Четверг, 6 августа 2020
Курс ЦБ
$  73.28
 86.62
Рязань
+24°C
  • СтройПромСервис
  • Зеленый сад
  • Жизнь для всех одна

     

    Уроженка Касимова Анна Ганзен, в девичестве – Васильева, и её муж, датчанин Петер Ганзен создали самые лучшие, по мнениям литературоведов, переводы сказок Андерсена на русский язык. Книга прозаика Аллы Нечаевой «Ты был у меня»  посвящена первым переводчикам сказок Ганса Христиана Андерсена – супругам Ганзеным.

     

    Рязань, 15 июня – Областная Рязанская Газета Несколько экземпляров книги будут переданы  в Датское посольство. Корреспондент “Областной Рязанской Газеты”  пообщалась с автором не только об этом творении, но и о художественной литературе наших дней.

     

    Это было как наваждение – книга, которую я прочитала, «В пространстве любви, фантазий и осмысленности». Автор Алла Нечаева. С каждой фразой я ступала по какой-то незнакомой территории, где мне было настолько уютно, что не хотелось возвращаться.

     

    Может, таким и является рай, кто знает, только спустя время обдумывания прочитанного, я – уже пробовавшая себя в литературе – поняла, что хочу писать также, ну или хотя бы приблизиться к такому написанию: чтобы из мысли, фразы, настроения, интонации и свежих слов –  рисовалась прекрасная и ясная картина мира. Мира, где есть всё, что вроде бы окружает нас, и в то же время его окраска, его наполненность возвышают тебя. Ты понимаешь, что может быть и так.  Мне очень нравится её литература, хотя в медитативные рассказы и повести уже ворвались иные просторы: повести и романы. Они другие, но всё равно их не спутаешь ни с кем. Открываешь на любой странице и каждая фраза – нечаевская. Фирменная.

     

    – Наверное, начнём с Ганзеных, – спрашиваю я её. Мы расположились в старинной библиотеке города – областной детской, на улице Почтовой.

    – Мы здесь не случайно. Именно в этом здании несколько лет назад и состоялась первая моя встреча с героями очередной книги. Директор библиотеки, Татьяна Окружная, предложила мне написать роман о Ганзеных – первых переводчиков сказок Андерсена. И ещё многих скандинавских писателей, которых они – муж с женой – перевели на русский. С языка оригинала. Я не знала об этом, –  рассказывает Алла Нечаева. –  И хотя Татьяна Окружная уже в течение последних семи лет проводит Ганзеновские чтения, с привлечением переводчиков из Санкт-Петербурга – где Ганзены  прожили долгие годы, ещё участвуют в «Чтениях» послы и переводчики из Дании – откуда родом Петер Ганзен, –  я далека была от этих важных дел.  Но думала недолго, потому что уже был опыт исторического времени в романе «Снег в июле»  о Петре и Февронии. И я согласилась.

     

      – Что же действительно спровоцировало на написание книги?

      – Это не только удивительный союз датчанина с русской, но и драматическая и творческая их совместная судьба, где сошлись две яркие личности. Где каждый вынуждено отстаивал свою территорию героя. В семье оба оказались главными героями. У нас, русских, особенно сто лет назад – когда жили супруги – женщинам отводилась определённая роль, так называемой хозяйки при муже. Кухня, муж и дети. За очень редким исключением. Анна Ганзен и явилась этим исключением. Казалось бы, девушка представляла определённый класс малообеспеченных людей, каких в России всегда в избытке.

     

    И в то же время, обладала недюжинными способностями вместе с таким же характером. «Они сошлись как лёд и пламень» –  это и про них. Он – Петер Ганзен, 43-х лет, вдовец, преподаватель английского языка и телеграфного дела в Петербургском Энергетическом институте, который перевёл роман Ивана Гончарова «Обыкновенная история» на датский и рассказы Льва Толстого. Оба писателя его современники.

     

    Ганзен в России уже двадцать лет. У него – двое детей. Анна Васильева – родом из Касимова Рязанской губернии, с трёх лет вывезенная в Санкт-Петербург, восемнадцатилетняя выпускница гимназии – по объявлению в газете приходит к нему наниматься в гувернантки.

     

    Их совместная жизнь длится 25 лет. Они много переводят, у них есть имена собственные и четверо общих детей. Дальше – Ганзен, 70 лет, уезжает из России навсегда. Анна – его жена и соратница, остаётся одна. Встречает революцию, гражданскую войну, голод и нужду, и Великую Отечественную, и умирает в блокаду, дожив до 72 лет. Петер Ганзен  после отъезда из России, прожил в Копенгагене ещё 13 лет. Они виделись всего два раза. Супруга приезжала к нему с пятилетней внучкой. Вот из-за этого момента – их внезапного расставания, и пришло решение воссоздать их жизнь.

      

    Книга вышла не очень объёмная, скорее – маленький роман. Читается легко, и действительно настолько спрессованы их жизни, что удивляешься, как удалось «втиснуть» их в лаконичное и в то же время глубоко-психологичное повествование.  Это произведение – единственное – об их очень достойном труде, который не должен быть забытым. В Дании тоже ведутся исследования об их удивительном соотечественнике, королевском стипендиате, пропагандисте земляков – писателей, которых с его помощью и  помощью его жены узнал русский читатель.   

        

     Мне хочется поговорить с Аллой Михайловной о предназначении литературы. Зачем она? Для чего, вообще, искусство? Писательница со свойственной ей манерой в точном подборе слов, говорит, что, видимо, искусство для души как чистый воздух для лёгких и тела – проветривает, озонирует душу, насыщая её витаминами прекрасного.

     

    Чтобы это прекрасное виделось без помех, не засорённое хламом серости и деланной напыщенности. Не надо пыжиться, продолжает она, надо прокладывать свежим дыханием искусства туннель к своему роднику, который помогал в детстве увидеть мир естественными глазами, искренними. Вот и всё.

     

    Книги же, как и всякое искусство – для удовольствия. И для каждого оно своё. Алле Нечаевой предлагают писать по-другому. «Чтобы попроще, для народа!»  – а ей надо, чтоб над её строчками вздыхали или, отложив книгу, впадали в задумчивость. Смаковали фразы. Чтоб над вымыслом слезами обливались.

          

    Я, учась в Литературном институте, на третьем курсе написала курсовую по рассказу Аллы Нечаевой «Снежная замять».  Преподаватель современной русской литературы, оценив мою работу положительно, сразу захотел прочитать сам рассказ. Так впечатлился моим восторгом. И правда, как можно так чувствовать, видеть и всему найти определение, как это получается у Аллы Нечаевой. Легко – как вздох, и грациозно! Слова как балетная пачка – и всё прикрыто и празднично, а главное – не вульгарно, о чём бы ни писалось.

     

    Обо всём можно сказать с достоинством, искусно владея родным языком, который в текстах Аллы Нечаевой мгновенно обнаруживает несметное богатство. Ну как не процитировать?! Хотя бы одну фразу из романа «Ты был у меня».  «…Зонтики цветисто млели, запрокинув в истоме кружевные оборки, потаённо высматривая дорогим нутром заждавшуюся хозяйку…».   Или вот: « …Как нищий, долго не смывающий с ладоней запахи случайного обеда, Петер из слепых пока букв и фраз вытаскивал красоту мысли…единственного повелителя, которому было дозволено помыкать настроением, превращать застоявшиеся будни в праздники…»

     

    Эти сложные образы, эта поэзия, пронизывающая весь текст!    И ведь вот что обидно. Кто-то, нуждающийся именно в такого рода сочинениях, схожих с собственными состояниями, не подозревает о существовании книг, требующихся, как глоток воды. Чтобы снова почувствовав жизнь, позволить себе раствориться в ней. Чтобы замереть от счастья быть понятым. Может и не дождаться. Потому что у нас, как всегда, довольствуются переименованием вывесок, за которыми не только всё по-старому, но и гораздо хуже.

     

    Она – автор десяти книг. Каждая абсолютно отдельная, штучная, и по мысли, и по тематике, и по образному строю, и по облюбованным героям. Как водится, первые книги о самых ранних детских впечатлениях. Самая первая «Двое», книга рассказов, написанных для диплома Литературного института, за который и получила отлично от председателя

     

    Дипломной комиссии известного поэта Андрея Дементьева. Как рассказывала Алла Нечаева, Андрей Дементьев нараспев зачитывал её тексты, удивляясь, почему она не пишет стихов?  И, правда, почему не стихи? Просто потому, вспоминает писательница, что критик Игорь Дедков, прочитав первые  сочинения прозы и поэзии, предположил, что прозаик из неё получится, а стихи, сказал он ей – пишет так много народа, что лучше и не начинать, в них сложно себя найти.

     

      И она послушалась. Никуда ведь не пропала  поэзия –  мелодика стихов переплавилась в сказочную прозу. Прочитав небольшой кусочек текста о Петре и Февронии в одной из её книг, я вдруг подумала, что лучше неё никто не напишет  легендарную историю благоверных супругов, и предложила написать роман. На мой взгляд, так как Алла Нечаева умеет писать о любви – редко кто с ней может посоперничать.

     

    Вначале она отнекивалась: когда это было, размышляла с сомнением в голосе, а сама, видимо, уже перебралась со всеми своими образами и богатыми ассоциациями на 800 лет назад в Муром и Ласково с непроходимыми лесами. И, конечно, согласилась. Её «подбить» на какую-нибудь книгу ничего не стоит!

       

    Теперь – я тоже чему-то выучилась – читая прозу Нечаевой, кстати, любимой моей писательницы, не перестаю удивляться её мудрости, умению чувствовать людей. Она с одинаковым красноречием может описать (изнутри!) – то есть о чём человек думает – и ребёнка, и старика, и мужчину, и женщину. В книге «Снег в июле»  и князь Пётр, и крестьянка Феврония  показаны с пятилетнего возраста. И нет ни одного эпизода, где можно усомниться в мотивировке поступков любых людей, представленных в романе. Когда читаешь, точно кино смотришь. И всему веришь. И всем сопереживаешь.

     

    Природу же описывает обязательно через чьё-то восприятие. Так что видится любое явление одухотворённым. Наш прозаик Владимир Петропавловский предложил составить книгу, где будут собраны все её описания природы.

     

    Уже давно, несколько лет назад, Алла Михайловна рассказывала, как однажды в библиотеке, куда ходила, как на работу регулярно, потому что училась в Литературном институте, библиотекарь поинтересовалась, у кого же она списывает описание природы. Подразумевалось – у какого классика. Было это не в Рязани.

         

    Понятно, что всё-таки писать такие удивительные книги – занятие элитное. Интеллектуальное. Не всякому дано. Но ведь необходимое! Может, не зря нарождаются такие Аллы Нечаевы с прозорливыми взглядами в нашу всё-таки не такую уж ничтожную жизнь.    Мечтают, подбирают своим видениям явившиеся из непонятной реальности слова. И тогда оживают прошедшие жизни многих славных людей, верностью и любовью служивших русскому народу.

     

    Из их числа Анна и Петер Ганзены, книгу о которых написала наша землячка Алла Михайловна Нечаева, воздав признательность их бесценному труду. Переводам скандинавских авторов, благодаря которым мы приблизились и к их землям, чтобы наполниться воздухом незнакомых  судеб. Для того чтобы в очередной раз понять: жизнь для всех одна.  

      

     

    Лариса КОМРАКОВА

     

     

     

     

     

     

     

     

     


  • Новости партнеров:


    Свежий выпускАрхив
    №16 (317) от 27.07.2020 г.
    Читать выпуск
    Мнения людейЕще
    Рязань долгие годы мучается с ливнёвками
    Денис Сидоров, первый секретарь Рязанского обкома КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Рязанской городской Думе
  • ЖБИ-3
    Пептиды
    КПРФ
  • Золотая пора
    Коттеджный поселок Восход
    Лесок
  • АвтоЕще

    Lexus ES (Executive sedan) — это семь поколений среднеразмерных седанов бизнес-класса, выпускаемых японским автоконцерном Toyota с 1989 года. Новый Лексус уже назван самым ярким представителем бренда последних лет.

  • Seldon News
    IT-Master62
    Seldon
    Адвокат Ломизов
    ГК Прокс