Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Стихийное притяжение
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Стихийное притяжение

Оцените материал
(1 Голосовать)
710

 

У нас в гостях – поэт, лауреат международных, всероссийских, межрегиональных конкурсов и премий, член Союза писателей России Сергей Панфёров

 

Рязань, 10 декабря -  Областная Рязанская Газета

 

Сергей Юрьевич, давайте  начнём с традиционного вопроса: сколько у вас книг?

– У меня изданы четыре сборника стихов: «Земное притяжение», «Дикое поле», «Золотые берега», «Божьи воды». Последний из названных вышел в этом году. Есть новые стихи и поэма, ждущие своей публикации.

 

Когда было написано первое стихотворение?

– Стихи начал сочинять лет в 13-14. Первое стихотворение не заслужило место в моей памяти. Сохранились стихи более поздние, написанные в старших классах школы и в студенческие годы, но лишь одно из них – «Лошадь в городе» – вошло в мой первый сборник «Земное притяжение».

 

Вы работали заместителем прокурора Кораблинского района, занимались расследованием особо важных и имевших большой общественный резонанс преступлений. Как же сочетается написание стихов и работа в прокуратуре с уголовниками?

– Многим кажется такое сочетание странным. Между тем, прокуроры и следователи – обычные люди, умеющие ценить хорошую литературу, музыку, живопись, тонко чувствующие чужую боль… Служба обязывает держать себя в обществе определённым образом. Прокурор или следователь, раскрывший свой внутренний мир, становится уязвим, поэтому мало кто решается на такой шаг.  Но история знает примеры служения своему Отечеству не только шпагой, но и пером. Классик русской поэзии Гавриил Романович Державин был генерал-прокурором и министром юстиции Российской империи.

 

Наша служба не из приятных. Приходится сталкиваться не с лучшими человеческими качествами, но в тяжёлые минуты душа сама тянется к поэзии (у кого-то к прозе, к музыке и т.д.), ищет спасения от грязи.

 

Раскрытие преступлений – это, наверное, тоже в чем-то творчество?

 

– Да, это творчество. Не творческий человек никогда не станет хорошим следователем и прокурором. Вдумайтесь, чтобы писателю создать достойное произведение, он должен изучать жизнь, людей, уметь моделировать ситуации. Всё это необходимо и при расследовании преступлений.

 

А какое поле для творчества работа государственного обвинителя! Надо так построить свою речь, найти такие слова, метафоры, образы, чтобы они привлекли внимание не только участников процесса, но и пришедших в судебное заседание зрителей, заставили задуматься, поверить в справедливость судебного решения, предостерегли от повторения подобных преступлений.  Примером на этом поприще всегда был Анатолий Фёдорович Кони – выдающийся судебный оратор, литератор, Почётный академик Петербургской академии наук по разряду изящной словесности.

 

Какая книга наиболее дорога и почему?

 

– Каждая книга – это ступень творческого развития. В этом году у меня в издательском доме «Контраст» вышла книжка под названием «Божьи воды». Она дорога мне как первая книга, изданная мной в статусе члена Союза писателей России. Надеюсь, книга получилась, и читатели её оценят.

 

Кто ваш лирический герой?

 

– Мой лирический герой – это наш с вами современник, не забывший свои истоки, родных и близких ему людей, места, где прошло его детство и счастливые дни жизни. С этим багажом он пытается найти себя в современной быстро меняющейся жизни и не растерять при этом лучшие качества, не утратить нравственные ориентиры, культурные и исторические ценности, которые он получил в наследство от своих предшественников.   

 

Был ли в вашей жизни писатель, который оказал влияние на вашу дальнейшую творческую судьбу?

 

– На мою творческую судьбу повлияли многие писатели и не писатели. Любовь к русскому слову и поэзии мне передалась на генетическом уровне от бабушки и дедушки. Ежедневно с юных лет я слышал от них стихи, песни, прибаутки, пословицы и поговорки. В семье очень любили стихи Сергея  Есенина, и он стал моим первым поэтическим кумиром. В старших классах школы появилось увлечение поэзией Михаила  Лермонтова, Александра  Блока. Открытием, захватившим меня на долгие годы, стало творчество Павла  Васильева. Многому учился на стихах Николая Рубцова, Юрия Кузнецова.

 

В прямом смысле на мою творческую судьбы повлияли  два моих старших товарища – члены Союза писателей России Евгений Артамонов и Владимир  Хомяков. Без них мои литературные опыты так бы и остались на уровне районной самодеятельности. Они научили меня работать над своими произведениями и буквально за руку привели в рязанскую литературную среду. Важную поддержку мне оказали и оказывают поэт Евгений Юшин и прозаик Владимир Пронский. Я счастлив, что судьба свела меня с этими выдающимися людьми.       

 

Вы пишете быстро? Много редактируете?

 

– Бывает, что стихи рождаются сравнительно быстро. Иногда замысел приходится подолгу обдумывать, создавать несколько вариантов, потом выбирать наиболее удачный. И в том, и в другом случае даю стихам отлежаться, потом правлю, порой меняю одно-два слова, знаки препинания, а иногда меняю (удаляю, дописываю) целые строфы.

 

Не раз приходилось редактировать уже опубликованные стихотворения. Ничего нового я здесь не изобрёл. Примерно также работали лучшие русские поэты. Известно, например, несколько редакций «Евгения Онегина». 

 

Вы в 1988 году окончили Саратовский юридический институт. Любой юрист составляет массу различных документов, в которых используется сухой, казённый язык. Этот юридический язык не мешал написанию стихов?

 

– Да, «казённый язык», который с годами въедается в нашего брата, усложняет создание художественных произведений. Привычку к нему приходится преодолевать. На стихотворную речь он влияет меньше, сложнее работать в прозе. В этом году я вышел в отставку и надеюсь полностью избавиться от назойливых речевых формул.

 

Вы с 2005 года ведёте литературное объединение «Кораблинские родники». Как, на ваш взгляд, можно научиться писать? И что вы посоветуете начинающим?

 

– Литературные объединения сегодня, как и прежде, выполняют много разных задач. Научить писать настоящие стихи или прозу человека, не обладающего к этому способностями, они, конечно, не могут. Но приобщить человека к литературе, воспитать из него вдумчивого и понимающего читателя можно.  К тому же, литобъединения создают некую среду для развития способных литераторов, где на примере других можно научиться улучшать свой текст. Литобъединения помогли поверить в свои силы многим автором, связавшим впоследствии свою жизнь с профессиональной литературой. В своё время и я нашёл опору в «Кораблинских родниках».

 

Начинающим я могу пожелать только одного – читайте как можно больше произведений хороших поэтов, не сторонитесь классиков. Помните, что если автор сам по себе интересная личность, то и выраженные в его произведениях мысли и чувства будут интересны читателям. Писателей называют инженерами человеческих душ, но прежде чем проектировать и строить чужие души, надо достойно спроектировать и построить свою.

 

Вы не пробовали писать прозу? Написать, например, детектив, используя какие-нибудь сюжеты из вашей профессиональной деятельности?

 

– Прозу писать пробовал и пробую, конечно, в ней слышны отголоски пережитого в моей профессии. Есть наброски нескольких рассказов и повести. Публиковать пока не планирую, если не считать интернета, который иногда использую для творческих экспериментов. Над прозой мне ещё работать и работать. Детективы как развлекательный жанр с использованием сюжетов из профессиональной деятельности писать не хочу. Чужое горе – не  повод для развлечений. Мне ближе произведения Достоевского и других писателей, в том числе Бориса Шишаева, где есть жизнь с её сложными сюжетами, порой и криминальными.

 

Вам известны случаи, когда ваши стихи каким-либо образом оказывали влияние на ваших читателей?

 

– Однажды мне позвонил приятель, он прочитал подборку моих стихотворений, опубликованную накануне в районной газете, и был очень удивлён. Ему и в голову не приходило, что взрослый человек, да ещё и прокурор, может писать стихи. Звонить мне сразу после прочтения он не стал, так как был поздний вечер, но решил проверить, хороши ли мои произведения.

 

Сам он стихов не читал со школьных лет, поэтому для  сравнения опубликованных в «районке» опусов с произведениями признанных поэтов порылся на книжной полке и, обнаружив там томик Пастернака, стал читать. Вскоре зачитавшись, забыл о первоначальных намерениях. С тех пор он постоянный участник наших поэтических вечеров и активный читатель районной библиотеки.

 

Теперь, когда авторы нашего литобъединения спрашивают меня, кому нужно их скромное творчество, я отвечаю, что оно нужно людям. Если после наших выступлений хотя бы один человек возьмёт с полки томик Пушкина, Лермонтова, Есенина, Пастернака или другого поэта и его душа откроется для поэзии, то все наши усилия не напрасны.     

 

Лариса КОМРАКОВА

 

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB