Среда, 17 июля 2024
Курс ЦБ
$  88.28
 96.26
Рязань
+24°C
  • Расследования
  • Зеленый сад
  • Сасовский драчун-3. Или кому Закон не писан

    Журналистское расследование о том, что творят люди в погонах, облечённые властью, и как потом пытаются всеми «правдами» избежать «возмездия». Продолжение истории

    Это расследование мы начали еще в ноябре 2022-го года(!) с публикации «Сасовский драчун» в «Областной Рязанской Газете». Затем продолжили эту же тему уже в мае 2023-го статьей «Сасовский драчун-2, или «Казанова» с долгами».

    Направили эти два материала с заявлениями о проверке изложенных фактов и принятии мер в рамках Закона о СМИ в надзорные органы, руководству регионального МВД, региональному руководителю Службы судебных приставов и т.д.

    Чем же кончилось дело?

    Понес ли наказание человек, поднявший руку на женщину?

    Так или иначе, но настало время продолжить разговор. Почему? Не поверите! Воз пока и ныне там.

     Значит надо продолжать…

    Итак, прежде всего, напомним о самом происшествии.

    Исследовав различного рода источники, связанные с конфликтом между полковником Сергеем (руководителем районной службы судебных приставов) и его на тот момент супругой Людмилой (имена изменены. — прим. авт.), можем допустить следующий ход событий. Изложим его очень коротко, схематично:

    Полковник через окно проникает в собственный дом. На кухне сидит его жена (руководитель одной из организаций) и спокойно беседует со своим заместителем, срочно прибывшем решить неотложный служебный вопрос. Полковник бьет мужчину в лицо. Супруга пытается его успокоить, но полковник бьет и женщину, тарелкой в голову. Женщина обращается за медицинской помощью.

    Впоследствии в Сасовский районный суд, мировому судье было подано заявление в порядке частного обвинения. Господин подполковник обвинялся по двум статьям: в совершении преступлений, предусмотренных ч.1, ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья (до 21 дня) или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности) и ч.1, ст. 116 УК РФ  (нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ).

    Дело рассматривалось почти год и кончилось тем, что судья не усмотрела признаков ч.1 ст.115 и ст. 116, а усмотрела признаки преступления, предусмотренные ч.2 ст.115 УК РФ, которая предусматривает ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

    Данная статья предусматривает обязательное проведение дознания органами полиции. Таким образом, все материалы уголовного дела превратившись в материалы проверки были направлены в органы дознания. Как говорится, начинай сначала — на колу висело сами знаете что…

    Пошли по замкнутому кругу

    Заявитель Людмила решила обжаловать данное решение мирового судьи в районном суде. В апреле 2023-го районный суд вынес решение, которое отличалось лишь небольшими юридическими изменениями, но в целом повторяло предыдущее. Райсуд согласился, что налицо признаки ч.2 ст.115 и, что в качестве оружия использовалась тарелка.

    Итак, дознание. Не поверите, но начиная с июля прошлого года полиция вынесла в совокупности порядка 10(!) отказных материалов. Да, эти отказные органами прокуратуры отменялись, но только после обращений несогласной заявительницы в прокуратуру или в суд.

    С доводами заявительницы даже соглашался заместитель прокурора Сасовского района господин Родин, о чем говорится в очень интересном решении судьи Рожковой от 5 октября 2023-го года, принявшей решение о прекращении жалобы по существу ввиду отсутствия предмета обжалования.

    Вы спросите, как же так? А так: все та же прокуратура представила в суд постановление об отмене обжалуемого решения и таким образом получилось, что предмет обжалования отсутствует. Такой вот, можно допустить, юридический трюк провернулся! Учитесь, господа, заинтересованные понятно в чем.

    Теперь давайте разбираться в основаниях отказов, которые были обжалованы Людмилой. К примеру, господин полковник Сергей выдвигает версию, что он лишь бросил тарелку в сторону женщины. Как выяснить, может он прав?

    Тогда есть предложение со стороны защиты потерпевшей провести ситуационную экспертизу, которая может позволить либо подтвердить, либо опровергнуть версию полковника. В ответ на это предложение имеем пока нулевую реакцию.

    Такая же нулевая реакция и на неоднократные просьбы защиты дополнительно опросить лиц, на которых ссылается участковый Жилкин в материалах проверки. Зачем? А затем, что в ходе судебного следствия они уже были допрошены судом и, разумеется, предупреждались об ответственности за дачу ложных показаний.

    Например, заместитель Людмилы, который находился в доме во время конфликта подтверждает, что когда она находилась на работе и когда уходила с работы никаких телесных повреждений у нее не было. Когда он приехал к своему руководителю домой, так как надо было срочно решать производственный вопрос, то в дом ворвался полковник, разбил мужчине нос, а затем взял тарелку и нанес женщине удар в область уха.

    Людмила самостоятельно обратилась за медицинской помощью, что зафиксировано и участковым Жилкиным и не опровергается. Людмила самостоятельно обратилась в Сасовское отделение судмедэкспертизы и получила заключение экспертов.

    Кстати, в рамках доследственной проверки в феврале 2022-го года также проводилась экспертиза, выводы которой идентичны выводам первой экспертизы.

    А вот еще один интереснейший момент: сразу после конфликта к господину полковнику поехал для беседы юрист Людмилы. И, что очень важно, есть его показания в суде, из которых следует, что господин полковник признает, что конфликт был, и признает, что нанес женщине удар тарелкой.

    Однако, в рамках доследственной проверки юрист не опрашивается (!), и дополнительные уточнения, о необходимости которых защита заявляла в суде, участковым Жилкиным не проводятся.

    Итак, есть показания самой потерпевшей, есть медицинские заключения хирурга, оказывавшего помощь, идентичные выводы двух экспертиз, есть показания очевидца — заместителя Людмилы, показания юриста, но в итоге мы полагаем, что на все это просто закрываются глаза и… получите отказную.

    Судите сами, последнее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено в ноябре 2023-го года и затем обжаловано Людмилой заместителю прокурора района, который посчитал, что постановление об отказе вынесено законно.

    Интересно, что в данном постановлении об отказе основной упор делается на то, что телесные повреждения полковник действительно женщине нанес, но не умышленно. А это означает, что отсутствует объективная сторона — умысел преступного деяния.

    Разумеется, Людмила не согласилась и решила обжаловать это решение в суде.

    Даже из сасовских правил бывают исключения

    Надо отметить, что судья, принявший материалы к производству, очень внимательно отнесся к рассмотрению дела, которое слушалось в течении трех судебных заседаний.

    Стороной защиты потерпевшей были в очередной раз озвучены все недочеты, в очередной раз прозвучала всегда последовательная позиция Людмилы, напомнившей о необходимости принять законное и обоснованное решение.

    Участковый Жилкин в судебное заседание почему-то не явился, а представитель прокуратуры стоял на своем: считал, что отказ возбудить уголовное дело законный и полковник умышленных действий не совершал.

    На прямой вопрос представителю прокуратуры о том, чем подтверждается версия полковника, сотрудник «ока государева» попросил перерыв для повторного изучения материалов. И перерыв, аж в 2 недели ему был предоставлен.

    Впоследствии, обосновать, какими доказательствами подтверждается версия полковника представитель прокуратуры так и не смог, но в жалобе просил отказать.

    Но, несмотря на все усилия местной прокуратуры, суд посчитал позицию заявительницы обоснованной и признал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным!

    Кроме того, суд обязал органы дознания устранить нарушения и в своем постановлении указал о необходимости проверки версии господина полковника, в том числе и путем проведения ситуационной экспертизы, а также необходимости получения дополнительных уточнений и объяснений от иных лиц.

    Но, уважаемые читатели, не думайте, что на этом все разрешилось благополучно. Как говорится, «следите за руками».

    Не дожидаясь вступления решения суда в законную силу, прокуратура района отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и материалы дела в очередной раз уходят на дополнительную проверку.

    Что же дальше? А дальше, нам видится, простите, но просто цирк какой-то. Как бы совершенно случайно, именно в дату вступления решения вышеописанного суда в законную силу, полицией выносится очередной отказ в возбуждении уголовного дела. Казалось бы, чушь полная: суд считает одно, а полиция совсем противоположное. Но эта, простите чушь, к сожалению, реальна.

    Думается, что некоторые представители наших доблестных правоохранительных органов действительно на многое способны. Их бы «смекалку», от которой, в нашем конкретном деле, честно сказать, еще раз простите, но уже тошнит до рвотных рефлексов. Так вот, эту бы смекалку и усердие, да в мирных целях борьбы с преступностью!

    Новая «фишка» участкового Жилкина

    Что делать? Опять в сухом остатке очередной отказ в возбуждении. И в этом документе отчетливо читается, так называемая «новая фишка» участкового Жилкина. Доблестный и внимательный Жилкин почему-то теперь не делает упор на то, что действия полковника были неумышленными. Теперь он заявляет, что нет очевидцев. А значит, остаются только слова потерпевшей против слов полковника.

    Здесь мы позволим себе некое отступление — размышление по юридической тематике. И начнем его с вопроса к ответственным структурам, участвующим в этом разбирательстве: скажите, а что у нас в суд передаются только те дела, в которых обвиняемый признает свою вину?

    Помогая с ответом, мы напомним, что существует в объективной реальности России, точнее в ее одной из самых совершенных систем правосудия наличие таких «явлений», как предварительное расследование и дознание. Дознание, если хотите, как облегченная форма предварительного расследования. Дознание позволяет провести те следственные и процессуальные мероприятия, которые невозможно провести в рамках доследственной проверки и по итогу принять обоснованное решение.

    Если взять за основу позицию Жилкина о том, что нет очевидцев, то необходимо провести оперативно розыскные мероприятия. Участковый Жилкин не может дать поручения операм о проведении оперативно-розыскных, но дознаватель-то может.

    Итак, у нас возникли вопросы: слово полковника, против слова потерпевшей — это, раз. И второй: бил умышленно или не умышленно. Презумпцию невиновности на стадии доследственной проверки нельзя применить, так как версии не проверены. Но проведение, к примеру ситуационной экспертизы допустимо. Тогда опять вопрос: почему эта экспертиза не проводится? Тем более, что имеются достоверные объективные источники информации. В том числе и о том, в каком виде была рана, какое лечение применялось, какого размера рана, как ориентирована и т.д.

    Не хотят? Не выгодно? Опасно?

    А как на счет очной ставки? Но тут другой подвох. Очную можно проводить, только в рамках возбужденного уголовного дела, а оно никак не возбуждается.

    Где-то Закон потерялся?

    В итоге, складывается просто парадоксальная ситуация. И парадокс, по сути, в том, что сотрудники полиции не могут занять четкую, законную позицию. Точнее, мы полагаем, что у сотрудников местной полиции есть одна только четкая позиция-выдать очередной отказной.

    Какой тут может быть разговор о реализации, к примеру, положений Закона о Полиции о том, что сотрудники полиции призваны прежде всего защищать права граждан, или о реализации требований Уголовно-Процессуального Кодекса о восстановлении прав потерпевшего, о принципе неотвратимости наказания и т.д.?

    Все это как-то уходит из-под бдительного ока доблестных стражей сасовского порядка. Тем более, что выясняются просто умопомрачительные подробности касательно деятельности или лучше допустить, что бездеятельности сасовских полицейских.

    Выясняется, что доблестные правоохранители на наш взгляд просто проигнорировали «святая святых» УПК РФ, а именно статьи 144-145 и 73 Кодекса. Поясним для широкого круга читателей, обращая внимание для красочности повествования на положения ст.73 УПК РФ: при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: 1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

    В ходе судебных процессов этот вопрос остро не стоял, так как никто не оспаривал, к примеру время и место. А вот в ходе дознания и иных проверочных мероприятий, извините, но стороной эти позиции обойти невозможно.

    Как выяснилось тут большое белое пятно: ничего не устанавливалось и не осматривалось доблестными правоохранителями.

    Почему нам это важно? А потому, что при банальном осмотре места преступления, возникают, как минимум большие сомнения в том, что версия господина полковника может найти свое подтверждение.

    Бесстрашный метатель тарелок

    Итак, друзья, запасайтесь попкорном! Вот версия полковника: подойдя к дому, где он проживал с супругой он увидел в доме постороннего или посторонних. Пытаясь пресечь возможные противоправные действия, он позвонил супруге, которая трубку не взяла. Тогда полковник, вооружившись молотком проник в дом, разбив окно.

    Но давайте теперь проведем осмотр места происшествия. Мы увидим, что дом полковника и его супруги огорожен забором из классического профлиста высотой 180см. Часть забора, а именно, въездные ролл-ставни чуть выше, примерно 190см. Дом расположен вниз по земельному ландшафту. Окна совсем маленькие, расположены, как бы вглубь.

    Люди, присутствующие на тот момент в доме находились на кухне. Увидеть, что происходило в доме, еще и при закрытых воротах просто нереально!

    Но допустим гипотетически, что полковник все-таки чудесным образом увидел опасность. И бандитов, которые проникли в дом. Получается, что и молоток в руках полковника можно оправдать.

    Возникает логичный вопрос: а что у нас полиции в Сасово нет? Супруге полковник додумался позвонить, а в полицию набрать не решился? Стоит полковник около собственного дома, где возможно бандитами совершается кража и в полицию не звонит?

    Да полиция подъедет через 5 минут в худшем случае. Но нет. Полковник, наверное, в этот момент вспомнил, что он бывший десантник. И пусть ему уже за 50 с лишним годов, захотел сам «тряхнуть стариной» …

    А если бандитов несколько? А вдруг кто-то из них во дворе «на шухере» стоит? Плевать! Надо в окно лезть!

    Хорошо. И такой ход событий принимается. Проник полковник в дом и видит: сидит жена и спокойно беседует со своим заместителем. Бандитов нет. Никто ничего не ворует и никого не обижает. Почему «вспыхнул»? Зачем нанесение телесных, порча имущества, разбитие посуды?

    Нам почему-то думается и не безосновательно, что это был вовсе не внезапный порыв у полковника, а продолжение конфликта. Думается, что изначально у полковника был умысел в нанесении вреда.

    Какой степени тяжести был нанесен вред — вопрос отдельный. Но сам факт того, что полковник проникал в дом не с целью пресечь деяния бандитов, а с целью разборок с женой кажется нам вполне обоснованным.

    Затем, полковник заявляет, что бросил тарелку в сторону женщины. Но, как и с какого расстояния надо бросить, чтобы тарелка причинила рваную рану?

    Ну хорошо. Пусть бросил супер-метатель полковник тарелкой в женщину и как-то случайно попал. Кто все это проверял?

    Кто и что сделал, чтобы объективно подтвердить или опровергнуть версию полковника? Ничего не проверяется. В то время, как есть основания обоснованно полагать, что это был умышленный удар полковника с расстояния вытянутой руки. По-другому никак не выходит.

    Основная проблема в том, что обращать внимание на все имеющиеся доводы стороны защиты потерпевшей полицейские «хоть тресни», но не хотят. Штампуют один за другим отказы в возбуждении уголовного дела. Даже суд им не указ!

    Вы, что с ума спятили?

    В чем же причина такой героической стойкости сасовских стражей порядка и иже с ними? Полагаем, что и трех раз много, чтобы правильно угадать.

    Есть такое понятие — должность. С конца 90-х господин полковник, не жалея сил трудится в должности руководителя районной службы судебных приставов.

    А вы хотите, чтобы в отношении него возбудили уголовное дело? Вы хотите, чтобы полиция объективно все проверила? Вы хотите, чтобы местная прокуратура должно надзирала? Ну разве это возможно? Ну, Вы что…

    Думается, что за долгие годы безупречной службы на высоком посту наш господин полковник сумел правильно выстроить необходимые лично ему взаимоотношения с вышеперечисленными местными структурами.

    А вы все еще хотите, чтобы уголовку возбудили и дело в суд передали?

    Так или иначе, но пока ничего похожего не происходит. Пока даже проверять полковничьи проделки не решаются. Выходит, что все можно полковнику, и ему за это ничего не будет?

    Откажут в возбуждении дела в очередной раз. И всё. До свидания, госпожа потерпевшая. Ждите следующего визита теперь уже бывшего супруга. Ему ведь все можно…?!

    Такая вот сасовская реальность?Должность — все? Закон-  ничто? Это Сасово, детка!

    Вместо заключения

    Что в такой ситуации можно предпринять? На что можно надеяться потерпевшей? Неужели действительно не пробить крепкую стену беззакония?

    Конечно, Людмила продолжит борьбу. Потому, как остается надежда на вмешательство региональных структур и лично их руководителей с целью проведения необходимых законных процедур в данном деле.

    Просто сделать надо все по закону и выяснить, кто прав, а кто виноват. Только тогда можно будет говорить о честной и профессиональной работе некоторых представителей сасовской полиции и прокуратуры.

    Редакция «Областной Рязанской Газеты» в рамках Закона о СМИ направит данную публикацию с заявлением о проверке изложенных фактов и принятии мер в соответствии с Законами РФ в управление МВД по Рязанской области, прокуратуру Рязанской области, региональное управление Службы Судебных приставов.

    Николай Кириллов и Отдел расследований «ОРГ».

    Читайте нас теперь и в Телеграм: https://t.me/rg62_info

    Новости партнеров


  • Зеленый сад 350х280

  • Свежий выпускАрхив
    № 11 (418) 01.07.2024 г.
    Читать выпуск
    Мнения людейЕще
    Спецоперация спецоперацией, а веселье по расписанию: до осени в Рязанской области пройдут шесть фестивалей
  • Ниармедик (мобильный)
    КПРФ
  • ГК Прокс
    Зеленый сад 350х280
  • АвтоЕще

    В связи с выполнением работ по капитальному ремонту участка магистральных трубопроводов будет закрыто движение транспорта по ул. Белинского от пересечения с ул. Новой до пересечения с ул. Боголюбова в период…