Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Парамонова угроза-4. «Спасатели Малибу», 50 оттенков зеленого и прокурорская фальшивка
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Парамонова угроза-4. «Спасатели Малибу», 50 оттенков зеленого и прокурорская фальшивка Избранное

Оцените материал
(4 голосов)
538

Как прокуратура и суд пытаются «спасти» развалившееся дело по обвинению мордовского прокурора Николая Парамонова


Рязань, 18 ноября - Областная Рязанская Газета. Материал из №45 (203) от 16.11.2017г.

 

Судебные слушания по обвинению прокурора Октябрьского района г. Саранска Николая Парамонова идут полным ходом, и мы продолжаем внимательно следить за развитием ситуации. Редакция «ОРГ» опубликовала три материала (№ 38(196) от 28 октября 2017 г., № 40 (198) от 12 октября 2017 г., № 41 (199) от 19 октября 2017 г. и на информационном портале RG62.info), где довольно подробно анализировала события, связанные с уголовным преследованием Николая Парамонова. Были выдвинуты собственные версии, направлено ряд редакционных запросов руководству государственных, надзорных, следственных, судебных структур, влиятельным общественным деятелям и т.д. Казалось, что до финальной стадии заседаний и вынесения приговора уже «рукой подать», но случилось неожиданное... 


Видимо, многим стало совершенно очевидно, что дело не просто трещит по швам, несмотря на усилия государственного обвинения и определённый характер ведения процесса судьёй Л. Баляевой, дело вот-вот провалится с таким треском, что и по кускам не соберёшь. А «осколки» могут так сильно поранить и полететь 
так далеко, меняя траекторию в сторону верха, что об этом некоторым даже лучше и не задумываться, наверное. 

 

Судья Л.Баляева

 

Однако задумались, видно, крепко. Задумались так, что начали открыто, правдами и неправдами спасать «пациента», который уже «давно умер». 


Своими действиями группа лиц, заинтересованная в обвинении Николая Парамонова, назовём её условно - «спасатели Малибу», полностью, на наш взгляд, подтверждает правоту позиции защиты и обоснованность наших версий. Проще говоря, «они» понимают, что «мы» правы, и от бессилия начинают неуклюже «спасать» ситуацию. В результате «горе-спасатели» попадают в «ямы», вырытые собственными руками. 


50 ОТТЕНКОВ ЗЕЛЁНОГО 


В предыдущих публикациях мы подробно останавливались на целом ряде эпизодов, которые вызывали серьёзные вопросы к тем, кто пытается обвинить прокурора Николая Парамонова. Бесспорно, одним из наиболее ярких был эпизод, получивший название «5 0 оттенков жёлтого». Теперь «спасатели Малибу» подарили нам «50 оттенков зелёного». Коротко, суть вопроса была совершенно проста: два документа, созданные оперативниками (один из которых до передачи денег Николаю Парамонову, а другой уже после) гласили, что купюры, помеченные спец. веществом, светятся зелёным цветом. Более того, в одном документе говорилось, что они просто обработаны спец. веществом, а в другом документе, что на части купюр имеется надпись «взятка». В то же время в деле имелось экспертное заключение, в котором русским языком написано, что свечение купюр жёлтого цвета и уже на всех купюрах имеется надпись «взятка». В судебном заседании был допрошен эксперт, который, на тот момент, видимо, не был знаком с материалами дела и не знал, что в протоколах оперативников купюры светятся зелёным и не на всех купюрах написано «взятка». Допрос эксперта превратился в настоящую шоу-программу «50 оттенков жёлтого», потому что гос. обвинитель вместе с судьёй просто засыпали эксперта многочисленными вопросами про оттенки жёлтого. Было совершенно очевидно, что они пытаются предпринять всё, что угодно, лишь бы эксперт сказал, что жёлтый может быть зелёным. Однако ничего не подозревающий эксперт упорно стоял на своём и не сдался. Затем появилось ходатайство защиты об исключении доказательств и очередная наша публикация. Рассмотрение ходатайства, как всегда, было отложено, не рассмотрено оно и до настоящего времени, равно как и остальные, а вот что написано пером... Сами знаете. 


Тогда за дело взялись «спасатели Малибу». Вы не поверите, но в нарушение всяких мыслимых и законодательных норм и правил, без объяснения причин (соответствующего ходатайства не заявлялось, мнения сторон не выслушивали), в судебное заседание, повторно, буквально привели того же самого эксперта. Что было дальше, полагаем, не трудно догадаться. Далее последовала новая шоу программа «50 оттенков зелёного». Видимо, сломленный «спасателями» эксперт не нашёл ничего лучшего и заявил, что если на деньги посветить прибором (ультрафиолетовым осветителем), отличным от того, которым светили оперативники, то жёлтое может быть зелёным или наоборот. Эксперт рассказывал суду обычные, на наш взгляд, сказки для бабушек. Эксперт, скорее всего, понимал, что дело, простите, совсем не в приборе, которым светят, а в цвете вещества, которым помечались деньги. Если он этого не понимал, то какой он эксперт? А если понимал и фантазировал, то опять же, какой он эксперт? Сам в экспертизе написал про жёлтый, а затем не побрезговал «сказки рассказывать» про приборы и про зелёный. Смешно и жутко. 


Кстати, противоречие о том, что в протоколах оперативников слово «взятка» имеется лишь на части купюр, а в экспертом исследовании - на всех купюрах, так и осталось пока противоречием. Более того, при повторном допросе, в своих показаниях эксперт, на наш взгляд, откровенно вышел за рамки предмета, экспертного исследования. Он не должен был вообще по этому поводу в суде рассуждать, так как допрашивался как эксперт, а не как специалист в этой области знаний. Как эксперт он мог отвечать на вопросы, касающиеся исключительно проведённого экспертного исследования, а не пускаться в рассуждения о приборах. И суд такое совершенно спокойно допускает. Допускает суд и то, что в присутствии эксперта оглашаются материалы оперативно-розыскных мероприятий, где говорится про зелёный цвет. 


Интереснейшие возникают версии, если допустить, что сначала деньги покрасили «зелёной краской» и лишь на части купюр написали слово «взятка», а впоследствии передали на экспертизу, покрашенные жёлтой и на каждой написали слово «взятка». Заметим также, что о происхождении денег, используемых в ходе оперативного эксперимента, в деле нет никаких документов. Вячеслав Брыков и Дмитрий Кручинкин утверждают, что денег не давали для Парамонова. Если деньги были ведомственные, то где соответствующие документы? Тогда что за деньги пытались подсунуть прокурору? Может, оперативники решили «подстраховаться» и вообще использовали «куклу» (к примеру: сверху и снизу настоящие купюры, а в середине бумажные фальшивки) во время мероприятия. Ещё один штрих в нашей картине больших и серьёзных вопросов добавляет оперативник Дмитрий Денисов, который во время проведения оперативного эксперимента почему-то решил взять на себя ещё и функции специалиста. Данный факт уже выглядит весьма криво и не должен был допускаться. Добавим ещё: судя по документам, он не просто «оперативник-специалист», но просто виртуоз какой-то. Дмитрий Денисов якобы умудрялся каким-то образом одной рукой держать включённый ультрафиолетовый осветитель и, освещая купюры, другой рукой, сделать довольно большое количество снимков на цифровой фотоаппарат «Nikon». Кроме того, оперативник Денисов заявил в суде, что фотографировал оперативно-розыскное мероприятие, действительно, он, а вот кто и когда распечатывал снимки - он не знает. Заметим, что распечатанные снимки должны были быть предъявлены понятым, которые должны были поставить под фототаблицей свои подписи об этом. Подписей понятых под фототаблицей нет, что говорит о том, что понятые её не видели. Однако, есть замечательные снимки фотографа Денисова: у человека без головы что-то торчит из кармана брюк. Кто этот человек, разумеется, не ясно. Но, судя по надписи под снимком, становится ясно, что область брюк, в которые одет неизвестный человек, в районе кармана якобы даёт зелёное свечение. Однако брюки, как вещдок в деле отсутствуют и не изымались. На фото мы видим автомобиль «Фольксваген», который, как выяснилось в суде, принадлежит одному из оперативников, подниси которого, опять же нет, а «фокус» в том,что в документах речь идёт об УАЗике. Почему и откуда взялся «Фольксваген» и где на фото УАЗик - то же загадка, как и загадка, что за вооружённые люди надели на Парамонова наручники. В документах об этом также ни слова. 


Вопросы, вопросы серьёзные... Вс «все тяжкие» готовы «спасатели», лишь бы Парамонова осудить? 


«СПАСЕНИЕ» ПОНЯТЫХ 


О «понятых по вызову» мы тоже уже писали. Суть вопросов заключалась в следующем: одни и те же юноша и девушка, студенты юрфака одного из Саранских вузов, десять (!!!) раз подряд якобы принимали участие в следственных действиях. В будни и праздники даже в дни занятий, зачётов и экзаменов, верно следуя делу следователя Коровкина, они с раннего утра якобы находились в здании Следственного комитета. 


Из вышесказанного следует, что, во-первых: одним и тем же лицам, не то, что десять раз подряд, а даже второй раз - уже нельзя быть понятыми. Представитель государственного обвинения, старший прокурор по надзору в сфере законодательства по противодействию коррупции прокуратуры Мордовии Александр Буров, видимо, исполняя роль «спасателя», с такой позицией защиты не согласился и заявил, что в законодательстве нет таких ограничений. Как же так, Александр? Вы, похоже, просто «прёте буром» против постулатов «святая святых» любого представителя «ока государева» - против УПК, Уголовно процессуального Кодекса РФ. Дело в том, что ст. 60, главы 8-ой (Иные участники уголовного судопроизводства) гласит о том, что понятыми не могут быть участники уголовного судопроизводства. Соответственно, понятые, принявшие участие в следственных действиях становятся участниками уголовного судопроизводства уже после первого их участия. Об этом говорит пункт 58, статьи 5-ой УПК РФ: «участники уголовного судопроизводства - лица, принимавшие участие в уголовном процессе». Именно следуя данным нормам закона, одним и тем же понятым нельзя принимать участие в следственных действиях уже во второй раз, ни говоря уже о третьем, пятом и, соответственно - десятом разе, как в нашем случае. 

 

Александр Буров


Неужели Александр Буров, поддерживающий обвинение, плохо учил «мат-часть»? Вряд ли. Тем более что защита в ходе заседаний «разжевала» все эти положения УПК так внятно и подробно, что понятно даже не юристу. 


Скорее всего, господин Буров и «прёт» в данном случае «буром» от безысходности, играя одну из ответственных ролей в команде «Малибу», забывая, что могут появиться высокопоставленные лица из соответствующих ведомств, желающие в данном случае повторить знаменитую фразу великого Станиславского: «Не верю!». 

 

Второй вопрос по понятым заключался в следующем: где находились эти самые понятые, во время проведения следственных действий, якобы с их участием? Оснований говорить об отсутствии понятых, на наш взгляд, предостаточно: начиная с отметок в журнале занятий. С целью «спасения» фактов их возможного отсутствия во время проведения следственных действий, сторона обвинения вызвала в суд в качестве свидетелей ряд преподавателей вуза, где обучались наши «герои». В связи с этой попыткой «спасти» ситуацию, позволим себе напомнить, что невозможно считать доказательствами показания свидетелей, основанные на предположениях. Соответственно, такие показания не могут являться основаниями для вынесения приговора. 


Более того, преподаватели принесли в суд журнал, где отсутствуют буковки «Н», напротив фамилий понятых в дни проведения следственных действий. Согласно данным журнала, понятые были на занятиях, а не в Следственном комитете. Один из свидетелей вообще чётко подтвердила присутствие «понятых» на уроках на дату и время проведения следственных мероприятий. 


Ещё хотелось бы вспомнить один курьёзный эпизод, случившейся в тот день, когда юноша и девушка понятые впервые появились в коридорах суда Ленинского района г. Саранска, чтобы быть допрошенными в качестве свидетелей. Их допрос в тот день не состоялся. Буквально за несколько минут до начала заседания «понятые» почему-то неожиданно исчезли из здания суда и на заседании не появились. 


«Ларчик» открывался просто. В коридоре они встретились со своим «наставником», следователем Коровкиным, который и проводил, и, соответственно, протоколировал мероприятия якобы с их участием. После беседы с Коровкиным, понятые и рванули резко из здания суда. Видимо, важняк Коровкин понял, что с понятыми надо поработать перед допросом в суде, видимо, почувствовал, что могут «поплыть» и решил отложить допрос, чтобы выиграть время для подготовки и инструктажа. Справедливости ради следует отметить, что и в дальнейшем, во время допроса в ходе заседания, понятые явно не оправдали надежд следователя Коровкина и иже с ним. 


В общем и целом, мы полагаем, что очередная попытка «спасательной команды» выглядела недостойно и опять же провалилась. 

 

«МЕГАФОН. БУДУЩЕЕ ЗАВИСИТ ОТ ТЕБЯ» 


Первый общефедеральный рекламный слоган компании «Мегафон», который вы только что прочитали, появился ещё в 2003-ем году, задолго до описываемых нами событий. Однако раскручивался данный шедевр маркетологов уважаемой компании долго и серьёзно. Так серьёзно, что, видимо, запал словами о будущем и о том, от кого оно зависит, в самую душу «спасателям», трещащего по швам дела по обвинению Николая Парамонова. Один из ключевых эпизодов процесса решили спасать с помощью представителя известного оператора сотовой связи. В ходе недавних судебных слушаний был допрошен специалист компании «Мегафон». 


Сторона обвинения вызвала в суд этого специалиста в связи с тем, что ранее сторона защиты предоставила суду данные биллинга, роуминга, трафика и местонахождения абонентского номера телефона Дмитрия Кручинкина. Согласно данным становилось ясно, что вышеназванный гражданин 18 июля 2 016 г. никак не мог находиться в здании Республиканского УФСБ по адресу г. Саранск, ул. Ботевградская, д.80 а. Между тем, в деле имеется протокол опроса Дмитрия Кручинкина от 18 июля 2016г., согласно которому Дмитрий Кручинкин опрашивался именно в этом здании и передал (в соответствии с «протоколом изъятия») оперативникам диктофон с записью беседы с Николаем Парамоновым. Это основополагающие документы всего дела, которые дают «старт» всем дальнейшим действиям сотрудников УФСБ, а затем и следователей. Согласно материалам уголовного дела, составленных оперуполномоченным УФСБ, майором Трясоумовым В.В., Дмитрий Кручинкин якобы находился в здании УФСБ в период времени с 16:15 и до 18:00, а также с 18:10 и до 20:30 С 18 июля 2016 года. 

 

 

Однако согласно детализации соединений с отражением биллинга, роуминга,трафика и местонахождения абонента, полученной от компании «Мегафон» по запросу суда, Дмитрий Кручинкин в указанный период времени находился в самых разных местах г. Саранска, расположенных на довольно приличном расстоянии от здания УФСБ. Более того, он передвигался по городу и находился на улицах Строительная, Васенко, Энергетическая, Октябрьская в рабочем посёлке Луховка, неоднократно разговаривал по телефону, были входящие и исходящие вызовы. А как можно постоянно болтать по телефону во время оперативных действий, да ещё и в здании УФСБ по Рескублике Мордовия? Так, к примеру, в 20:15 Дмитрий Кручинкин, согласно данных биллинга, роуминга, трафика и местоположения, находился в рабочем посёлке Луховка, на ул. Октябрьской. Расстояние от ул. Ботевградской, где он якобы бы находился в 16:15 до Луховки, согласно данным карт «Яндекса», составляет порядка 14 км. 

Во время поездок телефон Кручинкина фиксировался самыми разными вышками, которых довольно много. Все эти факты говорят о том, что Дмитрий Кручинкин никак не мог находиться в здании УФСБ по ул. Ботевградской. Возможно, именно по этим причинам должностными лицами УФСБ по РМ по надуманным обстоятельствам в суд не была представлена «Книга учёта посетителей» за период с 13-го по 27 июля 2016 г. 


Более того, допрошенные в качестве свидетелей в суде, Дмитрий Кручинкин, а также Серов А.В. и Патрин П.С. (представители общественности во время следственных действий), будучи предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, подтвердили своё местоположение в указанный период времени. Значит, лжесвидетельствовали в суде, значит, можно допустить, что и правоохранительные органы не брезгуют привлекать лжесвидетелей при проведении ОРМ и в суд, как единственную возможность добиться обвинительного приговора. 


Стороной защиты было подано суду заявление «О фальсификации повода и основания при возбуждении уголовного дела», в котором речь идёт и о том, что вышеописанные действия правоохранителей могут подпадать под действие ч.4, ст. 303 УК РФ «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности». 

 

Теперь вернёмся к допросу представителя «Мегафона», вызванного стороной обвинения. Задача у него, сами понимаете, была не из лёгких. 

 

Скорее всего, с ним предварительно «поработали». Специалист «Мегафона» пытался пояснить, что вышка может фиксировать абонента на довольно большом расстоянии, 5 км и более. Тем самым, видимо, пытался сформировать мнение, что Кручинкин находился на ул. Ботевградской, а фиксировался вышками, расположенными на ул. Октябрьской, Строителей, Васенко и в р/п Луховка. Этакое технологическое открытие и просто «ноу-хау» представил в суде. Действительно, вышка может фиксировать телефон абонента на расстояние и пять, и десять километров, и даже более. Однако при наличии множества вышек местоположение абонента, разумеется, будет зафиксировано именно той вышкой, которая находится к абоненту ближе. По-другому невозможно. В случае, если бы суд действительно хотел бы убедится ещё раз в том, где и когда находился абонент, то можно было бы вызвать специалиста, который бы по азимуту определил точное местоположение Д. Кручинкина. Да и в нашем случае абонента Кручинкина фиксировало сразу несколько вышек, и нет оснований сомневаться точности данных, представленных суду уважаемой компанией «Мегафон», в отличие от невероятных теорий озвученных специалистом этой же компании, который, скорее всего, считает, что компания «Мегафон» не должным образом оценивает его квалификацию и платит ему недостаточно. Вывод простой. Попытка «спасти» ситуацию опять провалилась. 
 
МОРДОВСКИЙ БЛОГЕР И НОВАЯ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ
 
Когда уголовное дело откровенно стряпают, чтобы посадить неудобного, но не виновного человека, обойтись без фальсификаций очень трудно, практически невозможно. Очередной пример беззакония и грязи, всплыл в ходе судебных слушаний по делу Николая Парамонова. Пример фальсификации документа Прокуратуры Республики. Ну, ничем уже не гнушаются, на всё готовы пойти, любые принципы и законы перечеркнуть, надругаться, лишь бы честного человека за решётку отправить, а себе ещё и награды повесить на мундиры, которые и носить-то недостойны. 

Перед нами два документа. Точнее сказать – это один документ, но в двух исполнениях. Первый вариант – оригинал (кстати, его можно видеть в открытом доступе). Это «задание» о проведении проверки исполнения градостроительного, земельного, жилищного и иного законодательства при строительстве, а также реконструкции и эксплуатации объектов с массовым пребыванием людей. Документ на официальном бланке Прокуратуры Мордовии, с «шапкой», датой 11.07.2016 г. за № 7-6-2016/12045. На документе рукописная пометка «Бухтинову Э.А. для организации исполнения и контроля. До 09.09. 2016. Ниже дата: 15.09.2016 г. Ниже подпись. Затем ещё одна рукописная пометка: Манукяну А. А. Ниже дата: 25.07.2016 г.» 
 
Оригинал документа из открытого доступа
 
Второй документ находится в материалах дела. Это всё то же «задание». Но второй документ почему-то разительно отличается от первого документа. «Шапка» Прокуратуры Мордовии отсутствует вместе с датой и исходящим номером. Вместо неё, видимо, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту на листе, написаны ряд фамилий сотрудников прокуратуры Октябрьского района, которым «задание» направляется. Есть рукописная пометка «Бухтинову Э.А….», но ниже подпись со словом «прокурор» и дата, заметьте 12.07.2016., далее штамп прокуратуры Октябрьского района с пометкой «получено» и датой опять же 12.07.2016. В самом низу страницы ещё одна рукописная пометка всё с той же датой, 12.07.2016 г. Именно этот второй документ приобщён в материалы дела, видимо, с целью хоть чем-то подтвердить версию о несуществующей «проверке», которой Николай Парамонов якобы должен был «покровительствовать и попустительствовать» руководству Саранского ДСК.
 
Этот же документ, находящийся в материалах дела
 
Кстати, в документе о ДСК не упомянуто ни одним словом. Данная версия и так не выдерживает никакой критики по целому ряду причин, о которых мы уже писали ранее. Но сейчас речь не столько о версии, сколько о различие в двух документах. Почему в материалах дела появился этот самый второй документ, с удалённой «шапкой» Прокуратуры Мордовии, без исходящих данных, но со словом «прокурор», которым Николай Парамонов никогда документы не подписывает и с подписью, которую сам Николай Парамонов отрицает? Неужели ещё одна фальсификация с целью оправдать действия стороны обвинения? На наш взгляд, «акцент» на 12-ое июля аж троекратно делается, для того чтобы подтвердить версию обвинения, что проверка якобы могла начаться уже 12 июля, а не 25-го июля, как значится в первом документе. Ведь 13-го и 15-го июля Николай Парамонов встречается с Кручинкиным и якобы ведёт речь о покровительстве и попустительстве. Напомним, что на первом документе последняя дата – 25 июля 2016 г. Только после этой даты могли начаться проверочные мероприятия. 26-го июля Николай Парамонов уходит в отпуск, а 27-го июля 2016 г. он уже задержан. Никаких проверочных мероприятий в отношении ДСК в принципе быть не могло и, разумеется, не было. Этой компании даже нет в списках объектов, которые планировалось проверять прокуратурой Октябрьского района г. Саранска, согласно «задания» прокурора Республики Э. Мачинского. Между тем, по ходатайству стороны защиты в суд были представлены любопытные документы из прокуратуры Октябрьского района. К примеру, письмо на имя Д. Кручинкина, Генерального директора ПАО «Саранский Домостроительный комбинат» датированное 5 августа 2016г. за № л-7-2-2016, за подписью заместителя прокурора района Э.А. Бухтинова, в котором запрашивается информация и сообщается, что в ПАО планируются проверочные мероприятия в период с 8 августа по 9 сентября.
 
 
Заметим, письмо от 5 августа, а Парамонов уже с 27 июля «за решёткой», и ешё заметим, что даты проверки обозначены с 8-го августа по 9 сентября, а не как «во втором документе» с исчезнувшей «шапкой» и техкратным обозначением даты начала проверки 12 июля и подписью, которую Парамонов отрицает.
 
 
Может именно поэтому и «шапка» исчезла и три раза дату написали и в дело первый, оригинальный документ не приложили. Чтобы дату возможной проверки «перенести» с реальной на 12 июля, когда Н. Парамонов ещё на свободе. Дальше ещё интереснее, прокуратура, все задания, которые ей были делегированы в соответствии с письмом Э. Мачинского проанализировала и пришла к выводу у ДСК объектов для проверки нет и отправила Д. Кручинкину ещё одно письмо от 31 августа 2016г. в котором всего лишь попросила предоставить Инструкцию по эксплуатации многоквартирных домов и этим ограничилась.
 
 
Всё! Больше никаких движений, но ещё раз подчеркнём, что Н. Парамонов в это время уже задержан и никакого отношения, соответственно, не мог иметь ко всем событиям, случившемся после 27-го июля. Кроме того, мы уже писали, что по ходатайству защиты в суд были предоставлены сведения всех структур, которые могли бы проверять ДСК совместно с прокуратурой. Там также нет никакой информации о проверках Саранского ДСК. Проверок не было. Правомерно в связи с этим в очередной раз задать вопрос: как мог попустительствовать и покровительствовать Николай Парамонов Саранскому ДСК? 
 
Кстати, в судебном заседании была допрошена блогер, разместившая первый документ в сети интернет. Именно на этом документе есть дата 25 июля и подпись самого Николая Парамонова. Она пояснила, что таким образом хотела выступить против проведения внеплановых проверок, организованных прокурором Республики Э. Мачинским. 
 
Таким образом, мы полагаем, что, во-первых, в ходе последних заседаний по делу Николай Парамонова стороной обвинения были проведены неудачные попытки, в том числе и с нарушениями законов РФ, опровергнуть факты, предоставленные стороной защиты и таким образом «спасти» развалившееся дело. Во-вторых, в ходе судебных слушаний был выявлен целый ряд фальсификации доказательств, представленных стороной обвинения и иных нарушений законов РФ, к которым причастны представители различных правоохранительных структур. 
 
В связи с вышеизложенным, редакция «Областной Рязанской Газеты» обращается в Генеральную Прокуратуру РФ, ряд других государственных и общественных организаций с заявлением о проверке, изложенных в публикации фактов и принятии мер в соответствии с законами РФ. 
 
Редакция обращается лично к Генеральному прокурору России Юрию Чайке взять под личный контроль проверку фактов, изложенных в цикле публикаций «Парамонова угроза», в котором анализируются события и факты, связанные с уголовным преследованием бывшего прокурора Октябрьского района г. Саранска Республики Мордовия Николая Парамонова и принять меры в соответствии с действующим законодательством. 

Николай КИРИЛЛОВ

 

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB