Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Кто поимел статистику?
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Кто поимел статистику?

Оцените материал
(0 голосов)
455

На протяжении многих лет моя работа связана с анализом статистических материалов и потому меня заинтересовало опубликованное в «Российской газете» интервью с экономистом Максимом Буевым под названием «Статистика всегда лукавит?». Надеюсь, что и нашим читателям, на головы которых регулярно обрушивается поток статистически данных, будет интересно узнать ответ на вопрос: «Лукавит ли наша статистика?»


 

Рязань, 6 августа – Областная Рязанская Газета. Материал из №30 (188) от 03.08.2017г. 

 

Нередко, например, многие наши граждане сомневаются в объективности данных статистики по инфляции. Правы ли они?

 

Прежде всего, представлю, Максима Буева. Максим Буев – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге. Является обладателем степени D.Phil по экономике (Оксфорд). Максим Буев согласен с известным афоризмом, приписываемый Марку Твену: «Есть три вида лжи – ложь, наглая ложь и статистика».

 

По мнению Максима Буева, статистика в любом случае – искажённое представление о реальности. Дело в том, что способов искажения много. Поэтому нужно смотреть не только на цифры, но и на то, как они получены, что за ними стоит, и как они трактуются. Есть очень простой пример, связанный с динамикой доходов. Представьте, трудятся девять человек. Первый зарабатывает 100 тысяч рублей, второй -200 тысяч, третий – 300 тысяч… И так до 900 тысяч рублей. Это работающее население. Есть также пенсионеры и молодёжь. Но мы их здесь не принимаем во внимание, а смотрим на медианный доход. Медианный доход – это доход человека, который находится ровно в середине группы трудящихся, ранжированных по заработкам. Медианный доход этих девяти человек составит 500 тысяч рублей. Стало быть, можно посмотреть, как меняется динамика этого медианного дохода. Представим, что человек, получавший 900 тысяч рублей, уходит на пенсию и на смену ему является выпускник вуза. Этому выпускнику назначают минимальную зарплату – 100 тысяч рублей, а все остальные получают повышение в зарплатах на 100 тысяч, то есть тот, кто получал 100 тысяч, начинает получать 200, а тот, кто получал 300 тысяч, начинает получать 400 и так далее. У нас по-прежнему девять человек, медианный доход по-прежнему 500 тысяч, а если опросить каждого из этих людей, что произошло с его зарплатой, они скажут, что у них зарплата выросла на 100 тысяч. Далее вот что. Если мы сделаем некое статистическое суждение на базе медианного дохода, то оно будет таково: медианный доход стагнирует, ничего с ним не произошло, как было 500 тысяч, так и есть. А если мы путём опроса начнём выяснять, сколько процентов людей довольны своей зарплатой, выросла ли она у них в последнее время, то все из этой когорты скажут, что зарплата выросла, то есть имеет значение, какой метод мы здесь используем, или какой показатель. В зависимости от этого и можно делать выводы. Статистическое суждение – это всегда лишь суждение. Оно может быть и неправильным.

 

 

Максим Буев ответил на вопрос: «В какой мере вообще можно доверять статистике?» По его мнению, есть два уровня, на которых возможен ответ на этот вопрос. Первый – чисто научный. Допустим, вы работаете с данными и видите сырые цифры, на основе которых будете проводить статистический анализ. Тогда вы задаётесь целой серией вопросов: как эти данные были собраны, где могли быть допущены ошибки, достаточен ли объём информации для разумного заключения, точна ли выборка. Допустим, идёт разговор об анализе отношения россиян к действующему Правительству. Абсолютно всех вы опросить не сможете, вам придётся ограничиться тремя тысячами человек по всей стране; важно, чтобы среди этих людей были представители всех регионов, возрастов, социального статуса и т.д. Если этого не будет, то исследователь рискует попасть в ситуацию, когда, например, Санкт-Петербург не опрашивали, а именно там уровень поддержки Правительства минимальный, тогда как в остальных регионах достаточно высокий. В таких случаях говорят, что данные не репрезентативны. Картина, которую вы получите на основе таких данных из других регионов, будет излишне радужная, чтобы выдавать её за ситуацию по всей стране. Любой статистический анализ ситуации в целом на их основе следует воспринимать с щепотью соли.

 

Вы слышите, что кто-то что-то говорит про какие-то цифры, или читаете некоторый отчёт. Помимо доверия собственно к цифрам и их анализу, всегда должны возникать вопросы к тому, кто их публикует, кто их получил, с какой целью их публикуют, нет ли скрытых интересов, насколько правильно журналист или репортёр понял эти цифры, и насколько в полном объёме цифры/анализ публикуется и т.д. Здесь на собственном опыте я знаю, насколько сильным может быть искажение того, что собственно цифры пытались показать, и то, как их презентуют.

 

В советские времена статистические показатели искажались и в пропагандистских целях, и вследствие неправильной методики расчётов.

 

Максим Буев поясняет. Возьмём, например, инфляцию. Официально считалось, что в СССР её нет. После денежной реформы 1961 года цены якобы держались на одном и том же уровне. Даже в экономической теории существовал термин «подавленная инфляция». Она как бы течёт, но её никто не видит. И если пересчитывать показатели по фиксированным ценам, то можно проникнуться уверенностью, что экономика растёт. Именно такая методика подсчёта и приводила к искажениям.

 

Относительно ведомственной статистики Максим Буевсказал, чтоведомственная статистика, конечно, необходима. Другое дело, что эти цифры ведомство всегда оборачивает в свою пользу. Если же говорить о статистике, отражающей работу полиции… Институт проблем правоприменения давно сотрудничает с МВД и имеет доступ к статистике этого ведомства, а также системе уголовной юстиции. И оказалось, что даже в рамках простого экономического и статистического анализа, который в МВД никто не проводил, можно получить очень важную, но не обязательно приятную информацию.

 

Есть статистика, которая в России традиционно засекречивается. Это, прежде всего, статистика, связанная с национальной безопасностью. В СССР засекречивались и некоторые факты нашей истории – например, Катынь, Новочеркасск. Соответственно, не было и статистики, отражающей число расстрелянных в Катыни, Новочеркасске.

 

Долгое время была засекречена и статистика по людоедству в блокадном Ленинграде. Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Никита Ломагин восполнил этот пробел – издал книгу «Неизвестная блокада», в которой представлена статистика города в этот период.

 

Максим Буев считает,чтостатистический показатель можно проверить, сравнив его с другим показателем, который получен иначе и описывает примерно то же явление. Я слежу, например, за тем, что происходит в экономике Великобритании в связи с Brexit. У них недавно появилась некоммерческая организация Full Fact. Она независимая и пытается привлекать деньги не от государства, а от совершенно разных частных источников, чтобы не попасть ни под чьё влияние. В эту организацию можно обратиться с таким, скажем, запросом: «Политик N называет такую-то цифру по уровню безработицы, но мне кажется, что эта цифра не соответствует реальности. Прошу её проверить». И в нескольких случаях они заставляли политиков постфактум менять цифры в уже опубликованных документах, потому что те цифры были неправильными.

 

По мнению Максима Буева, статистикаочень полезный инструмент в политике. Он рассказал такую историю. Одной из первых это поняла ещё Флоренс Найтингейл – сестра милосердия, известная по Крымской войне середины XIX века. Благодаря анализу статистики смертей в английских военных госпиталях и презентации результатов в виде своеобразной «розы ветров» ей удалось убедить британский истеблишмент в необходимости ужесточить требования по гигиене в армейских бараках и госпиталях по всей стране. Связь большого числа смертей среди раненых с жуткими санитарными условиями до Найтингейл не была политикам очевидной. Статистика также может быть и опасным оружием. Известный шотландский писатель Эндрю Лэнг, современник Найтингейл, говаривал, что политики используют статистику, как пьяный – фонарный столб: не для того, чтобы оказаться в освещённом месте, а для того, чтобы на что-то опереться. В наше время злоупотребление статистикой достигло новых высот.

 

Арнольд ГРЫНИН


 

Шинный центр
VK
FB