Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Чума на службе Красной Армии
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Автор 

Чума на службе Красной Армии

Оцените материал
(2 голосов)
1962
Чумной форт в Кронштаде Чумной форт в Кронштаде http://myflot.nethouse.ru/static/img/0000/0002/2504/22504553.jtypdg57ud.jpg

 

Считается, что первыми встали на путь создания биологических средств массового поражения немцы во время Первой мировой войны. Но у них всё осталось на уровне теории...

 

Рязань, 06 июня - "Областная Рязанская Газета" Лига Наций в 1925 г. предложила всем странам подписать конвенцию о запрете использования в военных целях ядовитых веществ и бактериологического материала. Зачем, интересно, было запрещать, если официально такого оружия не существовало? Значит, на Западе что-то знали и боялись.

 

В Рабоче-крестьянской Красной армии в 1926 г. почти открыто создали Военно-химическое управление. СССР подписал конвенцию в 1927-м, но разработок ВОХИМУ не прекратило, ограничившись введением особой секретности. 

 

Достоверно известно, что Франция начала исследования в области биологического оружия только в 1934 г., Англия – в 1936-м, Япония – в 1937-м, США – в 1946-м, а Германия снова прошла мимо (Гитлер смертельно боялся заразиться чем бы то ни было, и ненавидел даже разговоры о бактериях).

 

Конец XIX в. ознаменовался огромным прорывом в медицине. Была найдена вакцина от самого страшного заболевания – чумы. Впервые был выделен возбудитель болезни. Произошло это во время чудовищной эпидемии чумы в Индии. Исследовательские лаборатории возникли по всему миру, в том числе и в России, на базе Императорского Института экспериментальной медицины (ИИЭМ).


В Европе почти все такие лаборатории были частными, держались на научном энтузиазме и интенсивно обменивались между собой результатами исследований. В России дело поставили на государственный уровень. Принц Ольденбургский, используя своё влияние при дворе, добился перевода ИИЭМ на военное положение. Для этой цели был выбран один из фортов Кронштадта – «Император Александр I». 

 

И в 1897 г. там поселились военные медики. Официальной целью существования лаборатории были разработка противобубонночумных препаратов и производство уже известных вакцин. Продукция лаборатории (вакцина Хавкина и сыворотка Йерсена) и правда поставлялась по всей России и за её пределы.


Форт охранялся жандармерией, там действовала строгая система карантинов и увольнений в город. Меры предосторожности были приняты передовые. Даже технологии переработки и уничтожения отходов мало отличались от современных: спецодежда, маски, перчатки, система вентиляции, дезинфекции и стерилизации.

 

Лаборатория была рассчитана на 30 врачей и несколько десятков человек обслуживающего персонала. Но постоянно там никогда не работали больше пяти докторов и нескольких фельдшеров. Те же, кого привлекали на временной основе, имели доступ не ко всем помещениям, что свидетельствует о режиме секретности.

 

После революции культуры возбудителей холеры и чумы чины военного министерства вывезли в Саратов, но в целом лаборатория досталась большевикам. По свидетельству очевидцев, она продолжала функционировать на старом месте до 1923 г.


Слухи о «Чумном» форте быстро облетели Петербург, и жители прибрежных кварталов стали тревожно озираться при южном ветре, дувшем со стороны Кронштадта. Особенно способствовали ажиотажу студенты, побывавшие как-то раз в лаборатории на практических занятиях по чуме и холере.

 

Между тем, в лаборатории происходили странные вещи. В 1903 г. заболел лёгочной чумой (она в десятки раз заразнее бубонной) доктор Турчинович-Выжникевич. Он заразился, производя опыты по инфицированию животных через лёгкие распылёнными культурами, что весьма странно для опытов с бубонной чумой. Лечение результата не дало, так как первые двое суток он списывал недомогание на простуду.

 

В день смерти доктора симптомы лёгочной чумы обнаружились у фельдшера Поплавского – он был приставлен ухаживать за больным. Ему вводить сыворотку стали сразу и смогли вылечить. Спустя три года заразился доктор Шрейбер. Он работал над определением бактерийной массы и, вероятно, стал жертвой собственной небрежности.

 

Болезнь поначалу снова приняли за простуду, и сыворотка не помогла. Впрочем, сам Шрейбер почему-то был уверен, что она в его случае и не поможет. Интересно, что за особая ситуация? Ведь поправился же фельдшер три года назад! Трудно поверить, но всё это похоже на эксперименты по усовершенствованию штамма чумы.

 

При вскрытии Шрейбера заразился доктор Падлевский. Однако, подкорректировав курс лечения, его спасли.
Обращает на себя внимание несоответствие заявленной задачи – разработка противобубонночумных препаратов – и проведения упорных опытов по распространению болезни воздушно-капельным путём.

 

В 1910 г. в Маньчжурии, в зоне отчуждения китайско-восточной железной дороги, неожиданно вспыхнула эпидемия лёгочной чумы. Болезнь протекала стремительно, смертность составляла 100%. Ответственность за это возложили на рабочих-китайцев. Но где они подхватили заразу?

 

Кстати, разбираться с эпидемией из Петербурга были срочно командированы в составе целой экспедиции доктора Заболотный и Падлевский, имевшие отношение к «Чумному» форту. С их приездом неконтролируемо распространявшаяся болезнь постепенно отступила.

 

Между прочим, рабочие, заболевшие первыми, разбирали старые железнодорожные склады. Вполне возможно, что со времён Русско-японской войны там оставались какие-то военные материалы, которые следовали в направлении Порт-Артура, но были складированы, когда японцы блокировали крепость. Не этим ли объясняется повышенный интерес к эпидемии со стороны российского правительства?

 

Молодое советское государство с первых дней своего существования попало в тяжелейшие условия. Гражданская война, интервенция, голод, разруха, эпидемии холеры и тифа. Не только Япония, США, Англия и Франция, но и карлики вроде Грузии с Эстонией норовили урвать хоть что-то. Но тут как нельзя кстати пришлись вспышки чумы на границах.

 

Сначала полыхнуло в Трапезунде, где базировались интернированные российские войска. На эту армию имел виды генерал Лавр Корнилов – он намеревался привлечь её для похода на Москву. Из-за эпидемии организованной отправки не получилось. Кроме того, части были сильно деморализованы болезнью и затянувшимся ожиданием возвращения на родину. В результате Лавр Корнилов подкрепления не получил.

 

Потом эпидемия началась в Грузии, и англичане сразу раздумали отправлять туда военный контингент и советников. Следом вспышки заболевания были отмечены в Сочи и Новороссийске. Это снова отпугнуло командование войск Антанты от высадки экспедиционных корпусов.

 

Потом обострилась ситуация на границе с Ираном, но очередная вспышка чумы сорвала планы шахского правительства и Англии вторгнуться в Закавказье. Точно также очаги эпидемии в Туркестане удерживали от проникновения в российскую Среднюю Азию бухарцев.

 

Последним крупным оплотом контрреволюции со временем остались Забайкалье и Дальний Восток. Там бой Советам собирались дать остатки легендарного корпуса Каппеля. Однако фронт они не удержали и вынуждены были с боями прорываться в Китай.

 

Не успели оставшиеся белые части добраться до нового места, как среди солдат разразилась чума. Одновременно эпидемия вспыхнула во Владивостоке, где стояли японцы.

 

Очень любопытны воспоминания японских врачей, которые пытались помочь горожанам. Они отметили, что эпидемия носила странный характер. Несмотря на лёгочную форму, болезнь очень слабо передавалась от одного человека к другому. Было слишком много случаев выздоровления, а у значительного числа заражённых болезнь протекала в ослабленной форме.

 

Доктор Койдо прямо указывал командованию, что эпидемия носит как будто искусственный характер. Стоило локализовать один очаг, как в совершенно другом районе города находили подброшенный в мешке зачумлённый труп китайца. Известны случаи заражения через ценные вещи, найденные в брошенных рыбацких шхунах.

 

Поскольку клиническая и эпидемиологическая картина была японским врачам совершенно непонятна, они дали рекомендации своему командованию эвакуировать войска.
Чума не только отпугнула интервентов от Приморья, но и помешала мобилизации остатков белогвардейцев. Зато Красная армия чумы совершенно не боялась.

 

Достоверные случаи заражения бойцов и командиров в годы Гражданской войны не зарегистрированы. А о советских врачах – победителях смертельной болезни – впоследствии сложили легенды. И правда, стоило им прибыть в неблагополучный по чуме район, как эпидемия сама собой стихала. Может быть, они лучше всех знали, от чего лечили?

 

 

Источник:

http://tainy.info/history/vystrely-chumnogo-forta/

 

 Материал подготовила Лариса КОМРАКОВА


Подписывайтесь на «Областную Рязанскую Газету»
в социальных сетях:

Вконтакте
Одноклассники
Facebook
Twitter