Пятница, 4 декабря 2020
Курс ЦБ
$ 75.20
 91.19
Рязань
+24°C
  • СтройПромСервис
  • Зеленый сад
  • Соцстрах наводит страх

    Опубликовано: 20.02.2020 в 10:23

    Категории: Выбор редакции

    Тэги: ,

    Рязанский Фонд социального страхования изводит свою подопечную

    Устав бороться в судах с мамой ребенка с редким генетическим заболеванием, которая вечно что-то требует, ФСС – сначала обязывает мать принять неподходящие по размерам средства реабилитации, получив отказы –  обвиняет ее в нарушении прав своего ребенка и пишет на нее кляузы.

    В понедельник, 2 марта, в Советском районном суде города Рязани состоится очередное судебное заседание, где истец – мать-одиночка ребенка с инвалидностью, а ответчик – Рязанский фонд социального страхования. Разбирательство длится почти полгода с мая 2019 года. Предстоящее заседание уже 14 по счету и, вероятно, не последнее.

    Любовь Байшева

    Любовь Байшева

    Позиция истца

    Чтобы разобраться в сути проблемы мы встретились с Любовью Байшевой  – инициатором процесса.

    – Я воспитываю Анастасию одна. Так получилось. Это мой выбор – и она мое всё – моя семья. Дочка родилась в 2007 году, и сначала она развивалась как нормальный, обычный ребенок, – вспоминает Любовь Байшева. – Только позже, к двум годам, я начала замечать, что Анастасия начинать терять приобретенные ранее навыки, постепенно перестала улыбаться, ходить, держать ложку, поворачивать голову, называть меня «мама». Долго рязанские врачи не могли поставить диагноз – мы почти жили в поликлинике, бегая от одного специалиста к другому. Тревога за ребенка все возрастала, я не знала что делать и как ей помочь.

    С большим трудом я нашла деньги, чтобы поехать в Москву, а потом в Санкт-Петербург, чтобы пройти дорогостоящие анализы. В результате наших мытарств – вердикт – у моего ребенка Синдром Ретта.

    По словам мамы Анастасии, это очень редкое заболевание, которое поражает одну из сотен тысяч девочек – болезнь регрессирующего развития у ребенка. И одной из ста тысяч оказалась ее девочка.

    «Поначалу у меня была депрессия, не хотелось есть, – признается Любовь, – когда ребенок засыпал я все время ревела как белуга, но боль за свою кровинку заставила меня взять себя в руки и просто начать воевать за дочь и ее здоровье».

    По ее словам, каждый год ее любимая дочка растет, но испытывает на себе новые последствия своего диагноза, ее болезнь усугубляется. Удобство в передвижении, особенные условия для нее – это не прихоть, а возможность выживать.

    Как ребенку с трудностями развития Анастасии Байшевой положена индивидуальная программа реабилитации, в которой врачи прописывают согласно ее индивидуальным потребностям и росту параметры для средств реабилитации. Воевать приходится не только за здоровье ребенка, но и за каждое средство реабилитации как коляска, кресло с санитарным оснащением или аппараты для ног.

    – Когда привозят средство я его тщательно измеряю, пытаюсь посадить ребенка, делаю фото и видео фиксацию, спрашиваю документы производителя, паспорт изделия, – отмечает собеседница. – После того как я уличила организацию в подделке документов, в том, что специалисты рязанского ФСС начали давать липовые документы, подгонять на бумажке наши параметры и проводить ее через комиссию – мне стали боятся давать их на руки.

    По словам Любови Байшевой, кресло-стул был принят от поставщика по поддельному документу и в реальности не соответствовал параметрам, прописанным в документах, кресло-коляска не подходит ребёнку по ряду параметров, что было подтверждено представителем поставщика в суде и отражено в протоколе заседания.

    «Один и тот же стул с одинаковым артиклем мне пытаются выдать дважды. В 2018 году я написала отказ, так как он не соответствовал индивидуальной программе реабилитации. Прокуратура по данному факту провела проверку и выдала предписание ФСС, так как кресло-стул действительно не соответствовало необходимым требованиям. В 2019 году мне пытаются выдать точно такой же стул, но уже с другими документами, выданным неким ООО «Медснаб», которого, согласно информации ФНС, вообще не существует. Даже адрес фирмы, который указан в бумагах, на самом деле не существует – попросту нет такой улицы на карте Москвы.

    Любовь Байшева рассказала, что в настоящее время диалога с рязанской ФСС – нет, хотя это прямая обязанность вести с родителями детей инвалидов диалог, чтобы лучше узнать потребности ребенка. По факту, специалистов ведомства не интересуют даже индивидуальные параметры ребенка, прописанные врачами, они просто втюхивают «то, что есть», чтобы поставить очередную галочку в своих отчетах.

    «А мы должны брать: прогулочную коляску, которая не проходит ни в дверной проем, ни в дверь лифта, кресло санитарного оснащения – две доски с дыркой, в которое нельзя поместить девочку с Синдромом Ретта, потому что оно не соответствует ни глубине сидения, ни высоте спинки, ни ширине подлокотников, без подголовника, без дополнительных функций, ортопедическую обувь, которая нам мала или аппараты для ног, которые даже как следует не измерили – у ребенка нога в них разворачивается. Мы же по мнению региональной ФСС должны все это брать и складировать у себя в квартире – так как дорогое оборудование – жалко выкидывать, а воспользоваться мы этим все равно не сможем. Сейчас ребенок вынужден мучиться без нужных средств реабилитации. Без корсета усилилось искривление позвоночника, без коляски дочь не может передвигаться по квартире и выходить на улицу.

    – Мало нашим мучениям, теперь еще без всяких разбирательств документы были переданы в комиссию по делам несовершеннолетних, откуда мне уже звонили, пугали полицией, – говорит Любовь Байшева

    Позиция ответчика

    Еще в начале февраля корреспонденты «Областной Рязанской Газеты» дозвонились до Рязанского Фонда социального страхования.

    «Разбирательство продолжается около полугода. У нас есть подозрение, что она (Любовь Байшева – прим.авт.) недобросовестно выполняет родительские обязательства. У ее дочери редкое заболевание и по закону ей положены различные средства реабилитации: коляски, ортопедическая обувь и коррекция для осанки и многое другое. У каждого из этих предметов важные параметры, которые должны соответствовать потребностям ребенка. Такие, как глубина, ширина, высота сидения. Выбор параметров определяет врач в соответствии с диагнозом, – рассказывает консультант, руководитель групп со связью с общественностью Анастасия Нагайнова. – Все приемки колясок осуществляются со съемкой на видео. Экспертная комиссия, куда входят и представители от прокуратуры, заверяют, что все соответствует. Однако последнее время Любовь Байшева может совершенно не отвечать на звонки, не открывать дверь, когда привозят модель. В итоге – от нее был свой представитель, который на месте определил, что все соответствует. Тогда Байшева решила, что представитель у нее не компетентный и поэтому идет разбирательство».

    Видео факты

    Есть стороны, есть противоположные мнения, однако есть факты, документы, а также видео, которое юрист Байшевых Петр Иванов предоставил редакции и направит в суд.

    На одном видео – врач отказывается как следует осмотреть ребенка и объяснить, почему в опорах для ног есть дырки, в которых нога поворачивается. «Я от вас буквально убегаю», – говорит она на камеру. На другом видео – Любовь Байшева принимает у себя представителя фирмы-изготовителя реабилитационного средства, которое должно соответствовать ИПР ее ребенка, а на деле не соответствует параметрам и у которого нет важных комплектующих, о которых представитель толком ничего не знает.

    Что это за валик? – спрашивает Любовь у представителя.

    – Не знаю, наверное, от другой коляски.

    Юрист и его подзащитная считают, что против нее была развернута настоящая травля из-за того, что она пытается получить то, что ее ребенку положено по закону.

    «Это далеко не первое дело в суде, связанное с тем, что рязанское ФСС покупает неподходящие средства реабилитации для детей-инвалидов, но первый раз им хватило наглости обвинить маму особенного ребенка в том, что она нарушает права ребенка. По их мнению, отказ матери от получения того, что ребенку не подходит по размеру – плохо… ФСС проще закупить все разом у одного поставщика и одного размера, но сказать всем родителям, что куплено индивидуально для них. Это как раньше в армии было – одежда и обувь одного размера и, если не подходит – носи и терпи», – отмечает Петр Иванов.

    На утверждение ФСС, в том, что Байшева не берет трубку и не открывает дверь, юрист заверил, что уход за особенным ребенком требует много времени, и понятно, что она не всегда может поднять трубку. Однако всегда на связи и всегда с ней можно пообщаться. Она даже находит время помочь другим мамам, которые попали в похожую непростую ситуацию.

    Любовь и Настя Байшевы

    Любовь и Настя Байшевы

    Юлия Каретникова (мама ребенка с ДЦП):

    «Те, кто знают Любовь Байшеву, не могут обвинить ее в нарушении родительских прав. Она – отличная мама, которая не только занимается проблемами своей дочери, но и помогает другим мамам с детьми-инвалидами. Поддерживает морально, объясняет, как по закону можно защитить свои права. Организует круглые столы, привозит специалистов реабилитологов. Нам помогла получить коляску, соответствующую нашим антропометрическим данным. Мне кажется, просто ФСС больше нечем защищаться, и они выбрали такой некрасивый путь».

    Людмила Якжина (мама ребенка с диагнозом дистрофия мышц Дюшена):

    «Мы познакомились в поликлинике, и с тех пор Любовь поддерживает нас, помогает правильно выбрать коляску, помогает правильно написать заявление. Поднимая свои вопросы в суде, она и нам помогает. Так, благодаря ей и юристу Петру Иванову, мы добились того, чтобы детям надомного обучения выдавали сухой паек или компенсацию за питание. Они помогли попасть в санаторий. Она многое делает, хотя не представляет какую-либо общественную организацию – она просто Любовь».

    Третья сторона

    В четверг, 13 февраля я дозвонилась до уполномоченного по правам ребенка в Рязанской области Екатерины Мухиной.

    «Я знаю эту семью не первый год. В семьях, где воспитываются дети-инвалиды, родителям очень непросто. Не является исключением и Любовь Байшева, она старается помочь своему ребенку со столь тяжелым диагнозом, – отвечает Екатерина Мухина. – Однако мы не могли не отреагировать на обращение ФСС, которые обратились с запросом о проведении проверки в отношении Лю бови Байшевой, так как из 20 наименований, которые ей были предложены по программе реабилитации ребенка, она получила только 3, от остальных отказалась. Проверка, которую провели специалисты органов опеки и попечительства в феврале этого года, показала, что мама ответственно выполняет свои родительские обязанности. У меня нет претензий в части ухода и воспитании девочки».

    Р.S. О перипетиях семьи Байшевой знают не первый год и правительство Рязанской области, и в Федеральном фонде социального страхования, и в прокуратуре – однако помочь ребенку как следует, а не для галочки – никто не может, хотя закон о доступной среде был принят больше 10 лет назад.

    Редакция газеты будет следить за ситуацией

    Вера Холодная


  • Дентастиль
  • Новости партнеров:


    Свежий выпускАрхив
    № 27 (328) от 09.11.2020 г.
    Читать выпуск
  • ЖБИ-3
    Пептиды
    КПРФ
  • Лесок
    Коттеджный поселок Восход
    Золотая пора
  • АвтоЕще

    Завершается обсуждение пакета поправок в ПДД

  • ГК Прокс
    Seldon News
    IT-Master62
    Seldon
    Адвокат Ломизов