Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Охранные разборки
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Охранные разборки

Оцените материал
(1 Голосовать)
777

Почему прокуратура, следствие и суд так «мучаются» с обвинением сотрудников одной из охранных фирм Рязани


Ситуация, оказавшаяся в зоне нашего внимания, изначально связана с конфликтом двух собственников АЗС. Невольным участником этих событий оказались и третьи лица, сотрудники охранной фирмы, заключившей договор с одним из собственников. Почему именно они теперь попали под «каток» государственных структур, мы и пытаемся разобраться.

 

ЛИХОЙ ВОДИЛА

 

Сюжет конфликта, о котором пойдёт речь, весьма занимателен и интересен, прежде всего, потому что полностью подтверждает классический постулат о том, что когда баре спорят, чубы могут полететь у кого угодно, а «крайних» найдут при желании каких надо.

 

Итак: охранная фирма «Р» заключила договор по охране строительных материалов, складированных у одной из АЗС и предназначенных для проведения ремонтных работ. Территория, где хранились стройматериалы и производились погрузочно-разгрузочные работы, была ограждена специальной лентой. События, которые происходили в последующем, разумеется, связаны с конфликтом собственников АЗС, однако, так или иначе, но сотрудники охранной фирмы вынуждены были действовать.

 

Вот, что рассказывает непосредственный участник инцидента, руководитель охранной фирмы «Р», Сергей С. (некоторые имена, фамилии участников событий и названия организаций изменены – прим. ред.):

 

«Неожиданно в районе АЗС появляется автомобиль «Lexus», прорывает оградительные ленты в районе дороги, едва не сбив охранника, и проезжает на охраняемую территорию. В это время на АЗС как раз присутствовал наш заказчик, один из собственников АЗС, Евгений М. Он взял переносной оградительный заборчик, поставил его перед автомобилем и начал беседовать с водителем (им оказался другой собственник АЗС). Примерно в трёх-четырёх метрах, напротив въехавшей машины, стоял мой заместитель, Олег С. После недолгой беседы автомобиль неожиданно трогается, сбивает оградительный заборчик и наезжает на моего зама.

 

Олег оказывается на капоте движущегося авто. Машина не останавливается и «везёт» Олега порядка двадцати метров. После остановки, Олег свалился на землю, затем встал и попытался через открытое окно водительской двери выхватить ключи из замка зажигания. В ответ водитель стал махать кулаками, затем выскочил из машины. Мой второй заместитель, Алексей С. подбежал на помощь к Олегу, и они вдвоём пытались задержать водителя, которым оказался один из собственников АЗС, Пётр А.

 

Однако водитель вырывается и бросается на землю, прямо под длинную бетонную балку, которую в это время разгружал кран, работавший на территории. Ещё немного и могла произойти трагедия. Олег и Алексей хватают водителя за руки и выдёргивают его прямо из-под опускавшейся балки. Пётр чуть цепляет головой за балку и из царапины начинает сочиться кровь. Петру заламывают руки за спину, подоспевший охранник надевает наручники. Затем задержанного ставят на ноги, вызывают полицию и «Скорую помощь».

 

Далее был составлен акт задержания Петра А., как правонарушителя. Прибывшие по вызову врачи «Скорой помощи» забрали Петра. Мой заместитель Олег С. отправился в полицию, где написал заявление об угрозе убийством. Прошло уже довольно много времени. В возбуждении уголовного дела по данному факту Олегу отказали. Дважды прокурор Рязанского района Д. Булаев опротестовывал этот отказ. Однако и до сегодняшнего дня никаких следственных действий правоохранителями не проводится. В то же время было возбуждено уголовное дело по заявлению Петра А., по ч. 2, ст. 203 УК РФ (Превышение полномочий частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, при выполнении ими своих должностных обязанностей) в отношении нашего сотрудника, охранника Валентина А., который применял спецсредства, то есть надел на водителя наручники.

 

                                                    Дмитрий Булаев

 

По факту наезда автомобилем на сотрудника нашей охранной фирмы Олега С. в тот же день приезжали и сотрудники ГИБДД, проводили фотографирование места происшествия, в том числе и автомобиля со следами на капоте и бампере, делали замеры».

 

ЛИХОЕ СЛЕДСТВИЕ

 

Вот такая вот, на наш взгляд, весьма странная ситуация сложилась: в отношении водителя, наехавшего автомобилем на охранника, со стороны правоохранителей как бы никаких проблем не видится, а в отношении сотрудника охранной фирмы – получите уголовное дело.

 

Пытаемся разобраться и обращаемся к профессионалам. Прежде всего, интересно мнение адвоката, защищающего интересы сотрудников охранной фирмы «Р».

 

Выясняется много интересного. Оказывается, уголовное дело, возбуждённое в отношении охранника Валентина А., надевавшего наручники на водителя, и неустановленных лиц спустя примерно год было прекращено. Но появилось «чудесным образом», через год, другое уголовное дело, но по тем же обстоятельствам (вот так «фокус»!!!), только в отношении двух замов руководителя охранной фирмы «Р». Теперь под «прицелом» следователей оказались Олег и Алексей С.

 

В рамках возбуждённого дела Олег С. задерживается на двое суток, ему предъявляется обвинение по ч.2 ст. 203 УК РФ. Суд, избирая меру пресечения, согласился с доводами защиты, относительно возможности нахождения обвиняемого под залогом. «Залог» отменили. Впоследствии и следствие, рассматривая ходатайство защиты, согласилась с доводами о том, что ч.2-ой ст.203 материалы дела не содержат, и переквалифицировала обвинение на ч.1 ст. 203-ей.

 

За время, пока расследовалось дело, защита обратилась в суд с ходатайством о признании незаконности постановления о возбуждении уголовного дела, так как, в соответствии с Конституцией РФ, дважды по одним и тем же обстоятельствам возбуждать уголовное дело нельзя. Суд приходит к удивительному решению, суть которого заключается в следующем: формально, да, – это одно и то же событие, но (!) это – не одно и то же событие!

 

Как мы полагаем, разгадка появления двух дел по одним и тем же событиям проста. По первоначальному делу в отношении охранника Валентина А. и неустановленных лиц у следствия ничего серьёзного не складывается и не хватает сроков. Вместо того чтобы продлить сроки (а это уже Москва), решили возбудить новое дело, но по тем же обстоятельствам и в отношении иных лиц.

 

Может быть, разгадка проста, и всё происходит потому, что для неких лиц главная цель – «нанести удар» по охранной фирме «Р», а не разобраться объективно? Отметим, что новое дело опять инициирует прокуратура. Прокуратура передаёт материал нового дела «в дознание». Дознаватели, полагаем, не проводя никаких следственных действий, передают дело в Следственный комитет.

 

         Прокуратура Рязанского района Рязанской области

 

И в первом случае (в отношении охранника) передали в СК, и во втором случае (в отношении двух замов руководителя) опять передали в СК. И никто никакого внимания не обращает на это. Всё хорошо?

 

Кстати, Центр лицензионно-разрешительной работы отдела Росгвардии по Рязанской области проводил свою довольно масштабную проверку деятельности охранной фирмы «Р» по вышеописанным фактам и событиям тех дней и не нашёл нарушений.

 

ДВАЖДЫ В ОДНУ РЕКУ

 

Но вернёмся к возбуждению нового уголовного дела. В каком случае возможен такой вариант развития событий? Прежде всего, когда в ходе расследования уголовного дела обнаруживаются признаки преступления, которое никакого отношения к расследуемому преступлению не имеет, то есть признаки иного преступления, не имеющего отношения к событию первого преступления.

 

В этом случае следователь выделяет эти материалы в отдельное производство и выносит постановление либо об отказе в возбуждении, либо о возбуждении уголовного дела.

 

В нашем случае новое уголовное дело было возбуждено по одному и тому же событию. Потерпевший один и тот же, время, место события преступления – одно и то же. Появляются только новые лица, в отношении которых ранее уже возбуждено первое уголовное дело, где они именуются как «неустановленные следствием лица». Таким образом, СК расследует не одно дело по одному и тому же факту, а два, что, как мы полагаем, и противоречит закону.

 

Возникает вопрос: что помешало предъявлять обвинения тем же двум замам, Олегу и Алексею С. в рамках первого уголовного дела и расследовать его до конца?

 

Вот, что пишет судья в ответ на жалобу защиты: «Выделение материалов имеет целью проверку причастности лиц к преступлению, не связанному с обвинением охранника Валентина А.». Как это не связанного с обвинением охранника? Если именно охранник совместно с якобы «неустановленными лицами» надел на правонарушителя наручники. Как можно это событие разделить? Ведь, напомним, двое, Олег и Алексей С. держали правонарушителя, а третий, охранник Валентин А., застегнул наручники.

 

А судья думает, тем не менее, иначе: «Ссылка защитника на то, что это было одно и то же событие, произошедшее в одно и то же время, не говорит о тождественности события преступления». Ну что тут скажешь, кроме известного выражения, когда «с точки зрения банальных эрудиций, не каждый индивидуум игнорирует тенденции абстрактных эмоций!»?

 

И всё же судья... настойчиво продолжает: «обстоятельства, установленные в результате проверки по уголовному делу в отношении охранника Валентина А., не аналогичны обстоятельствам, установленным в ходе выделения и возбуждения уголовного дела в отношении Олега С.».

 

Ну, во-первых, почему только в отношении одного Олега С.? Там был ещё и Алексей С. Во-вторых, что значит это «не аналогичны»? В законе не существует понятия аналогичных преступлений. Вот что гласит ч.1, ст.155 УПК РФ: «Решение о выделении материалов из уголовного дела может быть принято при одновременном стечении трёх обстоятельств: 1. О данном деянии стало известно в ходе предварительного следствия. 2. Это деяние содержит признаки преступления, совершённого лицом, не являющимся по делу ни обвиняемым, ни подозреваемым (напомним, Олег и Алексей С. фактически являлись подозреваемыми в ходе расследования первого уголовного дела, но не юридически только почему-то). 3. Деяние содержит признаки преступления, не связанного с расследуемым преступлением».

 

В ходе расследования первого уголовного дела в отношении охранника Валентина А., двух замов Олега и Алексея вызывали и допрашивали. Потерпевший прямо на них же указывал, как на лиц, по его мнению, совершивших преступление. Уголовное дело было возбуждено как в отношении охранника, так и в отношении неустановленных следствием лиц. В итоге, возникает ещё более резонный, на наш взгляд, вопрос: чем же следствие целый год занималось? Почему сразу двум замам обвинение не предъявили?

 

Вот и получается, что сначала следователи «мучаются» год по одному делу, а затем почему-то начинают «страдать» ещё год по новому делу. Неужели такие «муки» только из-за того, чтобы не «засветиться» за границами региона? Можно и так предположить. Ведь «засветившись» в столице, в Следственном комитете, с таким «сырым и пустым» делом, можно и без погон остаться в родных пенатах?

 

Возникает ещё один не менее резонный и естественный, на наш взгляд, вопрос: как на всю эту «тянучку» смотрела и смотрит прокуратура? Точнее спросить, почему прокуратура просто смотрит на эту «тянучку»? Наверное, забыли про ст. 6 со значком 1 УПК РФ, где законодатель ведёт речь о разумности сроков уголовного судопроизводства?

 

Далее, нельзя не обратить внимания на ещё один немаловажный эпизод, имеющий отношение к описываемым событиям. У одного из собственников АЗС, точнее – у того самого водителя Петра А., который прорвавшись сквозь оградительные ленты, чуть не задавил человека, впоследствии сгорает автомобиль. Первое, что делают следователи, приходят с обысками к руководителю охранной фирмы «Р» и его заму, якобы с целью обнаружить следы бензина. Можно себе представить, как измоченные и пропахшие бензином руководители фирмы возвращаются домой после поджога, а доблестные следователи уже тут как тут, и находят даже канистры с бензином?

 

Смех смехом, но в постановлении на проведение обысков так и значилось: «с целью обнаружения бензина, спичек...». Как проводился этот обыск, вообще интересная история. В ночное время, без судебного решения, у лиц без статуса подозреваемых. Суд, впоследствии, даже пришёл к весьма странному заключению, мол, ничего страшного, можно и так обыскивать. Видимо, судья вернулся в предвоенную эпоху и вспомнил, наверное, 1937-ой?! Следуя такой логике служителя Фемиды, можно любого гражданина в любой момент обыскать.

 

А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

 

Теперь вернёмся ещё раз к первоначальному нашему вопросу. Почему вообще возникает уголовное дело в отношении сотрудников охранной фирмы «Р»?

 

Прежде всего, ряд положений Закона об охранной деятельности, стт.16, 17, 18,19, а также ст. 37,38, 39 УК РФ определяют действия сотрудников охранных предприятий по пресечению действий нарушителей правопорядка. В ст.19 закона об охранной деятельности говорится о том, что не выполнение требований частного охранника, оказание ему сопротивления преследуется по Закону.

 

Как полагает защита, никаких оснований для возбуждения уголовного дела не было. Прежде всего: охранник находился на данной территории законно. Действия охранников отвечали необходимым требованиям. Ведь законодатель в данном случае говорит о том, что нельзя именно превышать установленные нормы.

 

Вывод о превышении должен исходить, прежде всего, из действий, которые сотрудник осуществляет именно при выполнении охранных функций. Необходима объективная оценка этих действий. Если охранники действуют в пределах, не выходя за нормы, значит, они руководствуются Законом.

 

Для получения объективного ответа, на наш взгляд, необходимо, к примеру, рассмотреть ситуацию, исходя из следующих вопросов: что должны были сделать охранники, когда на огороженную территорию неожиданно прорвалась неизвестная машина (а может, это террорист?), когда водитель этой машины, чуть не сбив, проволок на капоте своего авто сотрудника охранной фирмы, когда угрожал и размахивал кулаками, когда водитель вдруг бросился под бетонную балку, которую разгружал кран, и чуть не оказался раздавлен, и так далее.

 

Если внимательно разобраться в ситуации, то применение наручников в данной ситуации – вполне оправданное действие. Тогда в чём превышение? Что нарушили охранники и как? Следствие почему-то вообще не даёт оценки действиям охранников, а занимает, как мы полагаем, однобокую и обвинительную позицию, вместо объективной.

 

Ни о каком «равенстве сторон», к сожалению, пока речи вообще не идёт. Речь идёт, к ещё большему, на наш взгляд, сожалению, о том, что государственные органы выступают только на одной стороне, на стороне того самого водителя, который ворвался на территорию АЗС и начал диктовать там свои правила.

 

Почему бы, к примеру, не рассмотреть вопрос о том, что ворвавшийся к охраняемому объекту человек занялся самоуправством. Он, возможно, превысил свои законные права? Убедившись, что на объекте присутствует охрана, присутствует второй собственник АЗС, почему он не обращается в соответствующие органы, не действует согласно закону, а начинает сам предпринимать действия, которые стали причиной конфликта, спровоцировали этот конфликт. Выходит, что сторона обвинения считает, что его действия были законными? Водителю, получается, всё можно, а охранники должны стоять и смотреть, как его автомобиль «катает» на капоте их коллегу?

 

Только они не смогли смотреть, а умудрились ещё и жизнь спасти, бросившемуся под бетонную балку «герою». Да и вообще, зачем надо было господину водителю-собственнику целой сети АЗС вступать в какие-то взаимоотношения с охранниками? Какое отношение они имеют к давнему спору двух владельцев? Есть вопросы? Решай их на своём уровне, с другим собственником, в рамках правового поля, а не «качай» права со сторонними людьми, провоцируя конфликты. Однако эти факты следователи тоже почему-то совсем не замечают и никаких оценок не дают. Может, потому что действия охранников были законными, а значит, для следствия неинтересны?

 

Все эти факты и анализ ситуации почему-то выводят нас на версию о том, что, возможно, в недрах прокуратуры Рязанского района кроется причина всех возникших недоразумений. Поэтому, чтобы избежать дальнейших негативных последствий, мы бы на месте защиты вышли бы с ходатайством о том, чтобы это дело не рассматривалось в структурах Рязанского района. Очень уж велико, мы полагаем, желание прокуратуры этого района «протащить» данное дело через суд Рязанского района.

 

               Суд Рязанского района Рязанской области

 

ЭПИЛОГ

 

В заключение приведём ещё одно, по нашему мнению, доказательство некой заинтересованности обвинителей. Если, с одной стороны – налицо старания обвинить сотрудников охранной фирмы «Р», то, с другой стороны – в отношении водителя, «катавшего» на капоте своего авто человека – полная тишина. А между тем, в результате этого «катания» человек получил серьёзную травму, «со смещением позвонков», уже перенёс тяжелейшую операцию, и что будет дальше с его здоровьем – пока вопрос. Но это всё, похоже, наших обвинителей совершенно не волнует. Наверное, потому что не входит в планы возможного заказчика обвинения. Но об этом поговорить, скорее всего, ещё придётся.

 

Николай КИРИЛЛОВ

 

Р.S. Редакция «Областной Рязанской Газеты» направляет публикацию в прокуратуру Рязанской области и в Следственное управление СК РФ по Рязанской области для проверки фактов в ней изложенных и принятии мер в соответствии с законами РФ. О принятых мерах просим сообщить в редакцию.


Подписывайтесь на «Областную Рязанскую Газету»
в социальных сетях:

Вконтакте
Одноклассники
Facebook
Twitter

Компания ЭКОГРАД62 - офисная бумага, журналы, газеты, книги, картон, бумажная упаковка.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ