Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Закованное кладбище
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

  Лариса КОМРАКОВА

Закованное кладбище

Оцените материал
(1 Голосовать)
492

Письмо уроженца села Коны Красноярского края, заведующего отделом конструкторского бюро под Москвой Михаила Панова, которое в 1983 году появилось в журнале «Техника – молодёжи», всколыхнуло весь Советский Союз. Рассказ о смертельно опасной зоне около сибирской реки Кова побудил отправиться в путь десятки экспедиций. Многие не вернулись – быть может, те, кто слишком хорошо искал


Рязань, 24 сентября – Областная Рязанская Газета. Материал из №37 (195) от 21.09.2017г.  

 

Михаил Панов сообщил, что услышал эту историю от пожилого колхозника из Кежемского района Красноярского края летом 1938 года. Из-за погодных условий им пришлось гнать стадо в Брянск через лес, а не сплавлять его по Ангаре. Колхозники шли от деревни Кова вдоль одноимённой реки (см.главное фото).

 

Когда погонщики уже собирались повернуть к Ангаре, в стаде недосчитались двух коров. Разыскивая пропажу, они увидели лишённую растительности поляну около 200-250 м в диаметре. Собаки, выбежав на чёрную землю, с визгом повернули назад, поджав хвосты. На расстоянии 15-20 м от деревьев лежали трупы пропавших коров. Круглая поляна навевала ужас. На земле виднелись кости и тушки зверей и птиц. Нависающие над поляной ветви деревьев почернели.

 

Опытный охотник, знавший местную тайгу, уже слышал о таком месте: «Наверное, это «Чёртово кладбище». Приближаться к голой земле нельзя – там смерть».

 

Старший торопился уйти. Колхозники так и не выяснили, почему на поляне погибает всё живое. Собаки, побывавшие на поляне меньше минуты, перестали есть и вскоре подохли.

 

«Раскрытие загадки, вероятно, принесло бы пользу науке, – писал Панов. – Смею надеяться, что моё сообщение заинтересует геологов и природоведов».

 

Неизвестно, как насчёт природоведов, но любителей приключений на свою голову оно точно заинтересовало. По количеству бросившихся на поиски Кова занимала третье место в СССР после ущелья Сиамы и М-ского треугольника.

 

 

Член комиссии по метеоритам Сибирского отделения АН СССР Виктор Журавлёв из Новосибирска подтвердил, что рассказ Панова не единственный. Врач, работавший в 1941 г. на Ангаре, не раз слышал от местных жителей о «гиблом месте». Погибших на поляне зверей охотники вытаскивали крюками на верёвках. Их необычно красное мясо было вполне съедобным. Охотники предлагали показать поляну, но загруженным сверх меры врачам было не до чудес природы.

 

Энтузиазм возрос, когда оказалось, что выходящая в селе Кежма газета «Колхозник» ещё до войны поднимала вопрос об изучении «Чёртова кладбища». В номере за 24 апреля 1940 г. был напечатан рассказ агронома Валентина Салягина. Он не только убедился, что это место существует, но и поставил небольшой опыт. На край чёрной поляны Салягин положил сосновые ветки и недавно застреленных рябчиков. Через некоторое время их вытащили и тщательно рассмотрели.

 

Зелёные ветки поблекли, словно чем-то опалённые. При малейшем прикосновении сосновые иголки отваливались. Рябчики внешне не изменились, но их потроха приобрели странный красноватый оттенок. При недолгом нахождении близ того места Салягин и его проводник испытывали непонятную боль. Стрелка компаса рядом с поляной приходила в сильное колебание, показывая неверное направление.

 

Гипотеза о газовой ловушке впервые была высказана Виктором Журавлёвым. Он обратил внимание, что долина Ковы находится в черте Тунгусского каменно-угольного бассейна, а значит, под ней может возникнуть подземный пожар. Пласты угля под землёй в условиях недостаточного притока кислорода медленно тлеют, выделяя угарный газ, не имеющий ни цвета, ни запаха. Учёный предположил, что газ смог пробиться на поверхность только в одном месте.

 

Угарный газ ядовит. Он соединяется с гемоглобином крови, вытесняя кислород и образуя карбоксигемоглобин, придающий крови ярко-алый цвет. Окись углерода легко соединяется и с мышечным белком – миоглобином, в результате чего ткани мышц тоже становятся ярко-красными (вспомните рассказы про необычно красный цвет мяса павших животных)! При высокой концентрации карбоксигемоглобина в крови возникает головная боль, мышцы тоже начинают болеть, возможна потеря сознания. При насыщении крови до 80% наступает смерть. Даже при лёгком отравлении настроение становится подавленным, возникают тревога, страх.

 

Специалисты, изучая сделанные в инфракрасном диапазоне снимки долины Ковы, обнаружили на них «горячие» пятна. Это вполне могли быть следы подземных пожаров.

 

Увы, не всё так просто. Салягин положил на безжизненную землю не живых, а убитых рябчиков. Они не дышали, но внутренности птиц всё равно покраснели!

 

Александр Симонов из Ташкента предположил, что меняет окраску тканей не газ, а мощное переменное магнитное поле. Если оно превышает определённое значение, кровь в теле свёртывается. Если птицы были достаточно свежими, поле должно воздействовать и на мёртвых рябчиков. Но почему остались в живых Валентин Салягин и его проводник? Почему компас исправился сам? При силе магнитного поля, способной убивать, он навеки остался бы выведенным из строя.

 

Сразу же после публикации в журнале «Техника – молодёжи» десятки энтузиастов собрались в дорогу. Многие не вернулись обратно. По данным Александра Ремпеля из Владивостока, в ходе поисков аномальной зоны погибли и пропали без вести 75 человек.

 

В 1987 г. пропала без вести экспедиция из Томска, к которой присоединились двое парней из Новосибирска. Предполагалось, что в конечном пункте маршрута, где они сойдут с поезда, к ней присоединятся двое местных энтузиастов. Парни были опытными туристами, не раз ходили по сибирской тайге, имели огнестрельное оружие. В Томске они сели на поезд и, по свидетельству поездной бригады, все благополучно сошли в намеченном месте. А дальше начались странности. Местным жителям, которые должны были присоединиться к экспедиции, сказали, что поезд из Томска опаздывает на три часа, и они, чтобы переждать время, пошли домой. Но машинист сократил опоздание до двух часов, и когда энтузиасты снова пришли на станцию, поезд ушёл. Прибывших из Томска ребят никто не видел. Дежурный по станции говорил, что какие-то парни сошли с поезда, но куда они делись – неизвестно. На посланную в Томск телеграмму пришёл ответ: группа выехала в назначенное время.

 

Милиция подключилась к розыскам через три дня, когда очевидцы, которые могли видеть группу, уже разъехались. Никто пропавших больше не видел. Создалось впечатление, что экспедиция исчезла сразу после выхода из поезда.

 

Некоторым группам мешала работать не природная аномалия, а кто-то или что-то ещё. Во время одной из экспедиций Александра Симонова в лесную избу вошёл человек и забрал все бумаги о «кладбище». Никто не помешал незнакомцу. Члены группы сидели неподвижно, словно загипнотизированные. Трое сталкеров из Братска, посетившие Кову в июле 2003 года, столкнулись в этой же избе с чем-то непонятным.

 

 

– Уставшие, измочаленные, мы легли спать, – рассказал Андрей Власов. – Посреди ночи я просыпаюсь от стука в дверь. Такого ужаса в жизни никогда не испытывал. Душа ушла в пятки в прямом смысле слова. Никого мы не видели. Мы слышали звуки, как будто кто-то срывает дверь с петель. В зимовье нет запоров, одна щеколдочка громко трясётся. Я стал бегать и всех будить. Удивительна была реакция моих друзей. Алексей, к примеру, вообще не проснулся: он будто впал в ступор. Иван отреагировал ещё оригинальнее, и это напугало меня ещё больше: он открыл глаза, сел поперёк лежанки по-турецки, начав, как болванчик, раскачиваться из стороны в сторону и смотреть вперёд, не произнося ни слова. И луч фонарика как-то странно себя повёл. Так продолжалось минут двадцать. Ни о каком сне уже не было и речи.

 

За стенами зимовья их тоже поджидало немало сюрпризов:

 

– В двух местах, где мы подозревали нахождение «кладбища», дозиметр показывал заведомо непонятные вещи. Как только вышли из леса, прибор заработал точно. Там же он показывал, если можно так выразиться, отрицательные значения. Как будто излучение чем-то поглощается с огромной силой…

 

Ещё один факт, который вообще граничит с риском для здоровья. Есть такой газ -озон. Им пахнет, иногда приятно, после грозы. На самом деле, это окислитель и вредный для организма газ. В одном месте, где возможно расположение «кладбища», поднимаясь на гору, мы почувствовали такой сумасшедший запах озона, что нам пришлось закрывать рты и бегом оттуда выбираться.

 

Охотники говорят, что в тех местах невозможно поставить капканы. Всё железное быстро истончается и портится. Не ржавеет, а словно медленно испаряется слой за слоем.

 

За последнее время люди снова вернулись в долину Ковы. В ней начали рубить лес, тайгу прорезали просеки, лесовозные дороги. Когда участки вырубки вплотную подступят к аномальной зоне, мы снова услышим о «Чёртовом кладбище».

 

Материал подготовила Лариса КОМРАКОВА. По данным сайта History-lost

 

 


Подписывайтесь на «Областную Рязанскую Газету»
в социальных сетях:

Вконтакте
Одноклассники
Facebook
Twitter