Среда, 19 июня 2024
Курс ЦБ
$  87.04
 93.30
Рязань
+24°C
  • Расследования
  • Зеленый сад
  • Как упрятали в тюрьму Юрия Грудинина. Часть 2

    Опубликовано: 16.03.2023 в 14:39

    Категории: Выбор редакции,Расследования «ОРГ»

    Тэги:

    Продолжение журналистского расследования о судьбе выдающегося российского изобретателя, инженера-конструктора и руководителя крупнейшего авиационного комплекса, который в одночасье оказался за решёткой по надуманным основаниям.

    «Цель заинтересованных лиц под любым предлогом лишить знаменитого авиаконструктора свободы и возможности руководить крупнейшими российскими предприятиями оборонного комплекса. Целенаправленно нанести вред интересам государства в области самолётостроения, лишить возможности поднятия производства современных самолётов российской промышленностью»,заявляет генеральный директор ПАО «Ил», Юрий Грудинин,тем более что доказательств вины нет, а обвинение незаконно и необоснованно. Не скрывалось и воздействие на ход расследования».

    О явном и тайном

     

    Получив ряд документов по данному скандальному процессу, мы уже представили читателям подробный анализ первого эпизода по уголовному делу в отношении известнейшего изобретателя. Суть первого эпизода в двух словах заключается в том, что Юрия Грудинина обвинили, будто бы он не являлся автором собственного изобретения, а значит, незаконно получил государевы деньги. В суде было представлено достаточно доказательств обратного, на которые представители фемиды плотно закрыли глаза.

    «Абсурдность обвинения по первому эпизоду дела налицо», – считает сам автор новации.

    Добавим ещё и тот факт, что «спорные» деньги за изобретение были возвращены Юрием Грудининым в «кассу» предприятия до начала проверок по указанию руководства, дабы не вызывать ненужных «разборок», которые могли бы помешать важнейшей деятельности руководителя крупного авиационного комплекса. Все эти доводы явились, на наш взгляд, весьма весомым аргументом в позиции, связанной с заказным характером преследования.

    Обвинения по второму эпизоду очень интересны. Они наполнены не только уже отмеченной абсурдностью. Их надуманность и довольно грубые фантазии авторов преследования изобретателя имеют весьма важное значение. Прежде всего, потому, что позволяют пролить свет на тему о заказчиках и реальных исполнителях «подставы». События второго эпизода позволяют ещё дальше заглянуть под завесу тайны возникновения неожиданного удара не только по Юрию Грудинину и его деятельности.

    Юбилей

    Задумайтесь только! Поводом для очередной уголовной «бессмыслицы и вздора» стали события, связанные с юбилеем авиаконструктора. Редакция «ОРГ» получила в распоряжение сотни страниц трудов Юрия Грудинина, написанных за решёткой. Мысли изобретателя посвящены исключительно вопросам развития отечественного самолётостроения и авиационной промышленности.

    Весь жизненный путь Юрия Грудинина – это путь талантливого изобретателя, руководителя и государственника с большой буквы. Это не бравада. И не высокие слова.

    Юрий Грудинин человек скромный, посвятивший свою жизнь именно служению Отечеству. Поэтому празднование его шестидесятилетней годовщины было, скорее, подведением некоторых итогов работы не только самого юбиляра, но и трудов огромной команды сподвижников.

    Напомним, к тому времени Юрий Грудинин являлся не только одним из ведущих в стране авиаконструкторов, но и успешным менеджером, работающим на руководящих должностях крупнейших самолётостроительных предприятий, входящих в структуры оборонного комплекса Сергея Чемезова госкорпорации «Ростех». Юбилей отметили, но вскоре, опять в одночасье, возник второй эпизод уголовного преследования.

    Вот как описывает события второго, «юбилейного» эпизода сам Юрий Грудинин:

    «В 2019 году 23 февраля мне исполнилось 60 лет. Мне предложили отпраздновать юбилей, и свою помощь в организации празднования предложила Шарденкова Ю. С. Согласовывая проведение празднования, Шарденкова Ю. С. должна была помочь в поиске помещения для празднования и согласования меню, больше в её обязанности ничего не входило.

    Шарденкова Ю. С. нашла помещение и согласовала меню. В тот период времени я постоянно находился в командировках и не мог заняться подготовкой к юбилею. В середине февраля 2019 года я на пару дней возвратился из командировки и при встрече с Шарденковой Ю. С., выслушал её, во что обойдётся празднование юбилея. Сумма для меня была нормальной, поскольку заработная плата позволяла произвести данные траты, и я согласился.  Я передал ей денежные средства в размере 300 000 (триста тысяч) рублей, для оплаты расходов по юбилею, и она 18 февраля 2019 года внесла задаток в кафе, где предполагалось проведение юбилея (о чём имеется подтверждающий платёжный документ).

    Примерно 16 или 17 февраля 2019 года я снова уехал в командировку и не занимался организацией празднования юбилея. До празднования юбилея мне кто-то из сотрудников сказал, что на праздновании будет фейерверк и нужно с организатором фейерверка что-то согласовать, я встретился с организатором фейерверка, обговорили сумму, и я ему сразу же заплатил, на что от него получил квитанцию об оплате. 25 февраля 2019 года было празднование юбилея. Когда празднование юбилея заканчивалось, мне сказали, что нужно доплатить, я тут же достал деньги и доплатил примерно пятьдесят или восемьдесят тысяч рублей, мне принесли чеки.

    В начале марта 2019 года Шарденкова Ю. С. говорила, что нужно поощрить участников хора и участников КВН сотрудников нашего предприятия, поскольку они достигли хороших результатов в творческой деятельности. Я был согласен поощрить их, но не знаю их фамилий. Шарденкова Ю. С. подготовила решение о поощрении и в начале марта 2019 года принесла мне на подпись вместе с другими документами. Доверяя ей, что это поощрение участников хора и участников КВН, я поставил подпись в решениях.

    Позже, примерно в середине 2019 года, от сотрудников ПАО «ОАК» я узнал, что в двадцатых числах февраля 2019 года выписывалась какая-то премия, и затем она была забрана и якобы она пошла на празднование моего юбилея. Я был удивлён данной информацией. Когда стал разбираться, то выяснилось, что Шарденкова Ю. С. выплатила сотрудникам финансового блока предприятия неправомерную премию, а затем забрала её и выдала свои действия под видом финансирования моего юбилея.

    Эти, так называемые премии, были выданы, по-моему, 22 и 28 февраля 2019 года, я же деньги ей давал для оплаты юбилея 15 или 16 февраля и задаток в кафе был внесён 18 февраля 2019 года. Куда собирала деньги Шарденкова Ю. С. со своих подчинённых – я не знаю, но денег для празднования юбилея я дал достаточно, и при необходимости дал ещё, поскольку, как я уже говорил, моя зарплата позволяла это сделать.

    Я не знал, что Шарденкова Ю. С. под видом выплаты премии собирает деньги у сотрудников предприятия. При разговоре с сотрудниками ПАО «ОАК», мне указали, чтобы я решил и этот вопрос, поскольку нехорошо поступили с сотрудниками, отобрав премии. Приехав в г. Таганрог, я позвонил Шарденковой Ю. С. и поинтересовался, почему так произошло. Она мне стала что-то рассказывать не относящееся к заданному вопросу. Я ей сказал, что мне некогда выслушивать её предположения, и если премии были начислены, то их нужно заплатить, и я готов из своих личных средств внести на предприятие деньги, чтобы всё было по закону, и всем кому начислена премия, должна была выплачена.

    Я не знаю, как это должно было происходить по бухгалтерии, но я хотел законным путём закрыть эту тему побыстрее, поскольку мне было некогда заниматься этим. Шарденкова Ю. С. сказала, что не знает, сколько было начислено премии, но возьмёт деньги и закроет эту тему. Через Марченко А. А. я передал пятьсот тысяч рублей. Деньги были в пачках различными купюрами, по пять тысяч и по две тысячи.

    Позже Марченко А. А. позвонила мне и сказала, что Шарденкова Ю. С., посчитала и передала, что бы я ей передал ещё столько же. Я так же через Марченко А. А. передал деньги в пачках тоже различными купюрами, в надежде на то, что Шарденкова Ю. С. оприходует эти деньги на предприятии и возвратит невыплаченные премии сотрудникам. Больше у меня денег никто не требовал и я понял, что премии в установленном законом положении были возвращены сотрудникам».

     

    Сценарий Юлии Шарденковой

     

    Казалось бы, в чём же проблема? Однако следователи тоже «не лыком шиты». Юрия Грудинина обвинили в том, что он якобы выписал сотрудникам премии, а потом эти деньги у них забрали и потратили на празднование юбилея авиаконструктора. Таким образом, юбиляр, якобы похитил 1 430 480 (один миллион четыреста тридцать тысяч 480 рублей).

    Цитируем:

    «Грудинин Ю. В., занимая должность Генерального директора – Генерального конструктора Публичного акционерного общества «Таганрогский авиастроительный научно-технический комплекс имени Г. М. Бериева» (далее ПАО ТАНТК им Г. М, Бериева»), выполняя управленческие функции в указанной организации, имея преступный умысел, направленный на хищение денежных средств, принадлежащих ПАО «ТАНТК им. Г. М. Бериева», путём обмана, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, находясь в г. Таганроге Ростовской области в период времени с 10 февраля 2019 года по 28 февраля 2019 года, похитил денежные средства, принадлежащие ПАО «ТАНТК им. Г. М, Бериева», на общую сумму 1 430 480 рублей при следующих обстоятельствах.

    Так, Грудинин Ю. В., являясь Генеральным директором – Генеральным конструктором ПАО «ТАНТК им. Г. М. Бериева» (приказ по предприятию от 15 декабря 2015 года № 1592/ОК) и неустановленные лица из числа руководителей ПАО «ТАНТК им. Г. М, Бериева», уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, действуя группой лиц по предварительному сговору находясь в г. Таганроге Ростовской области, в феврале 2019 года, в точно неустановленные дату и время, достоверно зная об условиях Государственного контракта № 1820187322511412209004662, заключённого 25 декабря 2018 года между Министерством обороны Российской Федерации с одной стороны и ПАО «ТАНТК им Г. М. Бериева», с другой стороны, на изготовление и поставку «Самолётов – амфибий Бе-200» в согласованной комплектации для нужд Министерства обороны Российской Федерации, а также будучи осведомлённым о том, что на расчётном счёте ПАО «ТАНТК им. Г. М, Бериева» № 40706810201000000578, открытом в ОО «Таганрог» Южного филиала ПАО «Промсвязьбанк» расположенном по адресу: Ростовская область, г. Таганрог, ул. Петровская, 9/11, имеются денежные средства, предназначенные для исполнения вышеназванного Государственного контракта, похитили денежные средства на общую сумму 1 430 480 рублей следующим образом».

    Как выяснилось, одну из главных ролей в реализации сценария второго эпизода, который, как мы полагаем, был написан заранее, сыграла Юлия Сергеевна Шарденкова, заместитель директора ПАО «ТАНК им. Г.М. Бириева» по экономике и финансам.

    Успешный управленец Юлия Шарденкова родилась 1 ноября 1982 года в Таганроге. В период описываемых событий она не только отвечала за экономику и финансы на предприятии, но и частенько выполняла функции директора.

    К примеру, когда Юрий Грудинин находился в командировках. Ясное дело, что в коллективе её распоряжения, указания и иные действия воспринимались, как обязательные для исполнения и без лишних вопросов.

    Однако в ходе изучения материалов и документов по делу ряд существенных вопросов возник и у нас, журналистов.

    Прежде всего, вопрос об авторах так называемого сценария второго эпизода. Нам показалось наивным думать, будто бы Юлия Сергеевна Шарденкова, при всех её разнообразных талантах, может единолично претендовать на «патент» по изобретению юбилейной «подставы» авиаконструктора. Наши мысли по этому вопросу читателю предстоит узнать позже.

    А пока разберём немного подробнее сам второй эпизод. Подчеркнём, что наше мнение не только не родилось на пустом месте. Это скорее – выверенная позиция как самого Юрия Грудинина, так и профессионалов, представителей таганрогской коллегии адвокатов «Эгида».

    Прежде всего, подчеркнём, что фактически на предварительном следствии, и в суде первой инстанции была доказана невиновность Грудинина Ю. В. в инкриминируемом ему преступлении.

    Однако и следствие, и суд, по непонятным причинам, всё же обвинили известного изобретателя в совершении, преступления которого он не совершал. Но обо всём по порядку.

    Начнём с того, что, по мнению обвиняемой стороны, судом были нарушены положения п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, согласно которым доказательства, а именно показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомлённости являются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения.

    Так, к примеру, в приговоре говорится: «Акулиничева Ю. В., Бакалова И. В., Немкова О. Н., Онищенко О. В., Соломатина М. В., Роменский Е. В., Иваненко Ю. И., Савченко И. П., Федоренко Л. В., Галицына М. С., Городниченко М. А., Григорьева С. И., Меняйлова О. В., Соколенко А. А., Савченко В. И., Гнатюк Т. Г., Кирпань Н. И., Бубенцов Р. Э., Радченко О. В., Гриненко М. С., Гиричева Е. К., Коломак О. М., Тёр-Акопова О. Н., Полиева О. О., которые перечисленные на их расчётные счета деньги получили, путём снятия с их счетов и посредством должностных лиц ПАО «ТАНТК им. Г. М. Бериева» передали Грудинину Ю. В.» Однако, в действительности, указанные свидетели не говорили, что, снимая деньги, поступившие им на расчётный счёт, они передавали их Грудинину Ю. В. Свидетели только предполагали, что средства пойдут на празднование юбилея Грудинина Ю. В., потому что так говорила им именно Юлия Шарденкова! Получается, свидетели высказывали только свои предположения, домыслы. Кроме того, никто из свидетелей не присутствовал при передаче денег Юрию Грудинину, и никто не присутствовал при передаче денег за празднование юбилея. «Полагаем также, что судом нарушены и положения ч.4 ст.14 УПК РФ, согласно которым, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях», – заявляют защитники Юрия Грудинина

    Идём дальше и узнаём, что же говорит сама Юлия Шарденкова в суде? Из её показаний, данных в судебном заседании, становится ясно, что «в начале февраля 2019 года, она и Марченко А. А., находились в кабинете у Грудинина Ю. В., где обсуждали общие вопросы, и возник вопрос празднования юбилея. Для празднования юбилея были выплачены премии сотрудникам предприятия, которые собрала Шарденкова Ю. И., и, не передавая их Грудинину Ю. В., потратила на празднование юбилея».

    Но вот допрошенная в качестве свидетеля Марченко А. А. показала, что, действительно, в начале февраля 2019 года, она и Шарденкова Ю. С. пришли в кабинет к Грудинину Ю. В., и в разговоре, обсуждая различные дела, возник вопрос о праздновании юбилея Грудинина Ю. В. Шарденкова Ю. С. и она (Марченко А.А.) пообещали организовать празднование, а именно составить списки приглашённых, разослать приглашения, разместить приглашённых. О финансах речи не шло, и никто не говорил, что необходимо каким-либо образом собирать с работников деньги.

    Напомним, что сам Юрий Грудинин в своих показаниях заявил, «что никакого празднования не собирался проводить, но Шарденкова Ю. С. и Марченко А. А. пообещали помочь с организацией празднования юбилея в виде подготовки меню, составления списков, приглашённых и тому подобное. Поскольку он в феврале 2019 года постоянно ездил в командировки по производственным вопросам, то ему некогда было организовывать празднование юбилея. Перед отъездом в командировку, которая была запланирована на 10 февраля 2019 года, он передал Шарденковой Ю. С. денежные средства в размере триста тысяч рублей для оплаты задатка за банкет и уехал в командировку».

    С 10 февраля по 24 февраля Юрий Грудинин не находился в г. Таганроге, а находился в командировке, и согласно приказу в его отсутствие обязанности руководителя предприятия были возложены на Юлию Шарденкову.

    18 февраля 2019 года Юлия Шарденкова произвела оплату задатка за банкет из денег, оставленных Грудининым Ю. В., в размере двести тысяч рублей, о чём имеются кассовые чеки из ресторана, предоставленные самой Шарденковой.

    Очень важно подчеркнуть, что из материалов дела очевидно, что Юлия Шарденкова «обратилась к главному бухгалтеру Гриненко М. С., с предложением организовать выплату сотрудникам предприятия денежных средств с последующим изъятием у них данных денежных средств. Это подтверждается также и показаниями Марии Гриненко, главного бухгалтера предприятия.

    «Допрошенная в качестве свидетеля Гриненко М. С. показала, что Шарденкова Ю. С. сказала, что необходимо выплатить деньги работникам предприятия, для того чтобы забрать их и потратить на празднование юбилея Грудинина Ю. В. Списки сотрудников, которым будут выплачены деньги составляла она вместе с Шарденковой Ю. С. Были начислены сотрудникам предприятия деньги, которые были потом собраны и переданы Шарденковой Ю. С. Как последняя распорядилась деньгами – Мария Гриненко не знает, но говорила, что потратила на юбилей Грудинина Ю. В.».

    Выплаты производились под видом отпускных. А затем в марте 2019 года, обманным путём, было подписано решение о премировании сотрудников. Обращаем особое внимание, что выплаты производились 20 февраля 2019 года, а также 28 февраля 2019 года уже после празднования юбилея.

    Тем не менее, суд вынес приговор, основываясь на предположении, что деньги якобы были переданы Грудинину Ю. В., хотя в материалах дела отсутствовали какие-либо доказательства о передаче ему денег.

    Фемида очень крепко закрыла глаза

     Разумеется, вполне логичными звучат вопросы о том, почему суд не обратил внимание и просто грубо проигнорировал совершенно очевидные факты.

    К примеру, суд не учёл доказанные обстоятельства о том, что Грудинин Ю. В. 18 февраля 2019 года оплатил предоплату за банкет, а также не учёл то обстоятельство, что деньги были выплачены сотрудникам предприятия уже после празднования банкета, когда за банкет Грудинин Ю. В. полностью расплатился.

    Отметим ещё одну подробность, потому как уверены, что в данном деле «мелочей» быть не может. В деле имеются ряд документов под странным названием «Решения» следующего содержания: «В соответствии с Положением «Об оплате труда и премирования работников Комплекса», учитывая достигнутые результаты и качество выполненных работ премировать за период с 01.02.2019 г. по 28.02.2019 г.», указаны ряд фамилий с должностями.

    Эти так называемые «Решения» стороной обвинения почему-то предъявлены как доказательства по уголовному делу. Согласно инструкции по делопроизводству ПАО «ТАНТК им. Г. М. Бериева» в документообороте предприятия, такого документа как «РЕШЕНИЕ» вообще не предусмотрено. Основными распорядительными документами в ПАО «ТАНТК им. Г. М. Бериева» являются приказы и распоряжения. Система премирования закрепляются путём локального (в рамках организации) регулирования в соответствующих Положениях о премировании.

    Таким образом, можно считать, что составленные документы, названные «Решение», вообще не подлежат к исполнению, поскольку в делопроизводстве предприятия такого документа не существует, тем более данный документ не подписан руководителем отдела, представляющим работников на премирование. В листе согласования документа, названного «Решением», отсутствует подпись Марченко А. А. В строке, где имеется подпись Шарденковой Ю. С., стоит дата 04.03. 2019, то есть дата, которая соответствует дате после совершения выплаты денежных средств сотрудникам предприятия.

    А вот ещё одна очень интересная и существенная деталь. Оказывается, Юлия Шарденкова не гнушалась подсунуть Юрию Грудинину «нужные» бумажки на подпись. Так оглашённая аудиозапись, предоставленная Шарденковой Ю. С., содержит следующую информацию: «из разговора Шарденковой Ю. С., которая говорит Марченко А. А., что она подсунула «Решения» Грудинину Ю. В. уже после банкета среди всех документов, и он их подписал».

    Выплаты денег сотрудникам предприятия не основывались на каком-либо распорядительно документе. На момент начисления денег сотрудникам предприятия не было приказа о премировании, как и не было приказа об отпуске.

    В действительности выплату денег организовали Юлия Шарденкова и Мария Гриненко, а затем стали формировать необходимые документы, чтобы узаконить свои действия по выводу денежных средств.

    Зато в деле почему-то находится положение о премировании, которое подписано и согласовано аж 5.11.2004 года и действует до 31.12. 2004 г. (п.2.4 раздел 2) и носит временный характер. А вот «Положение» об оплате труда актуальное на март 2019 (04.03.2019) в деле почему-то отсутствует.

    «Вопреки требованиям закона суду не представлено достаточных доказательств о наличии предварительного сговора между осуждённым и неустановленными лицами на совершение преступления, сам осуждённый отрицает наличие такого сговора, а из показаний свидетелей данное обстоятельство не усматривается», гласит Кассационное определение 2КСОЮ от 2 декабря 2021 г. №77-3982/2021.

    Разбираемся дальше и видим, что «Грудинин Ю. В. обвиняется в том, что, он путём обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, используя служебное положение, совершил хищение денежных средств ПАО «ТАНТК им. Г.М. БЕРИЕВА» в особо крупном размере 1 430 480 рублей, которые пошли на оплату мероприятий празднования его 60-летнего юбилея».

    Однако следственные органы почему-то пришли к выводу, что установить иных, кроме Грудинина, лиц, совершивших по предварительному сговору с ним в период с 10 по 28 февраля 2019 года хищение денежных средств, путём обмана и злоупотребления доверием, выразившихся в принятии заведомо незаконного решения о премировании сотрудников в общей сумме 1 430 480 рублей, не представилось возможным.

    Затем, постановлением от 09.04.2021 г. выделил из настоящего уголовного дела – уголовное дело в отношении неустановленных лиц, по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, присвоив ему № 42101600044000100. В последующем 09.06. 2021 г. производство предварительного следствия по выделенному уголовному делу было приостановлено в виду «невозможности установить лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности».

    Однако, полагаем, что вполне очевидно и доказано, что предварительный сговор в деле доказан только между Шарденковой Ю. С. и Гриненко М. С., которые оформляли документы, составляли списки лиц, которым нужно было начислить и выплатить деньги, а затем собирали деньги, которые впоследствии оказались у Шарденковой Ю. С., и она ими распорядилась по собственной инициативе.

    Более того, в деле имеются все доказательства, опровергающие показания Юлии Шарденковой, о том, что распоряжения по выводу денег с предприятия якобы давал ей Грудинин Ю. В. Кроме того, доказано, что «18 февраля 2019 года Грудинин Ю. В. оплатил аванс в ресторан за юбилей, а также оплатил «за производство салюта». Затем 25 февраля 2019 года им было доплачено в ресторан дополнительно.

    Деньги же из предприятия были выведены 20 февраля 2019 года и 28 февраля 2019 года, то есть на момент внесения аванса в ресторан у Юлии Шарденковой не было в наличии денег, забранных ею из предприятия. А 25 февраля 2019 года юбилей уже был полностью оплачен. Оплачен Юрием Грудининым.  Тем не менее, Шарденкова вывела деньги предприятия и не смогла предоставить какие– либо доказательства, подтверждающие, куда она потратила полученные деньги.

    Далее, защита полагает, что «судом первой инстанции в полной мере не выполнены требования ст. 87, 88 УПК РФ, регламентирующие правила проверки и оценки доказательств. Судом надлежащим образом не проверена допустимость всех положенных в основу приговора доказательств, не выяснены юридически значимые обстоятельства их получения и закрепления, которые имели значение для оценки доказательств на предмет соответствия названному критерию (Кассационное определение 2КСОЮ от 26 января 2021 г. № 77-252/2021).

    Итак, как следует из материалов дела показания Шарденковой Ю. С. и Гриненко М. С. в части получения денежных средств, обналичивания и передачи Шарденковой Ю. С. либо лично, либо через посредничество Гриненко М. С. подтвердили, допрошенные в качестве свидетелей следующие сотрудники: ОНИЩЕНКО О.В.; САВЧЕНКО В.И.; АКУЛИНИЧЕВА Ю.В.; БОКАЛОВА И.В.; ФЕДОРЕНКО Л.В.; ГИРИЧЕВА Е.К.; СОКОЛЕНКО А.А.; САВЧЕНКО И.П.; КИРПАНЬ Н.И.; РОМЕНСКИЙ Е.В.; СОЛОМАТИНА М.В.; ИВАНЕНКО Ю.И.; НЕМКОВА О.Н.; ГНАТЮК Т.Г.; ГАЛИЦЫНА М.С.; БУБЕНЦОВ Р.Э.; ТЁР-АКОПОВА О.Н.; ГОРОДНИЧЕНКО М.А.; КОЛОМАК О.М.; МЕНЯЙЛОВА О.В.; ПОЛИЕВА О.О.; ГРИГОРЬЕВА С.И.

    Данное обстоятельство подтвердил и исполняющий обязанности Ростовского прокурора по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах Ростовской области ХАРКИН А.В. в постановлении о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования от 16.06.2021 (Том 14 – л.д. 233-235). Оформлением начисления денежных средств и их последующего получения от сотрудников наличными осуществили Шарденкова Ю. С. и Гриненко М. С. На вопрос о том, что данные действия могли осуществить какие-либо иные лица, перечисленные выше свидетели и сами Шарденкова Ю. С. и Гриненко М. С., заявили, что действительно этим занимались они.

    Защита полагает, что «уклонение органа предварительного следствия от предъявления обвинения в совершении указанного деяния Шарденковой Ю. С. и Гриненко М. С. с последующим выделением уголовного дела в отношении якобы неустановленных лиц (подразумеваются они) в отдельное производство и его приостановление, якобы в связи с невозможностью установить данных лиц – фактически является их незаконным освобождением от уголовной ответственности в нарушение положения части 2 статьи 6 УПК РФ и, соответственно, влечёт недопустимость всех данных ими показаний в статусе свидетелей, так как они подлежали допросу именно в качестве подозреваемых и обвиняемых, в виду того, что предоставленные ими сведения были известны органу предварительного следствия со стадии до следственной проверки.

    Таким образом, защита полагает, что «установленные по делу фактические обстоятельства не могут позволить суду рассматривать дело по существу, так как определённо повлекут нарушение общей справедливости судебного разбирательства, право на которую гарантировано Грудинину Ю. В. пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Доказательства, добытые в ходе судебного следствия, могут признаны только косвенными и являются единым целым только во взаимосвязи с показаниями Шарденковой Ю. С. и Гриненко М. С., данными, как представляется, взамен на освобождение от уголовной ответственности за совершение ими преступления.

    Решение об освобождении их от ответственности принималось органом следствия под надзором органа прокуратуры, которые действовали как единые структуры, что обусловливает степень координации между ними, и право органа прокуратуры утверждать такое обвинительное заключение и в последующем поддерживать его в суде, то есть контролировать ход дела на всех стадиях производства по нему, в том числе и в суде.

    Фактически, имевшая место сделка Шарденковой Ю. С. и Гриненко М. С. со следствием не была предметом надлежащего судебного контроля, и решение о её заключении принималось исключительно органом следствия под надзором органа прокуратуры.

    Сложившиеся обстоятельства, предание Грудинина Ю. В. суду, со всей очевидностью повлекло нарушение его права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и как следствие – незаконность и необоснованность соответствующего приговора суда и его заведомую отмену. Считаем, что показания Шарденковой Ю. С. и Гриненко М. С., данные ими в качестве свидетеля, недопустимы, о чём заявлялись ходатайства. Однако в приговоре данные сведения не были учтены.

     

    27 февраля 2019 г. ПАО «ТАНТК им. Г.М. Бериева» (входит в состав ПАО «ОАК») передан Министерству по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Российской Федерации очередной серийный самолёт-амфибия Бе-200ЧС (бортовой номер RF-31390, серийный номер 308). Это шестая построенная в Таганроге машина в рамках государственного контракта и, в целом, 12-й самолёт этого типа, поступивший в МЧС России. Самолёт передан заказчику для эксплуатации в Хабаровском авиационно-спасательном центре МЧС России. Государственный контракт полностью выполнен. На предприятии продолжается плановая сборка агрегатов самолётов-амфибий.

    Как Юрий Грудинин возвращал сотрудникам премии

    Как выяснилось далее, Юрий Грудинин был вызван в ПАО «ОАК». На совещании после проведённой проверки ему было указано заплатить деньги, полученные им за внедрение промышленного образца, запатентованного № 99872, как автору патента и заплатить деньги за назначенные и невыплаченные премии сотрудникам предприятия.

    Нижестоящие судебные инстанции доводы стороны защиты должным образом не оценили, а отвергли их, используя общие фразы о необоснованности данных доводов (Кассационное определение 5КСОЮ от 19 ноября 2021 г. № 77-1325/2021).

    «Грудинин Ю. В., который в то время не работал на ПАО «ТАНТК им. Г. М. Бериева», поясняет защита изобретателя, – выполнил указание выше стоящего руководства и внёс денежные средства, полученные им как автором патента, на расчётный счёт предприятия, а поскольку не знал, какие и кому были назначены премии и не выплачены, попросил Шарденкову Ю. С. предоставить информацию по данному факту. Шарденкова Ю. С., в свою очередь, используя ситуацию, потребовала от Грудинина Ю. В. 1 000 000 (один миллион) рублей.

    Введя в заблуждение Марченко А. А., дав ей ложную информацию о том, что деньги собирались на празднование юбилея, и премии получали сотрудники её подразделения, предложила раздать деньги. Марченко А. А. часть денежных средств из полученных Шарденковой Ю. С. от Грудинина Ю. В., раздала своим сотрудникам, которые были включены в премирование.

    Шарденкова Ю. С., не собираясь передавать деньги, полученные от Грудинина Ю, В., сотрудникам предприятия, которые премированы, передала деньги, принадлежащие Грудинину Ю. В., в правоохранительные органы.

    Суд в приговоре указывает, что Грудинин Ю. В. знал о том, что незаконно были выданы премии сотрудникам предприятия, а затем забраны и пошли на празднование юбилея, в связи с чем передавал деньги Шарденковой Ю. С., чтобы она возвратила их. Однако это предположение суда, не основано на доказательствах. Грудинин Ю. В. не знал о факте незаконной выплате денежных средств, а узнал об этом на совещании в ПАО «ОАК», куда он был вызван для обсуждения результатов проверки работы Грудинина Ю. В. на ПАО «ТАНТК им. Г. М. Бериева», о чём и подтверждает в своих показаниях свидетель Коваль А. А.

    Из показаний свидетеля в суде следует, что на совещании Грудинину Ю. В. было указано, чтобы он возвратил деньги, полученные им как автором патента, и возвратил деньги, которые были забраны у премированных сотрудников предприятия и которые пошли на празднование юбилея. Грудинин Ю. В. пообещал разобраться, но сообщил, что за незаконно забранные премии сотрудников предприятия не знал, но пообещал разобраться.

    Грудинин Ю. В., как уже говорилось, сразу же после совещания внёс деньги, полученные им как автор патента, однако по забранным деньгам у сотрудников предприятия ничего не знал и поэтому попросил Шарденкову Ю. С. сообщить о произошедшем, и предложил свои деньги, чтобы закрыть эту тему. Работая на другом предприятии в другом городе Грудинин Ю. В., передавая денежные средства, надеялся, что Шарденкова Ю. С. сделает всё законным путём и будет исполнено указание вышестоящей организации.

    Обратим особое внимание читателей на тот факт, что Шарденкова Ю. С. в своих показаниях указала, что деньги, переданные ей Грудининым Ю. В., она отдала следователю по предложению сотрудников ФСБ Ростовской области, с которыми она постоянно сотрудничает. А может быть, сотрудничала ещё и до юбилея?

    Очнись, Фемида!

    Можете себе представить, уважаемые читатели, что в итоге суд дошёл до того, что указывает: «доказательства, имеющиеся в деле, и предоставленные защитой, а именно оригинальные документы об оплате самим Грудининым Ю. В., затрат на празднование юбилея не опровергают вину Грудинина Ю. В.». И это, несмотря на то, что, к примеру, из показаний свидетеля Никонова А. М. видно, что «договор на осуществление фейерверка, подписывался с Грудининым Ю. В., но приносил его какой-то мужчина, но не Грудинин Ю. В., а оплату за фейерверк производил сам Грудинин Ю. В., после чего была выписана квитанция».

    В деле имеется чек, который предоставила Шарденкова Ю. С., из него видно, что предоплата производилась 18 февраля 2019 года, до того, как Шарденкова Ю. С. получила деньги от сотрудников предприятия, что произошло только 20 февраля 2019 года, то есть, как мы уже и говорили, 18 февраля 2019 года у Шарденковой Ю. С. не было денег, полученных от сотрудников, а были деньги, которые ей передал Грудинин Ю. В.

    Суд также не проанализировал ситуацию, если юбилей Грудинна Ю. В. праздновался 25 февраля 2019 года и весь юбилей был оплачен, то зачем Шарденкова Ю. С. вместе с Гриненко М. С. 28 февраля 2019 года начисляют ещё деньги и затем забирают. Возникает вопрос: на какие цели они выписывались после юбилея, если всё было оплачено?

    «Суд проигнорировал доводы защиты, – заявляют представители Грудинина, – которые заявлялись в ходатайствах о причастности Шарденковой Ю. С. и Гриненко М. С. к совершённому преступлению. Материалами дела доказано, что Шарденкова Ю. С., введя в заблуждение главного бухгалтера предприятия Гриненко М. С., под видом необходимости празднования юбилея Грудинина Ю. В. похитила деньги предприятия.

    Шарденкова Ю. С. в своих показаниях указывает, что полученные ею деньги пошли на оплату артистов, ведущих, изготовление фильма и ещё различные расходы. Её показания опровергаются собранными по делу доказательствами, которые указывают, что фильм не снимался, артисты получили не более сорока тысяч. Ведущая получила десять тысяч рублей. Выступающий хор получил тридцать тысяч рублей. Более доказательств оплаты различных расходов в деле не предоставлено.

    Отклонение доводов апелляционных жалоб без приведения мотивов принятого решения свидетельствует о том, что суд апелляционной инстанции уклонился от объективной и справедливой проверки законности и обоснованности поставленного приговора, что повлекло нарушение права осуждённого на справедливое судебное разбирательство и повлияло на исход дела (Определение 6КСОЮ от 8 июня 2021 г. № 77-2817/2021).

    Указанные нарушения в совокупности не позволяют суду произвести правильную оценку собранных по делу доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности каждого из них. Нарушая ч.1 ст.88 УПК РФ собранные по делу доказательства не отвечают принципу достаточности, в результате чего приговор был вынесен в отношении невиновного гражданина.

    В результате вышеуказанных существенных нарушений материального и процессуального закона судом вынесен незаконный, необоснованный и несправедливый приговор». Вот такая вот шитая очень белыми нитками «подстава» случилась по второму эпизоду обвинения Юрия Грудинина.

    Вот такая роль была исполнена госпожой Юлией Шарденковой, которая теперь, избежав уголовной ответственности, вполне себе успешно сотрудничает как со следствием, так и с ростовским ФСБ. Только в чьих интересах такие вот игры? Но и это ещё не весь арсенал «боезапаса» дельцов, поставивших своей целью нанести ущерб отечественному самолётостроению, ударив, в том числе, и по «оборонке» страны. А значит, мы расскажем и о новом деле.

    Продолжение следует…

    Николай КИРИЛЛОВ

     

    Как упрятали в тюрьму Юрия Грудинина (часть первая)

    Читайте нас теперь и в Телеграм: https://t.me/rg62_info

    Новости партнеров


  • Лесок

  • Свежий выпускАрхив
    № 09 (416) 20.05.2024 г.
    Читать выпуск
    Мнения людейЕще
    Качество благоустройства Кремлёвского сквера в Рязани проверили специалисты городского управления энергетики и ЖКХ
  • Лесок
    КПРФ
  • Ниармедик (мобильный)
    Зеленый сад 350х280
    ГК Прокс
  • АвтоЕще

    На сайте госзакупок размещён тендер на выполнение работ по установке на регулируемых перекрестках видеосистем, элементов автоматизированных систем управления дорожным движением.