Пятница, 25 сентября 2020
Курс ЦБ
$ 77.18
 89.98
Рязань
+24°C
  • СтройПромСервис
  • Зеленый сад
  • Стихи на бересте

    Опубликовано: 02.06.2019 в 13:10

    Категории: Выбор редакции,Главные темы номера

    Тэги:

    В гостях у «Областной Рязанской Газеты» поэт, прозаик, краевед, лауреат Всероссийского конкурса поэзии имени Сергея Есенина, член Союза писателей России Николай Нырков.


     

    – Николай Алексеевич, как известно, все мы родом из детства. И когда-то впервые появляется тяга к творчеству, рождаются первые стихи. Когда это случилось у вас?

     

    – Родился я в 1952 году в г. Спас-Клепики. Первые стихи были написаны ещё в юном возрасте. Более серьёзные произведения писались уже в сознательном возрасте. Но долгое время всё копилось в черновиках.

    Наверное, не буду уникален, если скажу, что поэт, оказавший на меня большое влияние, был наш классик Александр Сергеевич Пушкин. Тогда же начались и первые попытки собственного творчества, которые явно копировали пушкинский стиль. Уже позже я познакомился с творчеством нашего великого земляка Сергея Есенина, классика русской литературы XX века Александра Блока и других поэтов. Но конкретного писателя или поэта, оказавшего влияние на моё уже взрослое творчество, не было. Мне нравились и нравятся стихи многих поэтов прошлых и наших лет, но, безусловно, Александр Пушкин и Сергей Есенин остаются наиболее любимыми.

    – Сколько у вас книг?

     

    Многие стихи и рассказы печатались в местной прессе до выхода книг. И вот, начиная с 2002 года, у меня вышло 10 книг: пять сборников поэзии, книга прозы, две книги по краеведению и две книги по рыболовству.

    – А какая книга вам наиболее дорога?

     

    Книга, которая мне наиболее дорога, это «Стихи на бересте» – первый изданный сборник поэзии. Хотя к тому времени было уже много публикаций в районной и областной газетах. И уже вышли книги по краеведению и сборник прозы. Кроме местных газет, я печатался во многих ежегодных литературных альманахах Москвы, Рязани, журналах Санкт-Петербурга. Многие журналы с рыболовной тематикой периодически печатали мои работы.

    – Вы быстро пишете?

     

    – Проза пишется быстро и порою без дополнительного редактирования. Сейчас заканчиваю книгу по истории родного города и края, которую намереваюсь выпустить в этом году. Так вот, работа над нею, сопряжённая с поисками материала, многочисленными знакомствами и поездками, приносила ощущение открытия давно забытого и удовлетворение от осознания правильно выбранной тематики.

    Стихи чаще рождаются мучительнее, неоднократно правятся, многие начатые остаются в черновиках годы. Ощущаю себя в большей степени, конечно, поэтом, но и в остальном отдаю свои мысли и чувства с радостной откровенностью.

    —-

    Стихи, как молитву, читать не устану,

    Я буду беспечно смеяться и петь.

    И в праздник престольный, внимая баяну,

    О ком-то грустить и о чём-то жалеть.

     

    Я буду терзаться от слёз и желаний

    И на слово верить, что скажут, всему.

    Наслушаюсь песен и бабьих рыданий

    И, жадно хмелея, вас всех обниму.

     

    Неважно, что жизнь незаметно, но пройдена,

    И песней мы словно подводим черту.

    Нас всех окрестила ромашками родина,

    И русского видно везде за версту.

    – Расскажите о литературных премиях, в которых вы стали лауреатом…

     

    – Лауреатских званий литературных конкурсов и премий было много. Наиболее значимыми и важными для себя считаю звания лауреата Всероссийского конкурса поэзии имени Сергея Есенина, XIVМеждународной литературной премии имени Андрея Платонова «Умное сердце», Международной поэтической премии имени Петра Вегина (Лос-Анджелес), литературной премии имени Василия Шукшина «Светлые души», Национальной литературной премии «Золотое перо Руси». Да и остальные награды не менее дороги.

    – Наверняка родные места, в частности Спас-Клепики, повлияли на ваше творчество…

     

    – Конечно. Родные места, тем более такие заповедные и потрясающе красивые, как мещёрские, конечно, накладывают свой незабываемый, неповторимый отпечаток на всех неравнодушных к русской природе. Итогом моего признания родной природы стала дважды переиздаваемая книга «По озёрам Мещёрского края». Помимо книги, были и другие публикации о природе. Очерк «Близкая Мещёра» стал лауреатским в конкурсе «Золотое перо».

     —-

    И у меня не всё бывает гладко…

    Но в час, когда накатывает грусть,

    Прижмусь к берёзе, и светло, и сладко

    Души коснётся розовая Русь.

     

    Не плачь, душа, я жизни знаю цену,

    И грусть моя растопится к утру,

    Когда взобьёт сиреневую пену

    За домом сад, купаясь на ветру.

     

    Когда, как гребни, в облачность небес

    Воткнут вершины сонно перелески,

    День просочится заревом сквозь лес

    И влажной грудью вздует занавески.

     

    И я проснусь с собою сам в ладу

    И стихшей болью благость не нарушу.

    Ступлю босым в сырую лебеду

    И небесам раскрою настежь душу.

     

    – Творчество для вас – это хобби, смысл жизни или что-то другое?

     

    Хобби у меня типично мужские – рыбная ловля и охота. А каждый поэт, писатель раскрывает свой собственный мир с собственными ощущениями и мыслями, чувствами и мечтами. Человек творит. И это – творчество. Какое оно – скажут читатели и критики. Вряд ли это можно считать хобби. Это внутренний мир, обнажённый напоказ для остального мира.

    Вам важно признание читателей?

     

    – Думаю, что признание читателей важно любому писателю. Это прибавляет вдохновения, сил и трудолюбия.

    —-

    Поклон вам, русские деревни и погосты,

    Всё пережив, смогли мы сохранить

    В узлах дорог истоптанные вёрсты

    И с детством не порвавшуюся нить.

     

    Спасибо вам за благость и участье,

    За ранний свет и песни на заре,

    За скорбь могил и первое причастье,

    И запах сена ночью во дворе.

     

    За то, что здесь, на поле под Рязанью,

    Испив тоску осенней тишины,

    Мы стали ближе к боли и страданью,

    И пониманью горя и вины.

     

    За то, что зло не въелось в наши души,

    И хлеб остался тёплым и святым,

    Что, научившись каяться и слушать,

    Мы без корысти доброе творим…

     

    Я запою, и вы мне подпоёте,

    И нет роднёй и ближе наших душ.

    Надрывно стонет, спрятавшись, в болоте

    Пугливой птицей дедовская глушь.

     

    С тележным скрипом утром через гати

    Пройдёт в онучах лапотная Русь,

    Забытым сном однажды на закате

    Протянет в небе одинокий гусь.

     

    Сижу в лесу, где мох синее неба,

    Где серьги золотом осыпались с сосны,

    И от ломтя надкусанного хлеба

    Пахнёт пасхальным запахом весны.

     

    И дрогнет голос, будто на излёте,

    Защемит грусть неведомо о ком.

    Я запою, и вы мне подпоёте,

    Не зная слов, но чувствуя нутром.

    —-

    Сердце скрипит полозьями

    В рёбрах, меня коря,

    Душу мою вморозило

    В стылый закат января.

     

    Мне бы в такую пору

    Дома сидеть у огня,

    Но за кудыкину гору

    Ветер погнал меня.

     

    Вот и бреду,не зная,

    Надо ли это мне,

    Снег, на макушке тая,

    Потом течёт по спине.

     

    Губы скукожив хмуро,

    Месяц глядит мне вслед.

    Кровью больной и бурой

    Хлынет в поля рассвет.

     

    Сердце кольнёт укором,

    Комкая мысли и речь…

    Видно, во времени скором

    Я прогорю, как печь.

     

    Или во времени скором

    Душу согрев мольбой,

    За городским забором

    Взглядом столкнусь с тобой.

     

    Ноги во тьме раскорячив,

    Вётлы – в тисках тишины.

    Может, вот так незряче

    Я дотяну до весны.

     

    В прошлом останутся драки,

    Боль неудач и хмель…

    Пьяной походкой гуляки

    Ночью придёт апрель.

     

    Стукнет в окно, как знакомый,

    Что пропадал весь год,

    А на реке за домом

    Будет ворчать ледоход.

     

    Сердце в груди с галопа

    Вдруг перейдёт на шаг,

    Сгинет в еловых тропах

    Глупый похмельный страх.

    СУДЬБА И ДОЛЯ

    В сухих руках ржаного поля

    Дрожала зыбь от тишины…

    Судьба моя, судьба и доля

    Уже давно предрешены.

     

    Я лет, уже не помню сколько,

    В воспоминаниях храню

    Лаптежный след в песке просёлка

    И след тележный по жнивью,

     

    И эту тропку на заречье,

    Где после утренней косьбы

    Выносит мать, сутуля плечи,

    Воды холодной из избы,

     

    Медовый запах сеновала

    И вкус парного молока,

    И речку в пятнах краснотала,

    Где пили воду облака,

     

    Чугун распаренной картошки

    И хлеб горячий из печи,

    И голос плачущей гармошки,

    Мне не дававшей спать в ночи…

     

    Я всё храню светло и свято,

    И жду, а может быть в ночи

    Мелькнёт в свекольной тьме заката

    Огонь растопленной печи.

    Лариса КОМРАКОВА


  • Новости партнеров:


    Свежий выпускАрхив
    № 22 (323) 14.09.2020 г.
    Читать выпуск
    Мнения людейЕще
    Хочу пожелать всем рязанцам активнее участвовать в судьбе своего региона
    Екатерина Кириллова, журналист, главный редактор информационно-аналитического портала RG62.iNFO
  • ЖБИ-3
    КПРФ
    Пептиды
  • Золотая пора
    Коттеджный поселок Восход
    Лесок
  • АвтоЕще

    Торговая марка Shantui появилась как самостоятельный бренд в 1980 г. В этот год компания выпустила, использовав за базу Komatsu, собственную модель бульдозера с улучшенными эксплуатационными характеристиками. Начиная с 2000 г….

  • Seldon
    Адвокат Ломизов
    Seldon News
    ГК Прокс
    IT-Master62