Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Казнь не приговор
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Автор 

Казнь не приговор

Оцените материал
(1 Голосовать)
1723

Есть в жизни сюжеты поразительно интересные, но и настолько кошмарные, что ни одному писателю и не снилось.  И любая человеческая фантазия меркнет перед реальностью происходящего. И даже смерть в удивлении отступает.

 


23 февраля 1885 г., 6 часов 58 минут. Священник тюрьмы в Эксетере, Англия, судья и старший надзиратель входят в камеру осуждённого на смерть Джона Ли, чтобы его разбудить. Сперва должен выполнить свою работу священник. И сегодня первая казнь в его жизни. Он, конечно, страшится – и любой может его прекрасно понять. Но такова его работа: быть рядом, когда кто-то умирает. Быть рядом, когда умрёт Джон Ли. К большому изумлению священника, осуждённый встречает троих вошедших широкой ухмылкой:
«А, это вы, наконец? Что, уже пробил мой час? Что ж, господа, начинайте!»
Священник спрашивает у него, не желает ли он, прежде всего, исповедаться.
«А зачем? Мы определённо скоро увидимся снова!»

Четверо мужчин проходят во двор к виселице, где мистер Берри, «заплечных дел мастер», связывает осуждённому руки за спиной. Священник начинает бормотать молитвы, поднимается на несколько ступенек и занимает место, которое ему предназначено по закону.

Всё дальнейшее происходит очень быстро: палач накинул белый капюшон на голову преступника, укрепил у него на шее верёвку и подал знак помощнику. Священник закрыл глаза и забормотал молитвы ещё чуть громче. Помощник дёрнул за шнур защёлки – но люк под осуждённым не провалился! На пару секунд воцарилось молчание. Палач опомнился первым и дал ещё один знак помощнику. Джон Ли был освобождён от верёвки и капюшона. Он бледен, но – да, он почти развлекается происходящим.
«Привет, это снова я. Я же вам говорил, что мы скоро увидимся снова!» – Замечает он пастору, который стоит рядом с ним на трясущихся коленях.

На помосте виселицы мало места. Священника и осуждённого просят спуститься вниз. Надо проверить механизм. Палач и его помощник принимаются за отладку. Но всё работает – защёлка отходит, как ей полагается, и люк с глухим стуком падает вниз. Мистер Берри, палач, извиняется: «Мне, правда, очень жаль... но мы должны проделать это ещё один раз».
«Так делайте! Выполняйте свою работу!» – произносит Джон Ли совершенно небрежно.

На него снова надевают белый капюшон и на шею накидывают верёвку. Священник закрывает глаза и опять бормочет молитвы. Палач подаёт знак. Его помощник дёргает за шнур. Защёлка движется, и люк снова застревает и не открывается!
Судья сверлит палача гневным взглядом. Защёлка опять задвигается, верёвку и капюшон снова снимают. Между тем палач лихорадочно работает. Механизм ещё раз проверен. Всё функционирует безупречно: защёлка выдвигается, и люк откидывается вниз. Мистер Берри даже сам встаёт на люк, хватается за верёвку обеими руками и командует: «Давай! Дёргай за шнур!» Люк распахивается, и палач на несколько секунд повисает на верёвке.  Всё работает безупречно.  

И снова Джон Ли покидает камеру смертников. И создаётся впечатление, что ему всё это нипочём. Несчастный священник возвращается, чтобы казнь была приведена в исполнение по всей форме. Он пытается возразить, что при сложившихся обстоятельствах... принимая во внимание знаки... когда дважды небеса являли свою волю... необходимо отменить казнь!

Но судья непоколебим и требует, чтобы все заняли предназначенные им места. Слух о необычайных обстоятельствах этой столь технически трудной казни уже разнёсся по всей тюрьме. Все заключённые собрались у зарешеченных окон и глядят на человека, который готов в третий раз взойти на виселицу. Палач, духовник и приговорённый – каждый вновь занимает предназначенное ему место.
Прежде чем мистер Берри накидывает на голову Джона Ли капюшон, он говорит ему:
«Мне очень жаль, старина, но теперь всё произойдёт на самом деле».
«Ты так считаешь?» – замечает осуждённый, и снова по его лицу пробегает широкая усмешка. 

Ну, теперь всё пройдёт, как надо, думает про себя палач и со смешанным чувством опять накидывает капюшон на голову, укрепляет верёвку на шее, проверяет узел и отступает на два шага. В третий раз священник в своём углу начинает произносить необходимые молитвы и закрывает глаза.  Мёртвая тишина. Затем слышится голос: он поёт старую английскую песню, – приглушённый голос, но спокойный и мощный: Джон Ли, он поёт из-под капюшона!

Изумлённо и беспомощно палач смотрит на судью. Такое он видит впервые. Да разве способен человек на что-то подобное? Но судья уже в нетерпении. Палач решительно командует. Помощник дёргает за шнур, слышно, как скользит защёлка, – и снова люк не проваливается!

Судья требует привести плотника. Зовут его Френк Росс.  Он тоже заключённый, которого сначала приговорили к смерти, но потом заменили наказание на пожизненное заключение. Две недели назад он получил приказ администрации построить виселицу с помостом по классическим чертежам. Плотник утверждает, что всё сделал правильно.

Сам судья проверяет работу механизма. Дважды он лично встаёт на место осуждённого. И дважды защёлка открывается, дважды он повисает на верёвке, за которую держится обеими руками. Всё прекрасно работает!  Под буйные выкрики заключённых Джон Ли в четвёртый раз оказывается под виселицей. В четвёртый раз – уже трясущимися руками – палач накидывает на него капюшон и укрепляет верёвку, в четвёртый раз священник закрывает глаза и молит Господа, чтобы чудо случилось ещё один раз. И снова мёртвая тишина повисает над тюремным двором.

Поскольку палач весь трясётся, судья сам подаёт знак помощнику. Тот в четвёртый раз дёргает за шнурок – чтобы в четвёртый раз люк не распахнулся! Тут поднимается немыслимый шум – все заключённые разражаются воплями восторга. Мертвенно-бледный, с повисшей головой, судья покидает тюремный двор. Священник поднимается с коленей и благодарит Господа за спасение жизни Джона Ли. А тот снова отправляется в свою камеру. Пару дней спустя на заседании нижней палаты парламента смертный приговор ему заменяется пожизненным заключением.

Джон Ли был осуждён за убийство 68-летней мисс Эммы Кейси, у которой работал в качестве домашней прислуги. Её загородный дом находится в селении Баббакомб, Южный Девон. Все остальные слуги – женщины. Вместе с ней живёт и её сводная сестра Элизабет Харрис. Именно она привела к мисс Кейси Джона, только что, осенью 1884 г., вышедшего из тюрьмы, где он отсидел шесть месяцев за кражу. Спустя некоторое время после его прибытия, 15 ноября, в 4 часа утра густой дым окутывает коттедж Эммы Кейси. Слуги вскакивают с постелей. Кто-то из них бежит позвать на помощь соседей. Хозяйку находят в салоне, уже мёртвой и охваченной языками пламени. У неё перерезано горло и в придачу на голове три раны. Тело жертвы обёрнуто бумагой, пропитанной парафином, что указывает на то, что убийца пытался сжечь Эмму Кейси, чтобы замести следы преступления.

Местная полиция проводит быстрое следствие. Поначалу, осмотрев раны на голове, полицейские считают, что их нанёс некий Эрик Рауль… Но затем все их подозрения переносятся на Джона Ли, единственного мужчину, который проживает в коттедже. Их подозрения усиливаются после того, как на руке Джона Ли обнаруживается травма. Юноша напрасно протестует и утверждает, что он поранился, когда разбил оконное стекло, чтобы проветрить комнату, заполненную дымом, – ему никто не верит. Его тут же арестовывают и уже 2 февраля судят. Двадцать восемь человек свидетельствуют против него, а он даже не пытается защищаться. Три дня спустя дело закрыто, и Ли приговаривается к повешению.

После замены смертной казни на пожизненное заключение, Джон Ли всё продолжает твердить о своей невиновности. В конце концов, его делом занялась пресса, и общественное мнение взбудоражилось. И на самом деле: доказательства его вины, которых всего-то два и оба сомнительны – он был единственным мужчиной в доме и вполне объяснимая рана на руке – совершенно неубедительны.

В декабре 1907 г., после 23 лет заключения, он выходит на свободу. Ли возвращается в Девон и публикует свою биографию, что делает его знаменитым. Он даже успевает жениться и родить детей.  Умер Джон Ли 19 марта 1945 г., когда ему было уже за восемьдесят, спустя 60 лет после чудесного спасения от повешения. Уже на смертном ложе он открывает свою тайну.

Никакого чуда в его спасении не было, а была одна только ловкость рук Френка Росса, плотника: точно под тем местом, где во время казни должен стоять священник, он обломал одну доску, которая сдвигалась всего на один-единственный сантиметр, когда кто-нибудь на неё становился, – один сантиметр, но приходящийся точно на нужное место, чтобы заблокировать люк. Ведь при всех проверках священник уходил со своего места на помосте виселицы и не стоял на той самой доске. Поэтому механизм действовал исправно. Но при каждой попытке провести казнь доска делала своё дело. Священник, если можно так выразиться, оказался для осуждённого на самом нужном месте. Это был последний раз, когда система английского правосудия позволила заключённому строить виселицу.

Может ли любовь воскресить умершего человека? Если вспомнить о случае, который произошёл в начале ХIХ века с Викториной Лефуркад и Жулиусом Боссюэ, на этот странный вопрос вполне можно дать утвердительный ответ. «Ты никогда не выйдешь замуж за этого оборванца! Он тебе не ровня!» – в который раз раздражённо отвечал граф Лефуркад на немой вопрос своей дочери, красавицы Викторины. Она даже уже и не пыталась спорить со своим отцом, и только её умоляющий взгляд неизменно вызывал очередной приступ гнева у главы многочисленного благородного семейства.

Викторина познакомилась с бедным журналистом Жулиусом Боссюэ на одном из балов. Для них это была обоюдная любовь с первого взгляда, среди мелькающих танцующих пар их глаза встретились, чтобы не расставаться друг с другом весь этот вечер. Бдительный граф Лефуркад быстро заметил взгляды, которыми обменивается его дочь с молодым статным красавцем. Сначала он сделал вид, что ничего не заметил, ведь Викторину пора было выдавать замуж, но в конце вечера всё же навёл справки о молодом человеке, чтобы вовремя пресечь это увлечение, если кандидат в женихи окажется неперспективным. Узнав, что Боссюэ простой журналист из низов, Лефуркад сделал дочери строгое внушение, чтобы она не строила глазки голодранцам. Однако уже было поздно – любовь полностью завладела сердцем Викторины.

Жулиус делал всё возможное, чтобы хоть изредка увидеть свою любимую, но графу удалось перехватить его записку Викторине, после чего последовало бурное объяснение с Боссюэ. Лефуркад запретил журналисту даже приближаться к его дочери, а на просьбу Жулиуса выдать за него Викторину только презрительно рассмеялся. Вскоре после этого родители принудили Викторину выйти замуж за пожилого генерала, у которого было положение в обществе и деньги. Викторина не любила своего мужа, она тосковала по Жулиусу, часто болела и через несколько лет, в 1810 году, после тяжёлой болезни умерла.

Боссюэ все эти годы, не переставая, любил Викторину, и, узнав о её смерти от коллег журналистов, он поспешил на деревенское кладбище рядом с имением её мужа, чтобы навсегда проститься со своей любимой. У свежего могильного холмика на Жулиуса внезапно нахлынуло такое отчаяние, что он упал перед ним на колени и разразился рыданиями.

Потом Жулиус никак не мог объяснить, почему вдруг его обуяло неистовое желание оставить себе на память о любимой хотя бы локон её волос. Ломая ногти, что-то безумно бормоча, Боссюэ копал землю обломком доски, пока не добрался до гроба. Вот, наконец, крышка гроба откинута, и перед ним предстала его любимая. Викторина лежала словно живая, усыпанная уже увядшими цветами. Только тут Жулиус вспомнил, что у него ничего нет с собой, чем бы он мог отрезать локон волос своей возлюбленной. К счастью, в рыхлой кладбищенской земле то и дело попадались кремни, он разбил один из таких камней и его острым осколком попытался отрезать локон. В этот момент раздался еле слышный вздох, и Викторина открыла глаза!

В первое мгновение Жулиус чуть не сошёл с ума, но радостная улыбка Викторины вернула его к действительности. Он приподнял её и прижал к своей груди. Она на самом деле была живая! Был ли это летаргический сон или просто необыкновенное чудо, но его возлюбленная воскресла. Взяв её на руки, он поспешил к карете и увёз даму своего сердца в Париж.

Утром кладбищенский сторож, делая обход, увидел разрытую могилу и, убоявшись гнева генерала, закидал её землёй и привёл всё в порядок, решив, что на кладбище в его отсутствие побывали грабители. Страшась наказания, он никому не сообщил о происшествии, поэтому для всех Викторина так и осталась мёртвой.

В Париже Жулиус и Викторина оставались недолго. Как только молодая женщина поправилась и обрела силы, любовники на корабле отправились в Америку, где и провели целых 20 лет. После этого они всё же решили вернуться на родину, им и в голову не приходило, что после столь длительного отсутствия кто-то сможет их узнать. Однако красота Викторины с годами не угасла, и именно из-за этого её узнала одна из дальних родственниц семейства Лефуркад. Известие о воскрешении Викторины мгновенно облетело весь Париж и, конечно, дошло до бывшего мужа. Тот, недолго думая, подал на Викторину в суд.

Этот судебный процесс был настоящей сенсацией года. Все восхищались Викториной и Жулиусом, их любовью и мужеством. Суд не мог не принять во внимание общественное мнение, и эта пара была оправдана. После этого супругам Боссюэ уже не надо было ни от кого скрываться, и они прожили вместе долгую и счастливую жизнь.

Материал подготовила Лариса КОМРАКОВА

Источники:

http://vmistike.ru/index.php/yavleniya/

http://www.zakonia.ru/analytics/


Подписывайтесь на «Областную Рязанскую Газету»
в социальных сетях:

Вконтакте
Одноклассники
Facebook
Twitter