Четверг, 17 Октябрь 2019
$  64.35
 71.05
Рязань
+24°C
  • СтройПромСервис
  • Зеленый сад
  • Жизнь и судьба Инны Буравкиной

    Опубликовано: 12.05.2019 в 10:00

    Категории: Главные темы номера

    Рассказ о женщине, которая сама построила свою судьбу.


    Имя этой женщины для многих и многих людей неразрывно связано с Ассоциацией бывших узников нацистских концлагерей. Ведь именно благодаря её неуёмной энергии и настойчивости в Рязанской области была создана эта организация. Но не только общественный деятель, она много лет была успешным, как сейчас принято называть, топ-менеджером одного из крупнейших предприятий региона. И работники этого предприятия до сих пор благодарны ей, за грамотную финансовую политику.

     

    УКРАДЕННОЕ ДЕТСТВО

     

    Её судьба, как и судьбы тех, кто родился в предвоенные годы, жил в тяжёлое военное время, не была лёгкой. Просто кто-то бил врага на передовой, кто-то ковал победу в тылу. Они попали в концентрационный лагерь.

     

    Человек, и это естественно, старается не вспоминать то, что несёт боль. Воины-победители – те, кто прошёл войну, молчат о кровопролитных сражениях. Слишком страшно бередить память. Что уж говорить о тех, кто попал в плен, кто жил на оккупированных территориях? Инночке было всего пять лет, и её детские воспоминания скупы и жёстки. «Мы с мамой жили в Брянске, в комнате, во втором этаже двухэтажного дома. Отец умер в тридцать седьмом, он был водителем тепловоза. Когда началась война, мама попыталась уехать к себе на родину, в Елец. Мы поехали до Орла, но город уже был занят немцами, и пришлось возвращаться в Брянск. Потом и сюда пришли немцы, полицаи объявили, что все мы должны собраться. Нас погрузили в вагон, такой деревянный, с дыркой в полу, для «нужды» и повезли куда-то. Было страшно».

    Так они оказались в Литве, в концлагере Алитус, одном из 154 тысяч фашистских концлагерей на территории Европы. Более 400 тысяч человек прошли через Алитус, почти 40 тысяч были уничтожены.

     

    Как выживали дети в этих фашистских лагерях? Достаточно сказать, что из десяти ребятишек девять умирали. «Значит, мне повезло, я была десятая», – говорит Инна Захаровна. Повезло…

     

    Рано утром матери уходили на работу. 12-часовой рабочий день. Малыши оставались в бараке. Было холодно и голодно. Они очень боялись, что мама не вернётся (а такое могло случиться), и есть хотелось всегда. 200 г хлеба пополам с опилками на день и кружка желудёвого кофе утром. Немцы не были заинтересованы в сохранении этих славянских нахлебников. Инна Захаровна показывает мне маленький чёрный квадратик в прозрачной упаковке – лагерная пайка, которую подарили им друзья из Мюнстера. Через пятьдесят с лишним лет после нашей Победы.

     

    Дети постарше, с 8 лет, работали. Так трудился в нацистском лагере Равенсбрюк под Берлином её будущий муж, 11-летний Артур. А ещё эти ребята служили материалом для медицинских опытов. Их заражали какими-то болезнями и «лечили» новейшими немецкими препаратами. Кто-то из подопытных умирал. Артур выжил, но через многие годы все эти лагерные муки сказались на их детях. Два сына и дочка четы Буравкиных умерли в младенческом возрасте.

     

    Потом пришло освобождение, и они поехали (в таких же вагонах) домой в Брянск. В их доме расположился госпиталь, жить им пришлось в какой-то деревянной каморке. Но и это хорошо, не у фашистов в рабстве. Однако не все понимали, что пришлось пережить советским людям в концлагерях. Бывало, кое-кто бросал в лицо матери «немецкая овчарка!», и тогда девятилетняя Инна бросалась на обидчика с кулаками.

     

    Началась мирная жизнь, учёба в школе. «Тетрадей не было, писали на серой, типа обёрточной, бумаге или на газетах между строчек. Но какие у нас были прекрасные учителя!» Потом институт.

     

    ЖИТЬ – НА ОТЛИЧНО

     

    Ей нужно было учиться очень хорошо, чтобы получать стипендию. Мама, бухгалтер, по специальности устроиться не могла – она, как тысячи тысяч бывших пленных советских людей, была «враг народа». Инна получала за отца пенсию – 16 рублей. А стипендия составляла 32 рубля. На эти деньги они и жили.

     

    Артур тоже учился в БИТМ, после танкового училища и техникума, которые окончил с отличием. Здесь они познакомились и поженились. Они оба ценили возможность получать знания, ценили жизнь и делали в ней всё только «на отлично».

     

    Окончив институт по специальности «технология машиностроения, металлорежущие станки и инструмент», она осталась работать на Брянском машиностроительном заводе. Затем был проектный институт, г. Дмитров и Брянский электромеханический завод. К тому времени Инна Захаровна окончила Московский финансово-экономический институт и имела опыт руководства отделом труда и заработной платы.

     

    На электромеханическом Артур Николаевич руководил технологическим отделом. Инна стала заместителем генерального директора спецОКБ. А когда, в 1979 году гендиректора направили в Рязань, и он возглавил производственное объединение «Радиоприбор», тот настоял на том, чтобы на новое место отправилась и чета Буравчиковых. Им было поручено создать при режимном предприятии производство товаров народного потребления. Артур Николаевич обеспечил техническую часть как главный инженер, Инна Захаровна – экономическую. Так в Рязани стали производить магнитофоны «Русь». Они дали возможность не только повысить зарплаты и премии для трудящихся основного производства, но построить новые заводские корпуса и 4 жилых дома.

     

    Тогда же, 25 лет назад Инна Захаровна создала Рязанскую областную Ассоциацию бывших узников нацистских концлагерей.

     

    ОПАЛЁННЫЕ ВОЙНОЙ

     

    Она всю свою жизнь находится в плену острого чувства справедливости – чтобы всё было по совести. Чтобы и государство, и люди по совести относились к тем, кто прошёл через горнила нацистского концлагеря, а затем и советской репрессивной системы. Победа освободила всех, но после победы те, кто был в плену стали врагами народа, даже дети. 28 лет они были людьми второго сорта в своё стране. Государство своё отношение изменило гораздо позже, в 1992 году Указ Президента приравнял их к участникам войны. Но и этот Указ обернулся унижениями. Он коснулся только тех, кому на момент угона не исполнилось 18 лет. А если на один день больше, как это случилось с одним рязанцем, то ни о каких льготах речи уж нет. «Фашисты нас не делили, отправляли в печи и коллективные могилы, не спрашивая возраста», – говорят бывшие узники. Поэтому, несмотря на указ, многие люди старательно скрывали своё прошлое. И стоило большого труда отыскать всех. Она беседовала с каждым, приезжала, писала приглашения, поздравления. Собирала всех на общие праздники. Помогала, привлекая организации и частных лиц.

    «Люди стесняются не только прошлого, но и своей бедности, не каждый способен сказать, что он нуждается. Советский человек – гордый. Одна из бывших узниц написала «У нас не было детства – его отняла война. У нас не было заслуженного отдыха – его отняла перестройка. Неужели мы и впрямь – неимущие»? Но Инна Буравкина всегда умела распознать, понять, помочь, не ущемив чувства человеческого достоинства. Доходила, если надо до приёмной Президента.

     

    А когда Рязань стала побратимом Мюнстера, Инна Захаровна с членами правления пришла незваной к немецкой делегации. Оказалось, что немцы даже не знали, что здесь живут 266 бывших узников. Их встреча длилась почти 4 часа. Сколько было говорено тогда, сколько пролито слёз! Жители Мюнстера стали помогать рязанцам.

     

    Ещё тогда она начала собирать воспоминания своих собратьев по прошлому. Небольшие, лаконичные, рукописные свидетельства эти хранятся сейчас в Рязанском областном архиве. А уникальная книга «Опалённые войной», созданная на их основе, вышла мизерным тиражом, – всего 500 экземпляров. Хотя должна быть в каждой семье, не только для того чтобы помнили – чтобы не забывали. Чтобы не велись на вымыслы тех, кто опаляющего жара войны не испытал. В ней, кроме воспоминаний, список бывших узников. Сейчас он стал уже намного короче, умирают люди…

     

    Ушёл 7 лет назад из жизни и её муж, друг, соратник Артур Николаевич. Вместе они прожили более 50 лет.

     

    ЖЕНЩИНА ЭПОХИ

     

    Она и сейчас, несмотря на возраст, на инвалидность (1 группа) организованна, упорна в достижении цели, обаятельна, умна и продолжает руководить созданной ею 25 лет назад организацией. К ней, как и все эти годы, обращаются люди, в её квартире собирается актив. Она остаётся надёжным помощником и опытным руководителем. Сотни фотографий, видеофильмы, альбомы, почётные грамоты, медали – словно свидетели рассказывают о жизни её и её детища. Вот – они вместе с народной артисткой СССР Верой Васильевой. Это 1997-й, Москва. Она – победитель конкурса «Женщина и мужчина – 97» в номинации «Жизнь – судьба». Её поздравлял народный артист СССР Евгений Матвеев, музыкальный подарок исполнил Муслим Магомаев, а мэр Сургута преподнёс две великолепных седых лисы.

     

    Она не любит говорить о себе, о тех с кем связана опалённым войной детством, может рассказывать часами. «Не надо обо мне писать, не люблю выпячиваться, лучше о людях», – просит Инна Захаровна.

     

     

    Когда-то она просто стремилась облегчить жизнь тем, кто слабее. Сейчас понимает, помощь людям была и есть истинная цель её жизни.

     

    Елена АЛЕНИК

  • Аэротакси
    Дендроусадьба

  • Новости партнеров:


    Свежий выпускАрхив
    № 37 (295) 10.10.2019 г.
    Читать выпуск
  • Альфа стомотология
    ЖБИ-3
    Стоматологический туризм
    КПРФ
  • Seldon
    Криоген
    Дентастиль
  • АвтоЕще

    Дизельная топливная система – очень тонкая штука. Для ее бесперебойной работы необходима точная настройка и…

  • Золотая пора
    ГК Прокс