Вторник, 6 декабря 2022
Курс ЦБ
$  62.91
 66.11
Рязань
+24°C
  • СтройПромСервис
  • Зеленый сад
  • Её называли первой русской поэтессой

    Опубликовано: 11.11.2022 в 17:00

    Категории: Выбор редакции,Культура

    Тэги: ,

    В январе 1774 года на Рязанщине родилась Анна Петровна Бунина, считающаяся первой русской поэтессой и прозванная также «Десятой Музой» или «Русской Сафо». Сегодняшнее засилье женщин в русской поэзии имеет исторические прообразы. То же положение дел наблюдалось в конце XVIII – начале XIX веков. Но связывают почему-то тогдашнюю женскую лирику только с именем Анны Буниной – хотя и оно оказалось основательно забытым.

    Анна Бунина явилась на свет в крещенскую ночь 1774 года в семье помещика Петра Максимовича Бунина и его жены Анны Ивановны. Бунины жили в селе Урусове, тогда принадлежавшем Тамбовской провинции Воронежской губернии. В следующем, 1775 году, провинции были упразднены высочайшим указом. Затем Екатерина II, Павел I и Александр I провели целый ряд административно-территориальных реформ, в результате чего возникли Рязанская и Тамбовская губернии, и село Урусово оказалось в Рязанской губернии, хотя стоит ближе к Тамбову.

    Очень скоро младенец Анна лишилась матери, о чём поведала в стихотворной автобиографии: «Мной матушка кончалась…» Отец не стал сам справляться с воспитанием дочерей, которых у него было три – раздал девочек тёткам. Так был заложен лейтмотив судьбы Анны Буниной – угла своего она всю жизнь не имела, жила либо по чужим домам, либо в нанятых квартирах. Родовую усадьбу Урусово по смерти отца продали представителям рода князей Кропоткиных.

    Воспитание тёток для Анны сводилось к минимуму грамотности – чтение-письмо по-русски и арифметика – и большому спектру бытовых премудростей. Так воспитывали всех провинциальных знатных барышень – с прицелом на замужество и хозяйство. Но в случае с Анной налаженная схема дала сбой. Анна Бунина на 13-м году жизни начала писать стихи. А любви к домашнему хозяйству и тягу выйти замуж в себе не ощутила никогда. Она так и скончалась старой девой. Если и не сознательно выбрала этот жребий, то предпочла литературную деятельность созданию семьи. Так что Бунину можно назвать одной из первых русских эмансипе.

    Хотя это определение будет достаточно условно, так же, как и характеристика «первой русской поэтессы». Дальней родственницей Анны была поэтесса Прасковья Ломова, в браке Стогова, между прочим, прабабка Анны Ахматовой. С её сыном Эразмом Стоговым, своим неродным племянником, Анна Бунина много общалась, пока он был ребёнком. В старости Эразм написал воспоминания о тётушке-поэтессе.

    Раньше Буниной начали писать и публиковаться со стихами и прозой Мария Сушкова, Анна Вельяшева-Волынцева, княжна Екатерина Урусова. Всё это были знатные дамы, понимавшие творчество как великосветское хобби. В общество «Беседа любителей русского слова», основанное знаменитым поэтом Гаврилой Державиным и не менее знаменитым радетелем за чистоту русской речи адмиралом Александром Шишковым, входили на правах его почётных членов три дамы: Анна Волкова, автор книги «Стихотворения девицы Волковой», Екатерина Урусова и Анна Бунина. Но почему-то одну Анну Бунину называют первой русской поэтессой.

    Наверное, дело в серьёзности и обстоятельности, с какой Анна взялась за литературный труд, и в том, что она обратила его не в развлечение, а в способ заработка.

    Один из первых опытов был таким: по протекции друга семьи Николая Ивановича Ахвердова, близкого ко двору, Анна написала письмо в стихах императрице Марии Фёдоровне (жене Павла I) и получила за него 500 рублей. Биографы расходятся во мнениях, когда именно это произошло, но явно ещё до переезда Буниной в столицу и вхождения в литературные круги. Ахвердов же познакомил Анну Бунину с офицером Иваном Дмитриевым, уже модным поэтом, написавшим песню «Стонет сизый голубочек». Анна влюбилась в Дмитриева, но что-то не срослось. Не из-за этой ли любовной неудачи она не захотела выходить замуж?

    Вхождение в литературную элиту происходило медленно. Анне после смерти отца остался доход в 600 рублей в год (не так уж много, если сравнить с царским подарком за одно стихотворение!). На эти деньги она решила начать самостоятельную жизнь. Чтобы не шокировать родню откровенным заявлением, что одна переезжает в столицу, Анна всем сообщила, что едет в Санкт-Петербург навестить брата Ивана, морского офицера. Родные решили, что она хочет использовать последний шанс найти жениха – шёл 1802 год, девушке было 28 лет, по меркам эпохи, почти безнадёжный возраст. Но у Анны были свои планы: она сняла квартиру и отдалась самообразованию – брала уроки иностранных языков, точных наук и в особенности российской словесности. А за уроки платила деньгами, которые зарабатывала творчеством: писала стихи на заказ, в основном льстивые оды вельможам. За это многие последующие поколения литераторов ей выказывали «фи». Своего покровителя Ахвердова Анна благодарила в стихах бескорыстно.

    Одна из од Буниной посвящена Гавриле Державину. Она в ней уверяла, что он «златой лиры» коснулся и «воспел причину мира». Судя по всему, для неё те слова были искренними. Даже есть мнение, что Анна Бунина начала писать стихи, подражая Державину. Ведь Гаврила Романович одно время был тамбовским губернатором, его имя носит сегодня Тамбовский государственный университет. Это он основал газету «Тамбовские губернские ведомости» и завёл практику печатать в тамбовской типографии стихи местных авторов и даже переводы. Но не исключено и то, что первые стихи Анны были вызваны просто необходимостью излить душу, поплакаться над своим горьким детством. Это позже она выработала грамотную стратегию.

    Но если Бунина старалась понравиться Державину как поэтесса, то просчиталась. Он отвечал эпиграммами. Они становились всё злее с ростом популярности нашей героини. В альбом ей он написал шпильку:

    «Стихи твои приятны, звонки,

    Показывают ум твой тонкий

    И нравятся тем всем,

    А более ничем».

    Ещё жесточе «приласкал» Анну Бунину поэт Константин Батюшков:

    «Ты Сафо, я Фаон, об этом я не спорю,

    Но к моему ты горю

    Пути не знаешь к морю».

    Батюшков имел в виду древнегреческий миф о гибели легендарной поэтессы Сафо: якобы она влюбилась в перевозчика Фаона, он не ответил ей взаимностью, и она утопилась. Довольно неблагородный выпад со стороны Батюшкова, который и сам пережил любовную драму и в силу своего безумия не был в полной мере вхож в литературные круги… Позже к числу насмешников над Анной Петровной присоединится и дерзкий отрок Александр Пушкин. Впрочем, гадости мужчины – собратья по перу начнут транслировать в адрес Анны Буниной, когда она завоюет определённый авторитет в творческой среде (может, «сильный пол» просто-напросто боялся конкуренции?).

    Просвещённый свет заговорил об Анне Буниной, когда она опубликовала свой перевод с французского труда «Правила поэзии аббата Баттё, с присовокуплением российского стихосложения – в пользу девиц». Анна переложила на русский систему теоретика поэзии Шарля Баттё для таких же, как сама, честолюбивых, но не очень образованных девушек, мечтающих стать поэтессами.

    Первый сборник Буниной с самокритичным названием «Неопытная муза» вышел в 1809 году и имел большой успех. С того момента стала всходить литературная звезда Анны Буниной.

    Анна Бунина вошла в ряды членов «Беседы любителей русского слова» в ноябре 1811 года. На одном из собраний баснописец Иван Крылов прочёл вместо авторессы басню-повесть «Падение Фаэтона» – Анна стеснялась публичных выступлений. Басню-поэму приняли благосклонно, как и всё творчество Анны… до поры.

    Поэму-басню о Фаэтоне напечатал журнал «Беседа». Анна Бунина раньше Пушкина, известного своими сугубо литературными заработками, начала публиковаться в литературных журналах Петербурга и Москвы и жить на гонорары. Последние, впрочем, были не велики и не регулярны. Пожалуй, основным доходом для неё на протяжении жизни служили милости царской семьи. Анну Бунину выделяли вдовствующая императрица Мария Фёдоровна и жена Александра I Елизавета Алексеевна, обе слывшие покровительницами искусств. Возможно, что и труд Шарля Баттё о поэзии попросила Анну перевести Елизавета Алексеевна.

    Царицы делали Анне дорогие подарки. Когда у Буниной вышла книга прозы «Сельские вечера», труд одобрила императрица Елизавета и презентовала поэтессе золотую брошь с бриллиантами в виде лиры, изготовленную специально для неё, и пригласила бывать при дворе. А после публикации «Неопытной музы» Буниной положили высочайшую пенсию: первый сборник поэтессы преподнесли Елизавете Алексеевне, которая пожаловала той ежегодно 400 рублей. Пенсию потом подняли по ходатайству Шишкова, и после войны с Наполеоном она стала 2 тысячи рублей в год. В Отечественную войну 1812 года Анна усердно писала оды героям и анафемы захватчикам.

    Царская семья помогла Анне в беде – когда у неё обнаружили рак груди (который женщину и погубит). Император лично следил за здоровьем Буниной. Августейшая семья оплатила отъезд Анны в Англию на лечение. Поэтесса провела там два года, с 1815 по 1817, лечилась водами в Бате и на других курортах – тогда это средство прописывали от всех болезней. Онкологию воды не устранили, но дали Анне Буниной временное облегчение и подъём творческих сил. В 1817 году она написала письмо уже невероятно популярному в Англии писателю Вальтеру Скотту с предложением перевести на русский его поэму «Мармион». Письмо сохранилось в архиве «шотландского чародея», а вот бунинского перевода нигде нет – видимо, он не состоялся.

    Зато до наших дней дошла «Песня в народном русском вкусе из местечка Веил Брук» – то ли переложение Буниной английской фольклорной песни, то ли фантазия на её же тему:

    «Отпирайтеся, кленовые!

    Дружно настежь отворяйтеся

    Вы, ворота Веил-Брукские!

    Пропустите красну девицу

    Подышать текучим воздухом!

    Душно ей здесь взаперти сидеть,

    За четыремя оградами,

    За четыремя воротами!» – и далее в том же духе. Эти строки показывают: душевного спокойствия Анна Бунина не обрела и на чужбине.

    Не сохранились письма из Англии, которые, по свидетельствам современников, Бунина посылала друзьям в Россию. Говорят, они глубиной и тонкостью наблюдений и сентиментальным тоном напоминали «Письма русского путешественника» Н. М. Карамзина.

    Вернувшись на родину, Анна мало писала и снова нуждалась в деньгах. Российская академия наук за свой счёт издала Собрание стихотворений Буниной в трёх томах. Издание выходило в 1819-1821 годах. Последние годы Анна Петровна провела в Москве, а затем уехала в деревню к родне – и там болезнь её доконала. 16 декабря 1829 года Анна Бунина скончалась в Рязанской губернии и была похоронена в Урусове.

    И тут началось забвение. Биографы отмечают первую эпоху замалчивания Анны Буниной в царствование Николая I. Правдоподобна версия, что она посмертно попала в его немилость, так как ей мирволил Александр I и его семейство, а любые напоминания о предшественнике были неприятны Николаю. Литераторские круги не хотели сохранять память об Анне Буниной – ведь поэты-мужчины начали высмеивать и принижать её талант ещё при жизни. При советской власти поэтесса-царедворица стала вовсе неуместной. В 1974 году в журнале «Работница» вышла статья об Анне Буниной, которую написала родственница поэтессы Семёнова-Тянь-Шанская и назвала откровенно: «Забытая муза».

    Анне Буниной не повезло со знаменитыми родственниками, заслонившими её хрупкую фигуру от глаз потомков. До недавних пор я была уверена, что первого родственника легко определить по фамилии – нобелевский лауреат Иван Бунин. Кстати, он, несмотря на свою вошедшую в легенды желчность, почтительно относился к творчеству Анны Петровны. Родство Анны Петровны и Ивана Алексеевича предполагала не только я, но и экспозиции бунинских музеев (все они относятся, разумеется, к Ивану). Однако осенью 2021 года, когда я делала доклад для слушателей литературной мастерской на хуторе Захара Прилепина, среди них был специалист в области генеалогии Илья Рыльщиков, который и сообщил нам, что, по последним данным, ряжские Бунины не имеют связи с чернскими и мценскими Буниными. Иными словами, скорее всего, первая русская поэтесса, официально зарабатывавшая литературным трудом, не родня первому русскому нобелевскому лауреату.

    Внучатым племянником поэтессы был прославленный путешественник и общественный деятель Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский. Это его потомица вспомнила о забытой музе. Усадьба Рязанка (ныне – в Чаплыгинском районе Липецкой области), где живала у родни Анна Бунина, сейчас является музеем Семёнова-Тян-Шанского районного значения.

    В нём есть «комната Анны Буниной», где стоят диван и ломберный стол, будто бы принадлежавшие поэтессе, и висит крупный поясной её портрет кисти художника Александра Варнека (копия). Это единственное прижизненное дошедшее до нас изображение русской Сафо. С тех пор, как Рязанку посещала Бунина, дом был дважды перестроен, ничего не осталось от здания, которое видела она. Та же участь постигла и барский дом в селе Урусове (оно теперь тоже относится к Чаплыгинскому району). Это теперь Урусовская средняя школа.

    От дома помещиков Буниных осталась неизмененной центральная часть с входом. При рождении Анны Буниной дом был двухэтажным, каменным, с печами – потому семья и жила в нём зимой, а не уезжала в город. Сейчас к барскому дому присоединены одноэтажные флигели, здание стало длинным и приземистым. Старинную двухэтажную часть сзади дома подпирают деревянные слеги (грозит обрушиться?). В интерьере школы вряд ли осталась хоть одна вещица, которой касались бы руки Анны Петровны. Но что говорить о вещах, когда даже могила поэтессы условна! Захоронение, находящееся близ школы, в небольшой оградке, под сенью четырёх рябин, – кенотаф (ложная могила).

    Похоронили Анну Бунину на погосте Никольской церкви села Урусова (церковь стоит и ныне, но тоже перестроена). Погост начинался через дорогу от усадьбы и виден был из окна хозяйского кабинета. Один из новых владельцев имения Кропоткиных не захотел постоянно созерцать скорбный последний приют поэтессы. Он повелел прах перезахоронить, и его перенесли к дороге на усадьбу со стороны села. В Октябрьскую революцию памятник разрушили, а могилу сравняли с землёй – так она и оказалась утеряна, точно место упокоения Цветаевой, Мандельштама, Веры Холодной. После революции постамент памятника каким-то образом оказался в липецком музее. Когда было решено восстановить могилу Буниной, постамент вернули в Урусово, но места погребения уже не нашли. Поставили памятник на некотором отдалении от дома. К уцелевшему каменному кубу с выбитым именем и датами жизни поэтессы в современной орфографии приделали деревянный крест. Выглядит эклектично.

    Летом 2018 года мы побывали в Урусове и застали там экспедицию археологической разведки. Она готовила данные для реализации проекта федерального значения: создания музея-заповедника Петра Семёнова-Тян-Шанского на базе всех его усадеб и памятных мест в Рязанской и Липецкой областях. Идея принадлежит потомкам учёного и Русскому географическому обществу. Тогда, по словам членов экспедиции, проект был на стадии замысла, но научная интеллигенция уповала на его воплощение и готовила почву. По их данным, и музей в Рязанке ждало «повышение статуса». До сих пор я ничего о воплощении в жизнь тех планов не слышала. Но даже если всё это осуществится, гением места будет выдающийся географ, а не лирическая поэтесса. Надеемся, что музей состоится, и что в нём хоть одну комнату посвятят памяти Анны Буниной…

    В литературном пространстве ситуация схожая. Современный поэт и литературовед Максим Амелин сказал об Анне Буниной: «Первая русская поэтесса широчайшего диапазона… родоначальница всей женской лирики в русской поэзии. …она серьёзно повлияла на Баратынского, отчасти на Лермонтова, её высокого ценили Крылов, Державин, а сейчас её никто не знает, и тексты её не присутствуют в литературе… ». Насчёт Державина Амелин «погорячился», но в целом он прав.

    На малой родине, в Рязанской области, дела обстоят так же, если не хуже. Первую современную книжечку стихов Буниной выпустил в 1994 году липецкий энтузиаст малым тиражом и подарил музею в Рязанке несколько штук. Один сборник достался рязанской писательнице Ирине Красногорской. Она занялась изучением жизни и творчества Буниной и написала байопик «Время русской Сафо» (вышел в 2017 году). Почти все упоминания Анны Буниной в местной прессе и акции её памяти тоже были инициированы Красногорской. А вот в хрестоматии для учащихся школ региона «Литература Рязанского края» (Рязань, 2004 г.) Анне Буниной не посвятили главки. Как будто женщина-поэтесса всё ещё должна доказывать мужчинам литературное равноправие…

    Елена САФРОНОВА


  • Новости партнеров:

  • СтройПромСервис

  • Свежий выпускАрхив
    № 22 (382) 14.11.2022 г.
    Читать выпуск
    Мнения людейЕще
    Эхо двух трагедий
    Николай Кириллов, главный редактор «Областной Рязанской Газеты»
  • Стройпромсервис_мобильный
    Гламур Салон красоты
    Хозрасчетная поликлиника
    Дентастиль
  • Грузия
    Лесок
    КПРФ
  • АвтоЕще

    В октябре было продано на 2,5% меньше автомобилей с пробегом, чем в сентябре.

  • ГК Прокс
    Seldon
    Seldon News