Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Нескучная классика
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Нескучная классика

Оцените материал
(1 Голосовать)
221

В Рязанской областной филармонии состоялся концерт московского квартета StradiВаленки. Четыре музыканта, виртуозно владеющих скрипкой, аккордеоном, роялем и контрабасом, объединились в 2013 году, чтобы создавать музыку под девизом «Классика, которая улыбается!» Соединение имени великого скрипичного мастера Страдивари и русских валенок в названии коллектива уже настраивает слушателя на необычность подхода. Корреспондент «Областной Рязанской Газеты» побеседовала с участниками квартета.


– Расскажите, пожалуйста, как родилась идея создания квартета и такого нестандартного подхода к музыке?

 

Александр Барклянский (скрипка, бубен, треугольник, трещотка, ведущий концертов квартета StradiВаленки):

 

– Вместе с Надеждой Котновой мы решили воплотить идею, которая бродила у меня давно и была вначале опробована в другом составе участников и инструментов. Идея сложная, потому что сам по себе жанр кроссовер в музыкальном пространстве существует давно. И каждый делает на свой лад, и не всегда легко объяснить, что такое на самом деле кроссовер. В нашем случае, когда мы с Надей решили всё-таки эту идею осуществить, первоначально была идея сплавить какие-то образы и ассоциации, которые рождаются у нас, или должны родиться в идеале у слушателей с тем знакомым материалом, который можно сделать иногда более интересным с точки зрения того, что его можно припадать более современно или показать какие-то смысловые сочетания с той музыкой, которая, на первый взгляд, совершенно не логична. Найти эту внутреннюю логику, проявить сюжетные линии, показать – и мы всё больше и больше стали в эту сторону двигаться. Это была первоначальная идея. Вначале был коллектив опробован с совершенно другим набором инструментов. Когда мы уже почти шесть лет назад стали думать, как сделать эту идею жизнеспособной, то принципиальным был момент, чтоб мы могли играть акустически, чтобы каким бы не был контрастным ансамбль, можно было на тех площадках, которые это позволяют играть без подзвучки, то есть без микрофонов. Иногда, конечно, микрофоны нужны, потому что бывают глуховатые залы, но, по возможности, мы стараемся сделать так, чтобы наш репетиционный уровень оставался на сцене таким же. А вот в некоторых случаях с другими инструментами – это было бы вообще невозможно. А так скрипка, рояль, аккордеон и контрабас в балансе могут существовать практически на любой сцене без добавления тех же микрофонов.

 

А дальше мы, уже всё больше и больше набирая репертуар, стали думать, как подчеркнуть особенности и сделать наш репертуар всё-таки узнаваемым на слух, при всём том, что он идеально подходит, например, для репертуара танго. Сейчас в меньшей степени, а некоторое время назад мы много сотрудничали с танго исполнителями, но в принципе это не наша специфика. Мы к ней не стремились, просто так получилось, что мы это тоже можем. Во многих других композициях мы добавляем шумовые инструменты. И когда нам говорят, вот вам бы ударника, мы отвечаем, что сами справляемся. И, действительно, вроде бы обходимся. Это и зрелищно, особенно для маленьких очень интересно как пианистка на ложках заиграла, хотя и взрослые как маленькие радуются. И чем дальше мы двигались в этом направлении, тем больше мы, с одной стороны – руку набиваем, с другой стороны – получаем уже от собственных наработок возможность идти на более сложный уровень, который в первый год нами даже не предполагался. Чем дальше, тем больше нам стало интересно делать музыкальную историю, показать именно тот образ, как он может поворачиваться разными гранями. Иногда мы специально задаём историю и прописываем её звуками, не всегда расшифровываем, а иногда делаем так, что у нас есть своя историю, а у слушателя она может родиться абсолютно другой. Собственно классическая музыка так и предполагает. Любая музыка Шуберта, Бетховена – это и есть образный мир.

 

Надежда Котнова (фортепиано, ложки, тёрка, коробочка, гудок):

 

– Когда всё это задумывалось, была идея, привести больше тех людей, которые не являются филармонической публикой. Программа «Классика, которая вам улыбается» – это наша первая программа, которая собиралась из разных пазлов: из старой программы, из кинопрограммы, из разных частей. И Саша мне предложил организовать группу, а происходило это ещё в учебное время. Тогда всё хотелось и казалось, что можно свернуть горы, только идею дай. И, конечно, я сразу загорелась. При этом когда мы уже начали капать глубоко, сразу стало ясно, что нам надо не опускаться на более низкий уровень, чтобы публика, которая не ходит в филармонию, не слушает симфонии Брамса, то есть неподготовленная, чтобы они захотели прийти, но чтобы та публика, которая является филармоническая, и та, с который мы чаще и чаще сталкиваемся, также воспринимали нашу музыку. Очень приятно, кода мы приезжаем в города, и к нам подходят люди, которые всегда ходят в филармонию, и говорят: «Ой, вы знаете, мы музыковеды, но мы немножко опасались, что сейчас будет либо компот, либо какой-то капустник, а всё оказалось очень здорово». И это даёт силы держать планку. Когда занимаешься аранжировками и выстраиванием программ, например, у нас есть такая программа «Песни и пляски смерти вопреки» на основе музыке Мусорского, то чувствуешь себя как-то особенно, как в сотворчестве, что ты не только играешь и исполняешь великую музыку, которую создал великий композитор, а ты уже что-то такое творишь, и это, конечно, потрясающие ощущения.

 

Евгений Алтудин (аккордеон):

 

– Классическую музыку я не люблю с детства, но благодаря «Страдиваленкам» стал её любить. Хотя воспитывался как классический музыкант. Ребята своей увлечённостью, репетициями, пробудили и во мне любовь к классике, и я уже начинаю ловить кайф от того, что исполняю. И теперь я первый фанат «Страдиваленок». Ко всему прочему, я человек театра. Работаю ещё в двух московских театрах: мастерской Петра Фоменко и театре музыки и поэзии Елены Камбуровой. У меня узкая специальность – музыкант-артист. Для меня не концертное музицирование было изначально, ребята меня вытаскивали на авансцену. Я, прежде всего, человек театральной труппы, звучащего организма театра – для меня это более естественно. И поэтому, конечно, там классическая музыка редко используется, скорее – такая тема саундтрека кино и театра, а то, что я здесь делаю – это уже повышение и умножение всех этих особенностей.

 

Мы репетируем, когда есть время. Бывает так, что у меня постановка в театре, я говорю, что мне нужна хотя бы неделя для театра. И когда мы заранее об этом договариваемся, конечно, всё возможно.

 

Денис Макаров (контрабас):

 

– Я считаю, что мне очень повезло. Когда я учился в музыкальной школе, то не планировал заниматься музыкой. Учился только потому, что надо было учиться. А сейчас я тоже фанат идеи «Страдиваленок» и коллектива. Я помню себя маленьким, когда приходил в филармонию, и мне было очень тяжело воспринимать то, что происходит на сцене. У меня не было подготовки, а артисты не стремятся помочь раскрыть какие-то идеи, а наоборот замыкаются, мол, элитарная атмосфера. И даже не всегда объявляют номера – в программе есть и хватит. Меня такая постановка вопроса всегда напрягала. И мне в детстве было сложно воспринимать классическую музыку. Я любил и уходил в эстрадную, джазовую музыку. Но всё изменилось, когда сменил инструмент и сменил педагога. Я успел поиграть и на скрипке, и на гитаре, и на балалайке, и на всём по чуть-чуть. Так сложилось, что я получил широкое впечатление от многих элементов музыкальной культуры: и от народных, и от эстрадных, и от академических. С одной стороны – я не имею большого багажа академических знаний, но, с другой стороны – такая неопытность помогает найти что-то новое иногда. Думаю, что мне очень повезло, что я смог здесь оказаться. Это уже как семья.

 

– Какое из выступлений запомнилось больше всего?

 

Евгений Алтудин:

 

Мне запомнилось, когда мы пять лет назад ездили в Самарскую филармонию. Мы выступали до этого на небольших площадках, а тут зал более тысячи человек. Очень волновались, но после концерта получили удовольствие, что если уж мы такой зал одолели, то уже остальные площадки нипочём. А какие овации зрителей были, что от счастья хотелось плакать!

 

Надежда Котнова:

 

– А меня впечатлила одна поездка: Новороссийск – Анапа. Нам там организовали поездку в Детский дом-интернат для сложных детей. И мы играли небольшой концерт из этих же произведений, достаточно взрослых. И это то же незабываемые впечатления, когда ты понимаешь, что эти дети практически ни на что не реагируют, и вдруг один мальчик сидел, реагировал, с такими глазами, что казалось, что если б можно было оттуда выбраться, то это была бы его жизнь. И мало того, он нас своим видом воодушевлял. В конце у нас был один номер, и даже для взрослого человека надо несколько раз посмотреть и послушать, чтобы что-то потом пересказать. А этот десятилетний мальчик нам всё сразу рассказал, как он представляет, отталкиваясь от музыки. Такой концерт запоминается на всю жизнь.

 

Лариса КОМРАКОВА


Подписывайтесь на «Областную Рязанскую Газету»
в социальных сетях:

Вконтакте
Одноклассники
Facebook
Twitter

Компания ЭКОГРАД62 - офисная бумага, журналы, газеты, книги, картон, бумажная упаковка.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ

Фотогалерея