньги.

 

Как могло получиться, что взяточник к дому генерала приехал, чтобы передать деньги, за считанные минуты забыв про избыточный вес и гипертонию, взлетел на 12 этаж, где находится квартира ИгоряТуровского, вручил 6 миллионов рублей и довольный вернулся в своё авто. Ехать-то этот главный «свидетель» к Туровскому ехал, только вот как-то получилось так, что генерал в тот момент, когда якобы должен был забирать взятку, согласно данным биллинга, в действительности находился на расстоянии как минимум 7-10 км от собственной квартиры по дороге к матери. Это, мы полагаем, не что иное, как алиби. И это алиби не было опровергнуто следствием. Согласно постановлению Президиума Верховного Суда 1965 года не опровергнутое алиби влечёт освобождение от признания вины.

 

Таким образом, главные позиции нашей версии в следующем:

1.   Все лица, давшие показания на Игоря Туровского, ранее заключавшие сделки – это не свидетели. Их показания не могут быть соответственно расценены. Вина была доказана лицами, заинтересованными её доказать.

2.   Предмета взятки нет. И алиби генерала не опровергнуто.

3.   Игорь Туровский для получения взятки ничего не предпринимал, то есть Игорь Туровский должен был как-то действовать, чтобы освободить из СИЗО сидевшего там бизнесмена, подозреваемого в наркоторговле. За это якобы и деньги давались. Только начальник УФСКН ничего не делает. Следователь, который вёл дело по возможному наркодилеру, в суде чётко дал показания. Игорь Туровский никаких указаний не давал. Кроме того, имеется ещё целая масса фактов, доказывающих реальное право на наше мнение о невиновности генерала и необходимости пересмотра дела.

 

 

В обоснование вышесказанного напомним коротко суть обвинения и приведём некоторые примеры.

 

По версии обвинения, Игорь Туровский должен был за деньги освободить из СИЗО «заехавшего» туда бизнесмена Ращупкина, подозреваемого в наркоторговле. Килограмм кокаина нашли у него в квартире. Образовались «решалы», предложившие освобождение Ращупкину. Спросили 16 млн рублей. В итоге, деньги от Ращупкина получили эти самые «решалы». Девять миллионов «попилили» между собой. Что даже доказано. Шесть миллионов якобы передали Туровскому. Только денег никто не нашёл, опять же. Возможно, их тоже себе забрали. Деньги особо никто не ищет – цель другая – главное генерала посадить.

 

В итоге, все, включая Ращупкина, на свободе, а генерал получил восемь с половиной строгого режима. Все «решалы» впоследствии работают со следствием. Над ними Дамоклов меч, как мы уже разъясняли. Над главным свидетелем обвинения, можно сказать, целая гильотина висит. Он на тот момент ещё и под условной ходит. Вот такая сделка.

 

Теперь несколько примеров в обоснование:

 

Во-первых, из материалов дела совершенно очевидно, что сторона обвинения провела целую чехарду при избрании процессуальных статусов. Суд даже не удосужился вопросом выяснения процессуального статуса допрашиваемых в суде лиц, представленных стороной обвинения, как «свидетелей по уголовному делу».

 

Н.Н. Рожнов, А.В. Булгак, Н.И. Гераев – они же посредники («решалы»), они же «свидетели», – имели в деле «двойной» статус: и свидетеля, и подозреваемого, а Ращупкин А.А. и того лучше – потерпевшего и подозреваемого (!). Вот от таких выкрутасов точно волосы могут дыбом встать. Но следствие на такие мелочи внимания не обращает, и в октябре 2014 года, вспомнив о явке с повинной (при возбуждении уголовного дела по ч.4 ст.159 – мошенничество, совершённое организованной группой в особо крупном размере) прекращает уголовное преследование в отношении всех сразу: А. Ращупкина, Н. Рожнова, А. Булгака, Н. Гераева. Фактически соучастникам преступления был незаконно представлен статус свидетелей. Закрыли глаза господа следователи и на то, что обстоятельств, что Н.Гераев и Н.Рожнов ранее привлекались всё по той же 159-й, а у Гераева ещё не истёк испытательный срок по условному наказанию за ту же ч.4 ст.159.

 

Данные обстоятельства как раз и дают возможность, полагаем, всем «свидетелям» корректировать свои показания в угодных для стороны обвинения целях, так как они фактически уже получили от следователя индульгенцию, – освобождение от ответственности по 159-й.

 

Все показания «свидетелей» и «потерпевшего» Ращупкина не соответствуют принципу достоверности, что было доказано в ходе предварительного следствия. Каждое из показаний является взаимоисключающим предыдущего. Таким образом, всё обвинение и было построено на противоречивых и составленных следователем показаниях лиц, над которыми довлела гильотина.

 

Ещё один немаловажный момент, на котором мы заостряем внимание: согласно ст.278 УПК РФ (Допрос свидетелей) судья перед допросом должен выяснить вопрос об отношениях между «свидетелями» и подсудимым. Ни единожды судья не удосужился это сделать, что явствует из протоколов. Что в таком случае можно думать об объективности показаний всё тех же так называемых «свидетелей»?

 

 

«Под занавес» мы приготовили описание одной из самых вопиющих сцен судебного трагифарса по делу генерала Туровского. Сегодня большой процент рядовых читателей, даже не имеющих юридического образования, а просто обладающих определённым уровнем правовой культуры знают, что при проведении различных оперативных мероприятий с использованием спецтехники или при осуществлении «прослушки» телефонных переговоров требуется решение суда, разрешающее следователям проведение данных мероприятий. В деле генерала подобных материалов предостаточно: аудиозаписи телефонных разговоров, записи бесед, добытые от обвешанного спецтехникой «свидетеля». Нет только соответствующего решения суда.

 

Возникают резонные вопросы: почему ни одна судебная инстанция, ни прокуратура не замечает такого грубейшего нарушения закона это во-первых. Во-вторых, совершенно очевидно, что полученные незаконным путём доказательства должны быть исключены из материалов дела. В третьих, если объективно оценить показания так называемых «свидетелей», полученные под угрозой гильотины, убрать из дела доказательства, полученные незаконным путём, вспомнить про алиби генерала и отсутствие предмета взятки – денег, то в громком уголовном деле не останится ничего.

 

Можно было бы продолжать и дальше. Но полагаем, что все подробности будут изложены адвокатами Игоря Туровского в соответствующей жалобе.

 

Для нас же ясно одно: дело может и должно быть пересмотрено. Оснований предостаточно. Данную публикацию мы направляем в ряд инстанций, включая Генеральную Прокуратуру РФ с заявлением о проверке изложенных фактов и принятии мер в соответствии с законами РФ.

 

Особую, мягко скажем, пикантность, а если говорить прямо, то непрекрытый цинизм ситуации, придаёт тот факт, что совсем недавно, 27 апреля 2017 года судья Московского районного суда г. Рязани С.В. Солдатова, руководствуясь законом и совестью, вынесла постановление о прекращении уголовного преследования в отношении господина А. Ращупкина, даже и с правом на реабилитацию.

 

Мы не будем анализировать это решение. Не будем задавать вопросы. Их и так сегодня много звучит в адрес некоторых представителей судебного корпуса.

 

К примеру, в день написания этого материала краснодарский адвокат Сергей Хорин, как сообщает информационный портал «Деловой Петербург», назвал «плевком в лицо всем» свадьбу дочери действующего судьи Краснодарского края Елены Хахановой и представителя Следственного комитета Краснодарского края стоимостью 2 млн долларов. Ведущим на свадьбе был певец Николай Басков. На празднике выступила Вера Брежнева. Молодые исполняли танец под чарующий голос Валерия Меладзе, а гости фотографировались с Иосифом Кобзоном. По словам известного телеведущего Андрея Караулова, одним из подарков влюблённым был новенький Bentley.

 

«Это плевок в лицо всем нам, – пишет адвокат в своём instagramm, – это не свадьба олигархов. Это хамство и наглость людей, которые должны стоять на защите наших интересов. Это свадьба дочери действующего судьи, члена президиума Краснодарского краевого суда, заместителя председателя. Утритесь все. Утритесь, коллеги, которые, ссылаясь на действующее законодательство, пытаются отстоять правду в суде»…

 

Два миллиона долларов за свадьбу, ну какие это деньги?

 

В нашей истории цена вопроса гораздо выше. Это свобода, жизнь, судьба и честное имя человека, служившего государству верой и правдой. Такая цена вопроса требует только истинной правды и справедливости.

 

Николай КИРИЛЛОВ

Фото Алексея Матвейчика.

 

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB