Суббота, 24 октября 2020
Курс ЦБ
$ 76.47
 90.41
Рязань
+24°C
  • СтройПромСервис
  • Зеленый сад
  • Православный мусульманин

    Как время и предки учат рязанских потомков настоящей веротерпимости


    Мир становится все разобщённее, несмотря на все попытки глобалистов его объединить. Но нет, да, наверное, уже  и не может быть того центра, к которому обращались взоры и устремления людей. Слишком много в нас гордыни, зачастую мы замечаем в себе какую-то только видную нам особенность. Отсюда и междоусобицы. А ведь есть на нашей Рязанской земле примеры того, как люди разных наций и вероисповедования умели находить общий язык.

    Плита в траншее

    Десять лет назад, в 2004 году, на территории Солотчинского Покровского женского монастыря во время рытья траншеи под водопровод землекопы обнаружили массивную каменную плиту, а на ней вязь букв.  Древний текст не был особо загрязнён и хорошо читался:

    «ЛЕТА 7051го (1543) ГОДУ АПРЕЛЯ Вь. 23. ДЕНЬ КАК ПО//ЧЕТА СТРОИТИ КАМЕННАЯ ЦЕРКОВЬ ВО ИМЯ ПОКРОВА ПРЕСВЯ//ТЫИ БОГОРОДИЦЫ IС ТОГО МЕСТА ПЕРЕНЕСЕНО ТЕ//ЛО ЗЯТЯ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ОЛГА I//ВАНОВИЧА ИВАНА СМИРОСЛАВОВИЧА // СХОРОСМИРА ВО ИНОЦЕХ СКИМНИКА I//ОСИФА ПО УПРОШЕНИЮ РОДСТВЕННИ//КОВ ЕВО ДЛЯ ТОГО ЧТО ПРИЛУЧИЛОС[Ь] БЫСТ[Ь) // ПОД ОЛТАРНОЮ СТЕНОЮ А ПЕРЕНОСИЛ ЕПИС//КОП ОЕОДОСИЙ КОЛОМЕНСКИЙ СО АРХИМАН//ДРИТОМЪ ХРИСАНООМЪ».

    Эта надпись и помогла приоткрыть завесу тайны над одной из загадок в истории Рязанского княжества. Ведь найденная плита напрямую была связана с именами двух видных государственных и военных деятелей Рязанского княжества конца XIV – начала XV вв.

    Православный князь-дипломат

    Первый из них – Олег Иванович, великий князь Рязанский (1350-1402 гг.). Широко распространено историческое предание о дипломатической миссии в Рязань преподобного Сергия Радонежского по примирению Олега Рязанского с великим Московским князем Дмитрием Донским. Олег Иванович всегда был самой значительной и любимой фигурой населения Рязанского княжества. Считается, что на Рязанском гербе изображён в виде воина с мечом именно Олег Рязанский. А известный историк XIX века Константин Бестужев-Рюмин высоко оценивал роль князя в русской истории: «В Олеге нельзя не признать значительной энергии и уменья держаться, насколько позволяли силы, между враждующими сильными князьями; стремление противодействовать их усилению составляет характеристическую черту его деятельности». Именно в этих словах – весомый ответ на незатейливые инсинуации об игнорировании князем Олегом общерусских интересов.

    Олег Иванович традиционно для русских князей был искренне верующим православным христианином, отдающим многие силы заботам о процветании Православной Церкви. Всячески заботясь о процветании расположенного в его владениях Солотчинского монастыря, он в свое время был пострижен здесь епископом Рязанским Феогностом в монашество с именем Иона, а в 1402 году – в великую схиму с именем Иоаким. 5 июня 1402 году в возрасте примерно шестидесяти четырех лет князь-монах скончался и был погребён в основанной им Покровской церкви Солотчинской обители. Но акцент в этой статье мы сделаем всё же на другом «персонаже».

    Таинственный Иван Мирославич

    В истории Рязани, действительно, известен зять князя Олега Рязанского по имени Иван Мирославич. Он упомянут в жалованных грамотах князя Олега, причём в устойчивой форме: «Поговоря с зятем своим с Иваном Мирославовичем». Например, в Актах исторических это место приводится в следующем виде: «Се язъ Князь Великий Олгъ Иванович, поговоря с зятемъ своимъ съ Иваномъ съ Мирославичемъ…». Подобные формулировки свидетельствуют о том, что Иван Мирославич был одним из главных советников рязанского князя. Но сведения о нём, за пределами вышеупомянутых грамот, отрывочны и противоречивы. В этом-то и заключалась загадка.

    Известный историк XIX столетия Дмитрий Иловайский и некоторые другие исследователи называют Ивана Мирославича и другим, не православным, именем: «мурза Салахмир». Дмитрий Иловайский реконструировал его историю следующим образом: мурза Салахмир, придя с сильной дружиной из Золотой Орды, вступил в службу рязанского князя Олега Ивановича, а вскоре принял православную веру под именем Иоанн. Олег полюбил своего новоиспечённого боярина, оказывал ему большой почёт и явное предпочтение перед другими боярами. Князь выдал за него свою сестру Анастасию и пожаловал ему во владение вотчины Верхдерев, Веневу, Растовец, Веркошу, Михайлово поле и Безпуцкий стан.

    В 1371 году в междоусобной борьбе Олега Рязанского с великим князем Московским Дмитрием Ивановичем и князем Пронским Владимиром Дмитриевичем побеждает союз Москвы и Пронска. После поражения под Скорнищевым Олег Рязанский вынужден был бежать из Переславля Рязанского. Москвич на рязанский стол сажает своего ставленника и союзника Владимира Пронского. Однако Олег Иванович, опираясь на народную поддержку и на сильную конную дружину мурзы Салахмира, изгнал из Переславля Рязанского Владимира Пронского и вновь вернул себе Рязанское княжество. В поздних источниках имя «Салахмир» передаётся по-разному: Солохмир, Салхомир. Историки предполагали, что это имя можно прочитать и по-другому: Солых эмир или Салах-темир.

    «Трудно объяснить, откуда у новоявленного рязанского боярина, крещённого Иваном, появилось отчество «Мирославич», – размышляет доктор исторических наук, профессор Юрий Гераськин. –  Существует предположение, что отцом Салахмира был русский боярин Мирослав. Согласно другим догадкам, Салахмир сам когда-то был русским князем, потом выехал в Орду, там принял ислам и новое имя, а затем, вернувшись в Русские земли, вновь возвратился в исконную православную веру и взял своё исконное имя. Но как всё было на самом деле – неизвестно».

    Схоросмир – Салахимр – Иван

    Десять лет назад был найдена надгробная плита, надпись на которой помогает, пусть и не в полной мере, все же приоткрыть завесу таинственности. Прежде всего, буквы на плите подтверждают сведения поздних родословцев и мнение Дмитрия Иловайского о том, что Иван Мирославич до принятия крещения носил восточное имя. Наиболее вероятно, что семейное предание (плиту ведь установили какие-то дальние потомки Схоросмира/Салахмира/Ивана) успело исказить исламское имя, и оно было передано на плите неверно. Явный пример того, как происходили такие искажения, дает сама надпись. Отчество Ивана здесь воспроизведено как «Смирославич», что сразу заставляет вспомнить формулу «поговоря с зятемъ своимъ съ Иваномъ съ Мирославичемъ…» Таким образом, мы наблюдаем типичную ошибку чтения, состоящую в неверном делении букв древнерусского текста на слова: из «съ Иваномъ съ Мирославичемъ» получилось «съ Иваном Смирославичем».

    «Главное, мы узнаем несколько новых сведений, отсутствующих в письменных документах. Во-первых, приведена новая версия имени – Схоросмир. Во-вторых, Схоросмир/Салахмир/Иван перед своей кончиной принял схиму с именем Иосифа и был погребен в Солотчинском монастыре, там же, где и его родич князь Олег Рязанский с женой,  – комментирует профессор Гераськин. – Наконец, утверждается, что останки рязанского боярина лежали вблизи Покровского храма до 1543 года, когда при отстройке этого храма в камне были перенесены по просьбе родственников».

    Но в последнем пункте с именитым ученым не согласна инокиня Нонна, сегодняшняя насельница  женской обители. Она утверждает, и в подтверждение своих слов приводит «Историческое описание Солотчинского монастыря, составленное архимандритом Македонием», датированное позапрошлым веком. В нем, в частности, говорится: «Построение…монастыря…относят к 1390 году. Здесь он (князь Олег – прим. авт.) нашел двух иноков – игуменов Василия и Евфимия, живших с братией. Усладившись духовную беседою с ними, Великий князь Олег Иванович возвестил им свое намерение устроить монастырь в гораздо лучшем виде. Вскоре…приступил к сооружению двух каменных (!) церквей – Покрова и Рождества Пресвятой Богородицы». Так что, скорее всего в 1543 году в Покровском храме, как теперь говорят, проводился капитальный ремонт. Но сейчас не об этом.

    Найденная плита точно передаёт подлинную судьбу бывшего татарского мурзы, поступившего на русскую службу и принявшего православную веру. И эта судьба непосредственным образом связана с историей Солотчинского монастыря, в котором нашел свой последний приют схимник Иосиф, когда-то славный воинскими подвигами.

    Кстати говоря, похожими были и судьбы других выходцев из Орды, оказавшихся в Рязанских землях. Все они, поступив на службу к тому или иному рязанскому князю, вскоре принимали православие. Так, считалось, что на службу к Олегу Рязанскому пришел брат Салахмира – Еду-хан, по прозвищу Сильнохитр. Как и брат, Еду-хан принял православную веру и в крещении был наречён Андреем.

    Профессор Юрий Гераськин акцентирует на этом внимание: «Интересен в этом случае и тот факт, что Еду-хан, скорее всего, был чингизидом, ведь, согласно монгольской традиции, ханами в Золотой Орде именовали только потомков Чингисхана (монгол иного происхождения мог стать эмиром, темником или беком, именно эмирами были Тамерлан и Едигей). А это значит, что и Салахмир мог происходить из рода чингизидов».

    Таким образом, история с мурзой Салахмиром, или Иваном Мстиславичем, ставшим близким родственником князя Олега Рязанского – наглядный и поучительный исторический пример родственных контактов русских с мусульманами через династические браки, при сохранении именно православного начала (!) в брачном союзе. И прежде чем бросить презрительное слово в адрес человека иной веры или национальности, может быть, стоит вспомнить приведенную выше историю?

     

    Павел АВЕРИН, фото автора

     

    На фото: Митрополит Рязанский и Михайловский Вениамин в первый же свой визит в Солотчинский монастырь проявил живой интерес к найденной плите, о которой ему поведала игумения Анимаиса (Данилова) 


  • ГК Прокс
  • Новости партнеров:


    Свежий выпускАрхив
    № 24 (325) от 05.10.2020 г.
    Читать выпуск
  • Пептиды
    ЖБИ-3
    КПРФ
  • Коттеджный поселок Восход
    Золотая пора
    Лесок
  • АвтоЕще

    Завершается обсуждение пакета поправок в ПДД

  • Seldon News
    ГК Прокс
    IT-Master62
    Seldon
    Адвокат Ломизов