Понедельник, 5 декабря 2022
Курс ЦБ
$  61.77
 64.99
Рязань
+24°C
  • СтройПромСервис
  • Зеленый сад
  • Сасовский драчун

    Опубликовано: 01.11.2022 в 17:13

    Категории: Расследования «ОРГ»

    Тэги: ,,


    Что творят люди в погонах, обличенные властью, и как потом пытаются всеми «правдами» избежать «возмездия» — вот тема, которая продолжает волновать и «взрывать» общественное мнение

    Каждый случай безобразий тех, кто должен являть пример гражданам, как на службе, так и в быту, частной жизни своеобразен и даже отчасти уникален.

    Но сколько общих черт можно наблюдать в поведении «героев в погонах», столкнувшихся с перспективой отвечать перед Законом, которому они должны не только строго следовать, но и требовать его исполнения от окружающих.

    Совсем недавно, в октябре, журналисты нашего издания стали свидетелями судебного разбирательства в Кадомском районном суде. На скамье подсудимых полицейский. В результате ДТП с его участием на глазах матери погиб ее сын, а сама женщина с тяжелыми травмами оказалась в больнице.

    Полицейский, впоследствии оказался, конечно же, бывшим, точнее уволенным за «пару дней» до ДТП из органов. На момент аварии, находясь за рулем автомобиля, этот страж порядка был «вусмерть» пьян. Он даже спал в собственном авто, когда на место происшествия прибыли спасатели, скорая, следователи.

    Самым шокирующим эпизодом в этой истории стала позиция обвиняемого на суде. Даже в своем «последнем слове» перед вынесением приговора «чуть-чуть» бывший капитан полиции не только не принес извинений матери погибшего. Более того, вины своей офицер полиции не признал!

    Он не виноват, что в «полумертвом» состоянии от «бухла» сел за руль и убил человека? Так он считает? Ему, наверное, все можно?

    Об этих событиях и вынесенном приговоре мы подробнее расскажем в недалеком будущем.

    Еще один «герой» в погонах целого подполковника привлек внимание общества, став участником уголовного судебного процесса.

    Этот представитель государственной власти представляет Сасовскую службу судебных приставов и является действующим сотрудником правоохранительных органов, занимая одну из руководящих должностей. До летального исхода, к счастью подполковника, не дошло. Хотя, думаем, что никто ни от чего не застрахован в ситуации, когда «сорвавшийся», пусть и трезвый здоровый мужик, начинает поднимать руку… на женщину!

    Начинаем разбираться, и выясняем обстоятельства дела.

    Домашний насильник

    Людмила и Сергей (имена изменены — прим. авт.) прожили в браке 25 лет. За долгие годы всякое бывало в отношениях, но как-то жили. Людмила не единожды с болью переживала, когда слышала о служебных увлечениях с женским полом своего благоверного, но семью берегла и на разрыв не решалась.

    Затем начались довольно жесткие выяснения отношений с рукоприкладством со стороны мужа. Людмила терпела. Правда теперь к боли душевной добавилась боль физическая. Страдала, мучилась, но предел наступает всякому терпению. Ее чаша переполнилась. Последовал развод. Терпеть домашнего насильника стало более невозможно, и женщина ушла жить отдельно.

    Но однажды, во время очередных «разборок», Сергей серьезно перешел границы. Людмиле пришлось обращаться за медицинской помощью, фиксировать побои и писать заявление в полицию.

    «Непосредственно после проникновения в дом через разбитое им окно…, гражданин С. нанес мне удар рукой с зажатой в ней тарелкой по левой ушной раковине», —  узнаем обстоятельства произошедшего из материалов дела.

    А вот еще один эпизод, случившийся декабрьским вечером прошлого года:

    «Увидев меня внутри дома гражданин С., будучи недовольным моим присутствием, начал умышленно хватать меня за волосы, руки, ноги. Затем, вытолкнул меня на крыльцо дома, где, применяя физическую силу, стал меня удерживать на полу, причинив тем самым мне физическую боль».

    Как результат судебно-медицинское исследование фиксирует у потерпевшей ссадины, ушибы, отеки…

    Достойное поведение мужчины, офицера правоохранительной системы по отношению к женщине, матери?!

    После обращения в полицию потерпевшая почувствовала, как «вяло» идет расследование. «Мурыжили-мурыжили», но все же, в итоге передали дело в суд.

    Господин подполковник обвиняется по двум статьям: в совершении преступлений, предусмотренных ч.1, ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья (до 21 дня) или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности) и ч.1, ст. 116 УК РФ  (нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ).

    Начался судебный процесс. Теперь тоже стали ярко бросаться в глаза некоторые обстоятельства, вызвавшие тревогу и возмущение. У очевидцев происходящего создалось впечатление, что господин подполковник чувствует себя в суде «как рыба в воде»: он может зайти, как говорится «без стука» в любой кабинет, в том числе и в кабинет судьи, который рассматривает дело. О чем-то там беседовать или что-то решать.

    Может он служебные вопросы решает в ходе слушания дела, по которому сам обвиняется в совершении преступлений?

    Он всем своим видом и действиями показывает некую уверенность, значимость своей персоны. Зачем он это делает? Что он хочет продемонстрировать таким поведением? На что повлиять?

    Видимо, руководствуясь определенными доводами, защита потерпевшей вышла с ходатайством к мировому судье судебного участка №26 судебного района Сасовского районного суда Присталовой О.Н., в котором полагает, что:

    «подсудимый С. занимает руководящую должность, имеет в своем подчинении штат лиц, обязанных в силу занимаемой должности обеспечивать порядок, в том числе и в ходе судебных заседаний, обладает определенным авторитетом в пределах Сасовского района и за его пределами, обладая организационными, распорядительными и административными функциями с целью избежать уголовной ответственности, а также сохранения своего авторитета, места службы и занимаемой должности, а также своего добропорядочного имени, может прямым или косвенным способом принять меры, направленные на воспрепятствование установлению истины по делу, воздействовать на свидетелей, в том числе, путем недопуска свидетелей в помещение зала для судебных заседаний, либо иным путем».

    В связи с изложенным защитник считает, что «в рамках рассмотрения уголовного дела в отношении подсудимого С. целесообразно избрание меры принуждения, способной обеспечить его надлежащее поведение во время судебного разбирательства, с учетом его положения.

    Оптимальной мерой принуждения в отношении подсудимого С. на период судебного разбирательства является временное отстранение от должности в порядке, предусмотренном ст.114 УПК РФ», и просит суд избрать данную меру принуждения.

    Суд данное ходатайство адвоката рассмотрел и в удовлетворении отказал.

     Сам себе «палач»

    Свой отказ судья обосновала тем, что «в ходе рассмотрения дела суду не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что подсудимый С. при исполнении своих должностных обязанностей окажет влияние на ход рассмотрения дела, воспрепятствует производству по делу, окажет влияние на свидетелей…».

    Однако, с таким положением заявители не согласились.

    В Сасовский районный суд была направлена апелляционная жалоба, в которой говорится, что поданное ходатайство является обоснованным и мотивированным.

    «Более того, само ходатайство было подано после анализа поведения подсудимого С. непосредственно в ходе судебных заседаний», — говорится в жалобе, — Так ярким примером оказания со стороны подсудимого С. воздействия на свидетелей является непосредственно его поведение в ходе судебных заседаний. Подсудимый С. комментирует показания свидетелей, явка которых обеспечена в судебное заседание, допускает высказывания в их адрес, позволяет себе повторно задавать вопросы, которые ранее были отведены судом.

    Данные факты в своей совокупности указывают на прямое неуважение к суду и вызывают ощущение вседозволенности, в силу занимаемой должности.

    Ярким примером опасений потерпевшей стороны об оказании давления на свидетелей со стороны подсудимого или подчиненных ему лиц, может служить тот факт, что свидетель М., получив повестку о вызове в судебное заседание, зная по какому конкретно делу его вызывают в суд, непосредственно в судебное заседание не явился.

    Однако, сторона обвинения о применении в отношении свидетеля М. ст.113 УПК РФ (привод) не заявила именно из-за опасения возможного оказания на него давления или иного воздействия при исполнении решения суда о приводе сотрудниками отдела судебных приставов».

    Автор апелляционной жалобы подчеркивает, что «мера процессуального принуждения применяется в целях обеспечения установленного УПК РФ порядка уголовного судопроизводства, а также надлежащего исполнения приговора».

    Обратим внимание читателя именно на «надлежащее исполнение». В этой части вообще, мягко скажем, «забавная» ситуация может случится.  

    Дело в том, что санкция ст.115 УК РФ предусматривает в качестве наказания назначение штрафа. Наказание в виде штрафа исполняется судебными приставами по месту жительства (работы) осужденного.

    «То есть, фактически в случае вынесения приговора и назначения подсудимому С. наказания, — продолжает в жалобе адвокат, — исполнять это наказание он будет сам (!!!), либо один из его подчиненных».

    Можете себе представить такой расклад, когда, образно говоря «палач» вынужден будет сам себе «голову рубить»? Как он это будет делать? С особым удовольствием, наверно?

    «Только при наличии данной нормы считаю, что избрание меры принуждения в виде временного отстранения от должности является обязательным», — заключает в жалобе представитель стороны обвинения.

    Какова будет реакция на жалобу в районном суде, мы скоро узнаем, а пока поговорим о реакции уважаемых начальников господина подполковника на его «проделки».

    Может «соломки подстелить»?

    Как мы полагаем, какой-либо официальной реакции со стороны областного руководства службы судебных приставов в отношении деяний их подчиненного пока не последовало. Возможно, ждут итогов судебного разбирательства?

    А стоит ли ждать? Ведь уже на этапе судебного слушания возникла не очень, на наш взгляд, красивая ситуация, которая очевидна.

    Может лучше «на худой конец» «соломки подстелить»? Вызвать подполковника «на ковер», заслушать, сделать собственные выводы относительно случившегося?

    Что мешает использовать печальный опыт поведения господина подполковника как повод напомнить всем действующим сотрудникам ведомства о существовании, к примеру, такого важнейшего документа, как «Кодекс этики и служебного поведения сотрудников органов принудительного исполнения Российской Федерации», который служит весьма и весьма значимым для общества целям.

    Одной из главных целей документа является, прежде всего, «установление нравственно-этических основ профессиональной деятельности сотрудников органов принудительного исполнения Российской Федерации для достойного выполнения ими служебных обязанностей».

    Отдельной строкой в документе, который служит основой для формирования позитивного и компетентного поведения сотрудников, уважительного отношения к органам принудительного исполнения Российской Федерации в общественном сознании, а также выступает как институт общественного сознания и нравственности сотрудников, их самоконтроля говорится о соблюдении этических норм поведения сотрудника в повседневной жизни.

    Вопросов можно обсудить множество и значимость каждого из них трудно переоценить.

    Думаем, что можно, например, поразмышлять и обсудить:

    каково это, когда сотрудник системы позволяет себе регулярно лупить женщину, попадает по этой причине на скамью подсудимых и даже не приносит извинений потерпевшей?

    Как к нему будут относится те граждане, к которым он придет с требованием исполнять закон, его подчиненные, да и просто те люди, кто рядом живут и видят его в форме при исполнении?

    Он что им всем продемонстрирует свою вседозволенность? По принципу «нам и за это ничего не будет»? Все «схвачено»?

    Можно вспомнить и про капитана, который пьяным сел за руль, убил на глазах матери сына и даже не извинился.

    Ведь не секрет, что каждый случай, когда сотрудник правоохранительных органов преступает закон, формирует порой в целом негативное отношение граждан к правоохранительной системе.

    Сколько сообщений в прессе и социальных сетях сегодня будоражат сознание граждан, когда читатели узнают об очередном громком уголовном деле в отношении, к примеру, представителя службы судебных приставов.

    А вот должной реакции руководства в публичном пространстве, как-то не видно.

    Не потому ли некоторые представители системы буквально открыто демонстрируют людям своим поведением примеры вседозволенности и безнаказанности?

    В связи с изложенным редакция «ОРГ» направит данную публикацию на имя руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Рязанской области, главного судебного пристава Рязанской области Ныренковой Марины Юрьевны с запросом в рамках Закона О СМИ: предоставить редакции информацию о принятых мерах в связи с описанной в статье ситуацией, а также сообщить, какие в целом проводятся мероприятия, направленные на повышение авторитета сотрудников региональной службы среди граждан, строгому соблюдению сотрудниками Законов РФ и иных документов, регламентирующих качественное исполнение сотрудниками своих служебных обязанностей и соблюдение норм поведения в повседневной жизни.

    Николай Кириллов                                    

    Продолжение следует…


  • Новости партнеров:

  • СтройПромСервис

  • Свежий выпускАрхив
    № 22 (382) 14.11.2022 г.
    Читать выпуск
    Мнения людейЕще
    Эхо двух трагедий
    Николай Кириллов, главный редактор «Областной Рязанской Газеты»
  • Гламур Салон красоты
    Стройпромсервис_мобильный
    Дентастиль
    Хозрасчетная поликлиника
  • Грузия
    КПРФ
    Лесок
  • АвтоЕще

    В октябре было продано на 2,5% меньше автомобилей с пробегом, чем в сентябре.

  • ГК Прокс
    Seldon
    Seldon News