Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Дошёл со знаменем до Берлина
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Дошёл со знаменем до Берлина

Оцените материал
(0 голосов)
1457

Василий Иванович Панин разменял девятый десяток. Он один из немногих жителей Рязанского района, кто ещё может поведать потомкам правду о Великой Отечественной войне


Рязань, 16 февраля – Областная Рязанская Газета. Найти скромное жилище ветерана в деревне Насурово Рязанского района не составило труда. Тем более, в этом мне любезно помогла почтальон. Мы постучались в дверь. Вскоре нам открыл старик и радостно улыбнулся своей старой знакомой.

 

- Заходите, заходите. Пенсию принесли? Всегда вам рады!

 

- Здравствуйте,  Василий Иванович, - ответила почтальон. - Пенсию принесла, но я не одна, к вам корреспондент из Рязани приехала, хочет расспросить о том, как вы воевали, как жили.

 

- Вам  и вправду так интересна  моя жизнь, что вы даже из Рязани ко мне приехали?- строго спросил меня Василий Иванович и пригласил войти.

 

В зале скромная обстановка и порядок, на стене большая фотография с женой, на серванте кроме фотографий - железная  тяжёлая вывеска, которую обычно вешают на дома, с гравировкой: «В этом доме проживает ветеран Великой Отечественной войны Панин Василий Иванович».

 

Семеро по лавкам

 

Родился Василий Панин 18 июля 1924 года в деревне Батьково (деревни, которая находилась в нескольких километрах от Насурово, больше не существует) в обычной семье.

 

- У кровной матери я был третьим по счету, - вспоминает ветеран. - Её почти не  помню, она умерла, когда мне было два года. Нас было четверо, и отец с нами не справлялся, хотя мы ему во всем помогали. Вскоре отец привёл нам мачеху Василису Филипповну, которая пришла со своей малолетней сестрой. 11-летняя девочка воспитывалась в нашей семье как ещё одна дочка. Потом народилось еще трое детей. Жили мы дружно и весело: вместе сажали хлеб, вместе его собирали, мололи, пекли. И трудности вместе переживали.

 

По словам рассказчика, первые тяжёлые испытания для семьи случились в 1936 году, когда зерновых не уродилось. А на этом было завязано все хозяйство Паниных. Многодетная семья перебивалась картошкой. Голодали и другие семьи в деревне. Нехватка еды сильно ощущалась в больших семьях. Редко в каком доме было по трое-четверо человек, в основном по восемь-девять. Пережив голодный год, деревенские жители особенно радовались обильному урожаем 1937-му.

 

В 1941 году, когда все узнали страшную весть, на фронт начали уходить вчерашние мальчишки. Первыми из семьи Паниных ушли два старших брата Алексей и Иван. Весной 1942 года вернулись оба – Иван без руки, Алексей с перебитой кистью.

 

- В августе 1942 года, когда мне стукнуло 18 лет, настала моя очередь идти на войну. Вместе со мной призывались братья Каширины из деревни Насурово. Алексей Каширин в 45-м году своим телом закрыл амбразуру и стал Героем Советского Союза посмертно, - рассказывает Василий Панин. – У него был выбор: или стать героем, или быть расстрелянным.

 

Огневая машина

 

Василий Панин вспоминает, что он не сразу попал на фронт. Сначала  с другими призывниками он был отправлен в военное автомобильное училище в Дашках. Обучившись мастерству вождения и получив новенькие удостоверения, 60 курсантов отправились в город Горький, где получили автомобили-полуторки. Панина командировали в артиллерийский полк под Воронежем. Задачей Василия было перевозить орудие  - пушку 76 калибра - с одной огневой точки на другую.

Днём солдаты находились на огневом рубеже, обстреливая противника, ночью перемещались.

 

- Помню, что очень хотелось спать, - вспоминает ветеран. – А командование говорило: «Спать будете на том свете». Так почти без сна мы прошли с боями до Берлина, постепенно освобождая Украину, Молдавию, Румынию, Австрию, Венгрию, Вену,  Болгарию, Чехословакию. В Венгрии моя машина пришла в негодность, пришлось  временно менять специальность. Меня сделали вторым радистом. Однако вытаскивать антенну мне скоро наскучило, и я решил совершить отчаянный шаг. Когда мы освобождали территорию, немцы в впопыхах покидали свои автомобили. Местечко, где стояли новые «Опели», постоянно обстреливалось с двух сторон, даже ночью. Но я  решил рискнуть и предупредил одного артиллериста, чтобы тот передал по цепочке: немецкий автомобиль, который будет ехать к ним навстречу в скором времени не обстреливать, потому что за рулём буду я.

 

С большим азартом Василий Панин во всех подробностях описывал как он по-пластунски, обстреливаемый пулемётным огнём, в кромешной темноте прополз к автомобилю. Дверь была открыта. На ощупь справился с незнакомым оборудованием, включил зажигание и на полной скорости поехал в направлении своих войск. На месте, когда его встретили свои, оказалось, что машина, которую угнал Панин, была набита продовольствием. За этот подвиг солдата, конечно, не наградили, зато дали палку колбасы из пригнанного автомобиля да банку консервов. В скором времени достали русскую машину, потому как на немецком «Опеле» на огневом рубеже среди своих было опасно находиться.

 

За все время войны Василий Панин освоил множество специальностей: был он и радистом, и танкистом - механиком-водителем самоходной артустановки СУ-76.

 

То, что не стирается из памяти

 

- Многое, что было в войну, я уже не помню, но есть эпизоды, которые не стираются из памяти, - вспоминает Василий Панин. -  Например, помню, когда освободили Вену, командование дало приказ проехать по главной улице с открытым люком. Люди, в основном девушки, встречали нас с цветами, махали руками, что-то кричали. В это время впереди нас ехала съёмочная команда. Видеооператоры снимали на камеру, а фотографы делали кадры для истории. Ещё не могу забыть, как мы освобождали Западную Украину. Это было самое страшное место. Нас сразу предупредили: по одному ходить по улицам нельзя. Только с оружием и по несколько человек – иначе смерть, кругом бандеровцы, которые жестоко расправлялись с нашими ребятами. Много наших потеряли в этих краях, я тоже чудом остался жив.

 

Василий Иванович был дважды ранен, после ранения при форсировании Днепра лежал в госпитале. Только потом вернулся в строй. В мае 45-го артиллерийский полк, в котором служил Василий Панин, подошёл к Берлину. В живых оставалось только семь человек. Но артиллеристы сохранили самое главное – своё знамя. А, значит, и звание полка. Там, в Чехословакии, и встретили в ночь с восьмого на девятое мая долгожданную Победу.

 

- Мы спали, как вдруг началась стрельба в воздух. Сначала мы решили, что попали в окружение, - рассказывает Василий Панин. – После того, как мы узнали, что война закончилась, мы были по настоящему счастливы и даже плакали.

Впервые за все время артиллеристы широко погуляли, местные жители подарили победителям бочку вина. Однако радость солдат несколько омрачилась, когда они узнали, что остаются  на службе. «Вы не проходили курс подготовки бойца», - абсурдно оправдало это решение командование.

 

Возвращение

 

- Домой я пришёл только в 1947 году. С Рязани шёл до родной деревни пешком, по пояс мокрый. Постаревший отец нашёл мне какую-то старую одежду. Вся деревня радовалась мне как родному. Ещё на фронте я узнал из письма, что невеста меня не дождалась, - с горечью вспоминает Василий Иванович.

 

А ведь в молодости он был завидным женихом. Через год женился. Родились три дочери. Правда, бывало всякое, в 1966 году случился пожар. Кто-то подпалил соседнюю постройку, а огонь перекинулся на дом Паниных. Выскочили во двор в чём спали. Не удалось спасти ничего. Хорошо, что в Насурово помогли, где Василий работал водителем. Восемь лет семья жила в отсыревшем колхозном помещении, потом им дали дом.

 

Любимой жены уже давно нет рядом с Василием Ивановичем. Но есть дети, четыре внука и правнук.

 

Во время того, как мы разговаривали, в дом к Василию Ивановичу пришла одна из дочек, которая помогает ему по хозяйству, Екатерина. Она помогла ветерану надеть для фотосессии пиджак с орденами и призналась:

 

-  Главные награды сгорели у отца во время пожара, а другие мы растеряли в детстве. Тогда не понимали, как этот важно.

Я фотографировала Василия Панина также возле вывески, которую для него сделала администрация Рязанского района.

 

- Это все неправда, что здесь написано, - вдруг с обидой сказал старик. – Разве может ветеран войны жить в таком доме? Мне даже вывеску стыдно вешать. Пол на терраске проваливается, рамы плохие. Правда, деньги за крышу обещали компенсировать – все средства в нее вложил. Ещё обещали какую-то медаль. А мне разве это нужно? Мне уважение и удобство нужно, так как здоровье уже слабое и осколок в плече всё чаще беспокоит.

 

 

Вера ХОЛОДНАЯ

 

Фото автора

 

 

 

 

 

 

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB