Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Яркие краски Елены Некрасовой
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Яркие краски Елены Некрасовой

Оцените материал
(2 голосов)
1323

В гостях у «Областной Рязанской Газеты» поэт, прозаик, член Союза писателей России, врач-психотерапевт Елена Некрасова.

 

Рязань, 5 января - Областная Рязанская Газета

Лена, давай начнём с традиционного вопроса – сколько у тебя книг?

– У меня два сборника стихов «Возвращение в себя» и «Запретные плоды», сборник рассказов «Муза в поиске», недавно вышедший, и две книги по психотерапии. Сейчас готовлю третью.

 

Расскажи про своё образование, про работу…

– У меня два высших образования: по первому образованию я врач, окончила наш медицинский университет. Специализировалась в области психиатрии и психотерапии. По второму – я психолог. Окончила Академию ФСИН. Два красных диплома. Профессий у меня тоже несколько. Даже не знаю – что, во-первых, а что, во-вторых. Они сосуществуют на протяжении всей моей жизни, перетекают друг в друга – это литература и психотерапия.

 

И как они сосуществуют вместе?

– Психотерапия даёт богатейший материал для наблюдения за людьми. Она чрезвычайно питательна для занятия прозой – это с одной стороны. С другой стороны – психотерапевтическая профессия учит лучше понимать не только других людей, но и саму себя. Оказывает гармонизирующее действие, способствует самораскрытию, творческому потенциалу, в том числе и в литературе.

 

Стихи и проза требуют определённого эмоционального развития, работы над собой, душевной тонкости и обогащают тем самым психотерапевтическую профессию. Я считаю, что психотерапевт должен быть человеком эмоционально очень развитым. А что может способствовать в большей степени эмоциональному развитию, как занятия литературой?

 

Твой творческий путь – прямой или, быть может, приходилось преодолевать какие-то препятствия?

– Стихи я пишу фактически всю свою сознательную жизнь, и даже часть бессознательной –  с 6 лет. Психотерапией тоже занимаюсь очень давно. Ещё в 12 лет я читала книги по психотерапии и гипнотизировала своих товарищей в пионерском лагере, увлекалась тогда Владимиром Леви. Тогда же  начала всерьёз писать стихи после чтения Андрея Вознесенского, который меня просто поразил, и  после знакомства со стихами Марины Цветаевой. Всё это как-то одновременно в 13 лет началось: и психотерапия, и стихи. Так вот и сосуществуют до сих пор.

 

В 14 лет я познакомилась с Борисом Михайловичем Шишаевым – довольно известным рязанским поэтом. Мне очень с ним повезло, потому что далеко не каждому доводится встретить такого доброжелательного и хорошего, настоящего, мудрого наставника. В 24 года у меня вышла первая книжка стихов, в 26 лет – вторая книжка стихов. В 24 года я вступила в Союз писателей России – на тот момент  я была самой молодой в нашей писательской организации. И тогда же приблизительно я поступила на Высшие литературные курсы в Литературный институт в Москве, но учиться на них не поехала, потому что у меня был годовалый ребёнок, и для меня это было важнее. Для меня вообще сын – это самое важное, что есть в жизни.  Кроме всего, я помнила о том, что мне надо реализовываться как врач.

 

Долгое время я проявляла себя в психотерапевтической профессии. Занималась своей личной жизнью, растила сына, продолжая при этом писать, в основном стихи, потом начала писать книги по психотерапии. Сейчас чувствую себя несколько свободнее и могу больше времени уделять литературе, что, собственно говоря, и делаю. Поэтому в принципе мой путь был достаточно прямым и простым. У меня есть ощущение благосклонности ко мне судьбы, она как-то идёт мне навстречу. И я это очень ценю.

 

Кем ты себя больше ощущаешь: поэтом или прозаиком?

– Раньше я себя ощущала, в первую очередь, поэтом. Сейчас чувствую в себе очень большой и мало раскрытый прозаический потенциал. Мне очень интересно его реализовать. Я даже затрудняюсь сказать, кем я ощущаю себя в большей степени. Я бы сказала, что в данный момент больше прозаиком, но это не значит, что стихи отошли на задний план. Просто также, как психотерапия и литература друг друга постоянно сменяют, мерцая и дробясь в моей жизни, также и стихи, и проза – то одно выходит на поверхность, то другое, но они всё время присутствуют.

 

Иногда сами писатели не знают, зачем они пишут. А ты зачем пишешь?

– Я пишу, для того чтобы объяснить окружающий мир, как я способна его понять, чтобы осталось это время, запечатлённое в моём сознании. Мне интересно писать о людях, которые нас окружают. Это что касается прозы. В стихах мне интересно запечатлеть те яркие чувства и образы, которые связаны с моей собственной жизнью. Так что пишу я во многом, для того чтобы как-то закрепить ускользающие мгновения и тем  самым зафиксировать моё собственное внутреннее богатство.

 

Как ты думаешь, кто твои читатели?

– Честно говоря, не знаю точно. Думаю, что многие люди не являются моими читателями. Полагаю, что мои читатели – это люди, которые любят литературу и имеют вкус к книгам, которым интересно жить.

 

Как ты освобождаешься от боли, страдания пациентов? Выплёскивается ли эта боль на страницы твоих книг? Потому что если всё это переживать в себе, то с ума можно сойти.

– Конечно, это очень закономерный вопрос, когда речь идёт о психотерапевте. Как освобождаться от боли, потому что она связана с нашей работой. Я всегда говорю, что хороший психотерапевт подобен пирогу в духовке: если слишком близко к огню, то сгорает, если слишком далеко, то черствеет. Если мы не пропускаем чувства клиента через себя – мы не эффективны, если мы не умеем выпускать, то разрушаемся. Поэтому задача заключается в том, чтобы пропустить их через себя и быстро выпустить. Как это делается – это вопрос уже профессиональной компетентности. В этом нет секрета, но это в нескольких словах не расскажешь, как не расскажешь в нескольких словах, как делать хирургическую операцию.

 

Я могу сказать только, что считаю, что профессионал должен справляться с этой болью в рамках профессии, то есть если он выносит какие-то свои неизжитые страдания, связанные с клиентами, например, в прозу, это говорит о его недостаточной переработке этой боли. В этом смысле, литература отдельно от профессии. У меня нет какой-то неизжитой боли, которую я несу потом в литературу. Всё то, что связано с профессией, остаётся в рамках моего кабинета.  Конечно, я близко принимаю к сердцу проблемы моих клиентов, и они для меня становятся очень близкими людьми, иначе и быть не может, потому что у меня такая профессия.  Но вместе с этим эта близость имеет очень чёткие, строго очерченные рамки – эта близость в рамках терапевтических сеансов. И заканчивая сеансы, мы заканчиваем отношения с клиентом.

 

Какая книжка более дорога?

– Это очень сложный вопрос. Каждая книжка мне дорога по-своему.  Стихи – это квинтэссенция моей души, это то, что связано с моей юностью, вообще с моими чувствами. Мне очень дорога «Муза в поиске» (она сейчас продаётся в «Барсе») – сборник рассказов, потому что это мой первый результат работы в жанре прозы.

 

Мне очень хочется, чтобы рассказы и повести, которые собраны под этой обложкой, отделившись от меня, начали свою самостоятельную жизнь. Мне дороги и книжки по психотерапии, и та книга, которую я сейчас пишу про эмоциональную зависимость. Это очень актуальная и важная тема, и мне кажется, она будет полезна, потому что состояние это встречается очень часто, а вместе с тем остаётся мало изученным.

 

Где ты печаталась?

– Несколько лет назад я послала свои стихи в один очень уважаемый мной журнал – в петербургский журнал «Нева». Послала подборку стихов без всякой надежды быть опубликованный. Я никого там не знала. Это было совершенно, как запечатать письмо в бутылку и пустить его в океан. Я и в другие журналы посылала, но откликнулись именно в «Неве». Это было в 2010 году, и с тех пор у меня там вышли три публикации. Мне это очень приятно, какое-то ощущение созвучия  с городом, с журналом. Это ощущение какого-то внезапного душевного родства мне очень дорого.

 

Был у меня ещё подобный случай. Есть такое большое ростовское издательство «Феникс».  Я послала туда свою книжку по психотерапии –  они взяли и напечатали, хотя я тоже никого там не знала. Также печаталась в «Литературной России», в местных изданиях.

 

–  Для тебя важно признание читателя?

–  Да, мне важно признание читателей, но не любой ценой. И важно признание тех людей, которых я уважаю.

 

Как я поняла, ты любишь чёткость, а не растекаться мыслью по древу?

– Да, я люблю чёткость. Кто ясно мыслит, тот ясно излагает. Люблю когда все по существу: и в литературе, и в работе. Я вообще люблю эффективность, когда максимум эффекта при минимуме усилий, максимум содержания при минимуме текста. Один из моих жизненных принципов: быть эффективной в словах, делах. Я знаю силу слова: и в психотерапии, и в литературе. Слово – это слишком драгоценная материя, чтобы тратить её всуе.

 

Лариса КОМРАКОВА

Шинный центр

Фотогалерея

VK
FB