Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

От креста до бомбы
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

От креста до бомбы

Оцените материал
(0 голосов)
1003

Более полувека одна из центральных улиц Рязани носила имя террориста.


Интересна история нашей древней Рязани. Её хранят не только изменения в городе, но и названия улиц, площадей, переулков. Например, Ленина - Астраханская, Свободы - Владимирская, Московское шоссе - городская застройка Троицкой слободы. Постройками от Кремлёвского холма в южную сторону раздвинулся город - улицы Соборная, Семинарская, Мещанская, Хлебная и другие. Храня историю города, они рассказывают о тех, кто здесь жил; о том, как исторически складывались названия улиц. На них воздвигались храмы, возносились они как святые маяки.

 

Наступил 1917 год. Ранее две улицы - Большая Мещанская и её продолжение Семинарская получили новое имя - улица Каляева.

 

К несчастью, мало кто знал, что это имя террориста, убившего в Москве дядю государя Николая II, Великого князя Сергея Александровича Романова - главнокомандующего Московским военным округом.

 

На этой улице располагались товарная станция Московско-Казанской и Рязанско-Уральской железных дорог, старинные кирпичные здания Редутного дома, губернской больницы, дома Трудолюбия, Николовысоковская церковь, свечной завод Рязанской епархии, Борисоглебский собор, Духовная семинария (где учился Нобелевский лауреат, академик Иван Павлов), Владимирская (семинарская) церковь, Пожарный дом с кирпичной каланчой.

 

Улица освещалась керосиновыми фонарями, а после 1913 года - электричеством. Имелись телефон, водопровод, канализация. Здесь проезжали Русские Государи Александр I, Николай I, Александр II.

 

Вот и жили люди на улице Каляева, считая, что это имя героя войны. Часто, проходя по ней, я спрашивала у школьников: «А вы знаете историю этой улицы? Почему она носит имя Каляева? Кто он? Чем заслужил?» Некоторое смущение. И нет точного ответа. Да и из взрослых - мало кто знал.

 

Но правда восторжествовала. Благодаря трудам сотрудников топонимической комиссии, а главное - её председателю Николаю Булычёву - улица получила своё историческое название.

 

«ЗЕМНОЙ АНГЕЛ»

 

«Постарайся сделать счастливыми тех, кто рядом с тобой, и ты будешь счастлив». Эти слова стали главной целью жизни Великой княгини Елизаветы Фёдоровны Романовой. Передо мной труд Алексея Солоницына «Земной ангел» - это художественное жизнеописание святой преподобномученицы, Великой княгини Елизаветы Фёдоровны и всех, кто вместе с ней положил жизнь за веру Христову. Имя писателя широко известно в стране. На ниве литературы и кино он трудится уже более 45 лет, издав более 20 книг и подготовив более 4-х десятков сценариев для документальных фильмов. Главная тема в творчестве Алексея Солоницына - нравственный подвиг. Герои его книг - люди духовного поиска, отстаивающие порой ценой собственной жизни идеалы справедливости и добра.

 

За большой личный вклад в деле духовного просвещения соотечественников удостоен Патриарших наград - орден св. князя Даниила Московского, медали св. преподобного Сергия Радонежского, «100-летия со дня рождения Жукова». А за сценарий «Земной ангел» - главный приз на Международном кинофестивале «Золотой витязь» (Москва, 2000 г.). Вот этой книгой я воспользовалась.


 

romanovy

4 февраля 1905 года Морозное солнце изредка проглядывало сквозь белесые облака. Было холодно, бесснежно, задувал колючий ветер. Дворник закончил скалывать лёд на ступеньках. Исторического музея, ушёл, сгибаясь от ветра. Несколько прохожих прошли в Иверскую часовню, что у Воскресенских ворот. Прикрываясь воротником от ветра, высокий молодой господин в заграничной кепке с наушниками, в сапогах, беседовал о чём-то с человеком в крестьянской одежде, видимо, его слугой.

 

Молодому господину было лет 26. Выправки он был военной, научился управлять людьми, потому что отличался волей, изучал психоанализ, читал не только Фохта и Молешотта, но и Бакунина, с которым был лично знаком. Звали молодого человека Борис Савинков. Через несколько лет он станет во главе партии социал-революционеров. На руку Борис набросил плед, а под пледом - бомба. Человек, который был одет в крестьянскую одежду, странно бледен, а в глазах светилась одержимость фанатика. Это был 28-летний Иван Каляев. Он участвовал в убийстве министра внутренних дел Плеве.

 

- Отменять нападение больше нельзя, - резко сказал Каляев.

- Я выйду на Великого князя один!

- Это большой риск, один метальщик может промахнуться, тогда вся организация ставится под удар, - ответил Савинков.

- Я не промахнусь! Не отнимайте у меня возможность сделать то, к чему я стремился всю жизнь. Я не смогу больше жить, если цель моя не осуществится, - почти крикнул Каляев. Савинков передал ему плед с бомбой и увидел фанатичный блеск глаз.

 

Савинков быстро пошёл. Каляев поднял голову и увидел икону Иверской Божией Матери. Глаза Её, погруженные в созерцание Своей души, смотрящие поверх головы Младенца Иисуса, сейчас как будто смотрели на Ивана Каляева.

 

Но он не видел этого: всё его внимание было сосредоточено на выезде кареты Великого князя. Карета всё не появлялась. Не выдержав, Каляев быстрыми шагами направился к Никольским воротам, зашёл в Кремль. И в этот момент появилась карета Сергея Александровича. Великий князь распахнул дверцу и хотел спрыгнуть. Каляев бежал прямо на него, разворачивая плед. С четырёх шагов он успел бросить бомбу в грудь князю.
Раздался взрыв, ухнул, как мощный удар в огромный барабан.

 

Куски кареты, куски тела князя взлетели высоко в воздух и разлетелись в разные стороны. Каляев упал, отброшенный взрывной волной. Лошадь упала на брусчатку, пыталась подняться. В стороне валялся кучер Андрей весь в крови. А на месте кареты месиво из кусков окровавленного тела и дерева.

 

kalyaevКаляев, ещё не очнувшись от взрыва, ещё не веря, что остался жив, поднялся с колен и посмотрел на дело своих рук.

 

- Победа! Долой самодержавие! - истерично закричал он.

К месту взрыва подбежали полицейские, навалились на Каляева и скрутили ему руки.

 

А от дворцовых палат к месту взрыва мчалась Елизавета Фёдоровна. Она прошла между расступившимися прохожими, судейскими чиновниками, которые выскочили после взрыва из зала суда.

 

- Серёжа! Серёжа...

 

Она увидела его окровавленную голову с частью груди, в другой стороне часть торса с одной ногой. Солдаты из охраны Кремля принесли носилки. Елизавета Фёдоровна упала на колени, стала собирать куски тела мужа, словно боясь, что кто-то отнимет их у неё.

 

Солдат средних лет снял с себя шинель, накрыл останки Великого князя и стал помогать княгине. Нашёл в снегу окровавленную кисть князя с обручальным кольцом, положил её под шинель. Каляев, уже без истерического восторга, уже сам поражённый ужасом свершившегося, встретился взглядом с Елизаветой Фёдоровной. Вскинул голову, как бы показывая, что он ничего не боится, в том числе, и её взгляда. Носилки занесли в церковь Чудова монастыря и поставили у амвона. Старенький священник не знал, что делать.

 

- Батюшка, надо приготовиться к панихиде. Панихид будет много. А сейчас пусть читают Псалтирь. Я, я ...помолюсь пока.

 

Её сердце обливалось кровью, но она Богом данной ей терпимостью сдерживает нечеловеческую боль. Муж умер мгновенно, а раны достались ей.

 

Она опустилась на колени. Священник, потрясённый её самообладанием, смотрел как завороженный.

 

«Есть горе, которое ранит больше, чем смерть. Но любовь Бога может превратить любое испытание в благословение».

 

(Из дневника Императрицы Александры Фёдоровны Романовой).

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB