Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000

Русские враки немецкого барона
index

Областная Рязанская Газета. Рязанские новости

Новости Рязани и Рязанской области

Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 664
 

Русские враки немецкого барона

Оцените материал
(0 голосов)
3165

О пребывании легендарного барона Мюнхгаузена в России обычно говорят неуверенно, вскользь; более того, многие сомневаются: покидал ли он пределы любимой Саксонии вообще?

 


В родном поместье Боденвердер барон Мюнхгаузен - реальный прототип героя книг Рудольфа Распэ - слыл великолепным рассказчиком, чья жизнь изобиловала самыми невероятными приключениями. И что самое любопытное, в тех повествованиях барон ничего не придумывал, а рассказывал о том, что сам пережил, будучи корнетом, поручиком, а затем ротмистром российской армии. В России барон Мюнхгаузен прослужил более 13 лет, прибыв в 1737 году в качестве пажа к герцогу Антону Ульриху Брауншвейгскому - одному из высокопоставленных военачальников российской армии.

 

В 1739 году Мюнхгаузен был зачислен корнетом в кирасирский полк, уже через год он получил звание поручика, а ещё через 10 лет стал ротмистром. В Российском государственном военно-историческом архиве чудом сохранились подлинные рапорты поручика Иеронимуса фон Мюнхгаузена и распоряжения штаба кирасирского полка, касающиеся его судьбы. Эти подлинные документы - яркие свидетельства той далёкой поры, они проливают свет на многие события не только в жизни барона, но и всей русской истории. К сожалению, сохранились только те рапорты и донесения, что датированы 1739-1741 годами, когда Мюнхгаузен был в чине поручика. Даже по ним можно понять, что барон был не лишён чувства юмора, а ситуации, в которые он попадал, иначе как комическими не назовёшь.

 


Гранд Авто — дилер фольксваген (Набережные Челны) ведет свою работу с 2010 года и является единственным центром по продаже автомобилей Volkswagen в Набережных Челнах. Мы предлагаем своим клиентам полный модельный ряд автомобилей марки Volkswagen производства известного немецкого автоконцерна Volkswagen Group.

Volkswagen polo - по-новому красив, по-прежнему надежен


 

3 декабря 1740 года Мюнхгаузен был произведён в поручики. Узнав об этом знаменательном событии, новоиспечённый офицер уже 5 декабря пишет в полковую канцелярию: «...покорно прошу прислать мне надлежащую офицерскую амуницию, конский убор и прочее». Конечно же, барон надеялся, что он тут же справит новенький мундир и будет во всей красе щеголять перед молоденькими девушками. Но не тут-то было. Барона погоняли по инстанциям, однако нигде вожделенного мундира не нашлось. И лишь в некоей 6-й роте оказалась амуниция поручика Ушакова, видимо, убитого в бою. Её-то и выделили Мюнхгаузену, и была она, конечно, не новая и особенно щеголять в ней не пришлось.

 

В подразделении, где служил барон, процветали жульничество и воров-
ство. Например, при починке 10 кирасирских ружей мастер Колокольни-ков утаил 4 медных скобки, каждая стоимостью 2 рубля. В донесении в канцелярию полка Мюнхгаузен просит удержать эти деньги с кирасира или же прислать ему дополнительно эти злополучные скобки. А вот кирасир Фёдор Лебедев умудрился украсть

 

munhauzen4 четверика овса (четверик - примерно 2 6,24 кг). Поручик Мюнхгаузен вынужден был взять кирасира под стражу и немедленно отправить рапорт с просьбой решить его судьбу.

 

На многочисленные просьбы Мюнхгаузена выделить необходимых лошадей и фураж, у штаба полка имелся неизменный ответ: «На пользование государевых кирасирских лошадей денег в полку не имеется, ибо на все принятые в нынешнем году куплено лекарств, из коих надлежащее число отправлено будет в Ригу». Но, тем не менее, настойчивому барону удаётся выбить средства, и уже 26 февраля 1741 года он пишет рапорт, что составил ведомости по раздаче провианта и фуража, купленных в рижском магазине.

 

И уж совсем смешная история вышла со старыми сёдлами, находившимися в распоряжении Мюнхгаузена. То требовали их содержать в надлежащем порядке, чтобы забрать в починку, то грозились их отобрать, а кончилось всё тем, что их было велено «оценить при содействии немецкой рижской ратуши и русской таможни», чтобы в дальнейшем продать.

 

Полковое начальство не раз обрушивалось с гневом на барона Мюнхгаузена: мол, ордера не выполняются, рапорты подаются бестолковые, и поручалось поручику все донесения составлять самому и рассматри-
вать все поступающие распоряжения. И уж совсем скверная история вышла с ветеринаром Эринком Фаншмитом, который был направлен в подразделение Мюнхгаузена. Фаншмит должен был заняться лечением «больных, хромых и прочих лошадей», но за 12 дней (с 7 по 19 марта) от него «никакой пользы лошадям не последовало». Что уж там произошло с ветеринаром, можно только догадываться, но, скорее всего, встретившиеся на радостях земляки кутили всё это время. Но нагоняй в конечном итоге получил барон Мюнхгаузен, а с ветеринара -как с гуся вода.

 

Однако не только нагоняи от начальства доставались бравому поручику, он и сам вершил солдатские судьбы. Например, 22 июня 1741 года к нему с рапортом обратился кирасир Феофан Томилов: мол, служит он уже 11-й год, ему 30 лет, вот надумал жениться, невеста - сестра рижского мещанина Лавизия Обросимова. Отзывы с ней хорошие, замужем не была, в рядах заговорщиков против российской армии не числится, потому просит поручика разрешить ему жениться. Сам Феофан То-милов в силу неграмотности написать рапорт не смог, и от его имени сделал это кирасир Фёдор Лебедев, в чем собственноручно расписался. Мюнхгаузен ставит резолюцию: «Жениться разрешаю». 21 августа Мюнхгаузен аттестует кирасира Петра Бомаршева: мол, в прежней должности служить не способен ввиду почтенного возраста, но может быть унтер-офицером в драгунском полку, за что он, поручик, и хлопочет.

 

m1 211Барон Мюнхгаузен при случае мог проявить свой непреклонный немецкий характер. В течение 2 0 дней у него в подразделении находились прикомандированные кирасир Нелюбов и корнет Греков. На их лошадей было потрачено овса половина четверика и сена 9 пудов и 3 8 фунтов. Поручик в рапорте от 20 ноября 1741 года просит прислать фураж или же выделить средства для закупки его в рижском магазине. «Нежели оный фураж возвращён не будет, то впредь приезжающим из полка без фуража, хотя и взаимоо-бразно, без ордеру давать не буду».
Кирасирская служба в русской армии была одной из самых трудных, о чем свидетельствует случай, произошедший 31 августа 1741 года, когда из подразделения Мюнхгаузена бежали

 

2 солдата. Об этом поручик немедленно доложил непосредственно военному коменданту г. Риги, генерал-лейтенанту Д. Ф. Еропкину: «... Семён Каш-лев, от роду ему 22 года, в службу взят в 1739 году апреля 15-го дня, ростом двух аршинов девяти вершков, приметами: волосы русые, глаза серые, лицом моложав. Второй, Дмитрий Коретников, от роду ему 35 лет, в службу взят в 1739 году апреля 16-го дня, ростом двух аршин восьми вершков, приметами: волосы русые, глаза серые, лицом ряб». Барон скрупулёзно перечисляет амуницию солдат и просит принять все меры по задержанию беглецов. Ничего более о судьбе дезертиров неизвестно, однако надо полагать, что вскоре они были пойманы. Иначе не смог бы поручик Мюнхгаузен продолжить службу в российской армии.

 

Известно, что в отставку он ушёл в 1750 году в чине ротмистра и вернулся в родные края. Всю оставшуюся жизнь барон прожил в своём имении под Ганновером. В 7 0-летнем возрасте, когда умерла его жена, Мюнхгаузен женился вторично, но брак оказался неудачным. С 17 52 года до самой смерти Мюнхгаузен жил в Бо-денвердере, общаясь по преимуществу с соседями, которым рассказывал поразительные истории о своих охотничьих похождениях и приключениях в России. Такие рассказы обычно проходили в охотничьем павильоне, построенном Мюнхгаузеном и увешанном головами диких зверей и известном как «павильон лжи»; другим излюбленным местом для рассказов Мюнхгаузена был трактир гостиницы «Король Пруссии» в соседнем Гёттингене. Один из слушателей Мюнхгаузена так описывал его рассказы: «Обычно он начинал рассказывать после ужина, закурив свою огромную пенковую трубку с коротким мундштуком и поставив перед собой дымящийся стакан пунша. Он жестикулировал всё выразительнее, крутил на голове свой маленький щегольской паричок, лицо его всё более оживлялось и краснело, и он, обычно очень правдивый человек, в эти минуты замечательно разыгрывал свои фантазии».

 

Крайне отрицательно отнёсся барон к литературному опыту Рудольфа Распэ «Удивительные путешествия на суше и на море, военные походы и весёлые приключения барона фон Мюнхгаузена, о которых он обычно рассказывает за бутылкой в кругу своих друзей». «Действительность была гораздо интересней», -признавался друзьям бывший российский офицер.

 

Прямой потомок барона - Карл Мюнхгаузен -в настоящее время живёт в Калининграде.