Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Одинокий странник
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Одинокий странник

Оцените материал
(1 Голосовать)
922
Владимир Петропавловский Владимир Петропавловский фото Ларисы Комраковой

 Сегодня нашим гостем является прозаик, член Союза писателей Владимир Петропавловский:  «Если б я столько романов написал, сколько приговоров…» 

 


 

Рязань, 15 апреля - Областная Рязанская Газета  Как известно, 2015 год Указом Президента России Владимира Путина объявлен Годом литературы. «Областная Рязанская Газета» продолжает серию публикаций, в которых будет знакомить читателей с рязанскими авторами и их произведениями.

 

– Владимир Григорьевич, когда вы впервые написали рассказ?

В 6 классе я написал сочинение, там надо было описать картину художника Решетникова «Опять двойка». И вот когда я написал это сочинение, то учительница русского языка сказала: «Он будет писателем». Я не придал значения этому предсказанию, но тяга к литературе у меня была всегда. К сожалению,  литературный труд не кормит. Писать, собственно говоря, я даже не представлял о чём – ну такие небольшие зарисовки получались и всё.

 

– Так когда же вы стали серьёзно писать?

Когда пришёл жизненный опыт,  после 30 лет, уже будучи юристом. Когда жизнь, можно сказать, состоялась, меня вдруг потянуло сесть за стол и писать. Чистый лист бумаги, ручка с тонким пером обязательно, зелёная лампа и никто не мешает, на душе особых забот нет. Потому что когда на душе забота –  ничего не напишешь. Вот  я и стал пробовать писать рассказы. По наивности посылал в московские журналы. Рецензии поступали хорошие, но ничего не печатали.  Там своих хватало. Первое произведение, которое  вышло в Рязани – эта повесть «Презрение». Она была издана в издательстве «Московский рабочий», которое тогда возглавлял Алексей Хлуденев.

 Повесть «Презрение» получила хорошие оценки у читателей.  И мне сказали, чтобы я готовил на основе этой повести книгу. Помогал мне в литературном труде Валентин Новиков. Я до сих пор вспоминаю его с благодарностью. Но тогда книга не вышла в силу внешних обстоятельств. На какое-то время я оставил литературу. Тем более что получил повышение в Рязань в областной суд. Но всё равно – как забудешь? Через несколько лет начал писать снова.

 

– Когда вышла первая книга? И сколько их у вас?

Первая книга «Ночь в июле» вышла в 1999 г. Рассказов собралось достаточно, в том числе сюда вошла и повесть «Презрение». А потом пошло понемножку – одна за другой…  Следующая книга издана в 2000 г. – «Добрый день или вечер», потом в  2008 г. вышла книга «Одинокий странник», в 2011 г. – «Короткие рассказы», пятая книга, дополненное издание, в 2014 г. – «Связь веков» – книга исторических рассказов.

 

– А статьи в газеты или журналы писали?

Да, я член Союза журналистов. И даже вступил туда раньше, чем в Союз писателей России. У меня в московских изданиях вышло несколько статей, и Пётр Рябинкин пригласил меня вступить в члены Союза журналистов.  Правда, статей я писал гораздо меньше, чем рассказов. Но как-то так получалось, что статьи брали и печатали в Москве, а рассказы – нет.

 

– Так вы работали журналистом и юристом?

Я всю жизнь проработал юристом. Прошу прощения за высокий пример, но как Антон Чехов сказал, что: «Медицина – моя жена, литература – любовница». Вот так и у всех нас: у любого писателя обязательно должна быть вторая профессия, хотя бы для жизненного опыта. Я уж не говорю о материальном обеспечении. Вот так я параллельно три профессии и постигал.  Но юриста тогда уже освоил.  

 

Несколько статей написал в перестройку. Зацепил эту действительность, то какие творилось безобразия. Но публикация была не в духе либеральных ценностей, скорее – критической.  Я опасался, что мы наломаем дров – что, собственно говоря, и получилось. Мне как-то захотелось написать о своих опасениях. Потом в «Известиях» была небольшая заметка, публиковался в областных изданиях. В общем, я вначале стал журналистом, а уже потом – писателем. Сейчас в основном занимаюсь литературой, тем более что надо писать – написано мало.

 

– Пять книг – это немало…

Можно было бы гораздо больше. Если б я столько романов написал, сколько приговоров… Судебная практика отбирает много времени, сил, и потом – ведь это разного рода деятельность.  Юридическая работа – эта аналитика, а литература – эмоции.

 

– А вам не мешал писать рассказы казённый язык, свойственный юридической специфике?

Очень мешал. И я его изживал. Читал буквально каждую страницу и старался вычёркивать эти бюрократические официальные обороты. Но потом, со временем, когда я это изжил, юридический опыт стал даже помогать, например, в логическом построении рассказа, в точности выражений. Ну и, конечно, беру сюжеты из судебной практики. Например, повесть «Презрение». Я наблюдал эту жизненную коллизию, любовный треугольник.

 

– Сколько лет вы отработали в суде?

В общей сложности – 37 лет. В Рязанском областном суде – 19 лет, с 1994 г. по 2013 г. Здесь, конечно, дела были крупнее, тяжелее. Я пришёл в областной суд как раз в разгар бандитизма.

 

– Какие дела вы вели?

В областном суде – уголовные дела. Причём специализировался на делах с присяжными заседателями и несовершеннолетними. А вот по категории преступлений рассматривались  убийства с отягчающими обстоятельствами: взяточничество, бандитизм, экстремизм, то есть особо тяжкие преступления.

 

– А присяжные заседатели часто оправдывают?

У меня ни разу.

 

– Давайте вернёмся к писательской деятельности. Что для вас в литературе главное? Когда вы читаете, на что обращаете внимание: на стиль, идею, сюжет, диалоги?  Некоторые открывают книгу и смотрят – если нет диалогов, то сразу закрывают, не читая.

Без диалогов книгу трудно читать. Вот есть авторы, у которых почти нет прямой речи. В частности Фёдор Достоевский и Лев Толстой. Достоевского читать намного труднее. Я уж не говорю о современных. И у нас есть такие, хотя пишут по-своему интересно.

 

Ну, а главное для писателя, это то, что он может сказать людям. Если у него на душе ничего нет, то он ничего толкового не напишет. Может, он свой стиль отточит, ну а о чём писать? Главное, чтобы в рассказе была идея. Если у него нет опыта, если он не владеет языком, у него получится коряво, но это преодолимо, это можно добиться, хотя, конечно, чувство слова должно быть. Не должно быть назидательности – она убивает художественность.

 

– На ваш взгляд, можно научиться писать?

Наверное, нет. Чувство языка должно быть. Но главное – душевное богатство человека. Плюс к тому же – мастерское владение языком.  Можно написать какую-то высокоморальную вещь, ну, если она не будет художественной, образной, если она не будет хорошо изложенной, там тоже не получится ничего.

 

–  Вы сами как-то учились, работали над стилем?

Несколько раз переписываю одно и то же. Причём очень советую – написал, положи в стол. Сначала, когда напишешь, тебе кажется рассказ превосходным – ты доволен. Но когда через месяц или два вынешь эту вещь из ящика и почитаешь, то ужаснёшься тому, сколько наделал ошибок. И начнёшь править, себя ругать. Но, в конце концов, добьёшься. Я вот рассказ переписываю без преувеличения по пять раз. И каждый раз нахожу какую-нибудь стилистическую неточность. И это можно делать бесконечно. Совершенства достичь невозможно, но всё-таки когда пять раз переделаешь – смотришь, ага, наконец-то, всё связано, всё хорошо, нет стилистических ошибок, нет повторов. Меня повторы преследуют. Как привяжется одно слово, так и не отпускает  – приходится  буквально вырывать. Потом думаешь – а чем его заменить? И всё никак не находишь чем заменить, то есть это процесс очень кропотливый.

 

– На какого читателя рассчитаны ваши книги?

Пожалуй, на молодого: где-то от шестнадцати до тридцати лет. Книга «Связь веков», прежде всего, адресована молодёжи. Чтобы ребята получили представление о нашей истории  и о тех исторических проблемах, о которых сейчас спорят. Я предлагаю своё видение этих вопросов. И ещё мои книги нравятся пенсионерам, может, потому что это люди советской эпохи. Они привыкли читать, они разбираются в литературе. Современные взрослые люди, на мой взгляд, не читают.

 

– А чтобы вы посоветовали начинающим авторам?

Во-первых, иметь у себя под рукой словари: русского языка, иностранных слов.

Второе – читать классику, причём не только русскую. Очень хорошие новеллисты французы, англичане.

В-третьих – вести дневник ежедневно. Я до сих пор понемножку записываю. Это как раз вырабатывает стиль и умение владеть пером, а также накапливаются сюжеты, из которых потом впоследствии могут возникнуть какие-то рассказы. И делать это надо постоянно.

Ну и четвёртый, и последний совет – не обращать особого внимания на рецензии и отзывы. Кто-то восторженно заявит: «Старик, ты написал гениальный роман», кто-то покривится и скажет про ту же самую вещь: «Ты написал ерунду, зря ты этим занимаешься». Не надо на это обращать внимания. Надо слушать свой внутренний голос – он подскажет.

 

Лариса КОМРАКОВА

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB