Понедельник, 17 июня 2024
Курс ЦБ
$  89.07
 95.15
Рязань
+24°C
  • Расследования
  • Зеленый сад
  • Охота с «маньяком»

    Опубликовано: 01.03.2023 в 11:37

    Категории: Расследования «ОРГ»

    Тэги: ,,,

    Почему рязанские следователи пытаются сделать «маньяком-убийцей» своего коллегу при отсутствии доказательств и не хотят видеть других версий случившейся страшной трагедии

    Информационная шумиха

    Повод для просто небывалого медийного трэша был шикарный: «наркополицейский начальник «завалил» на охоте двух друзей»? Как не писать?

    И понеслось: Рязанское бюро «Новой газеты», Telegram-каналы «Усы Куракиной», «ВЧК-ОГПУ и «ЧЕСТНЫЙ ДЕТЕКТИВ», ГТРК «Ока» и телекомпания «Город», а также независимое сетевое издание «Своя колокольня» почти одновременно, а именно — весной прошлого года выдали на гора скандальную информацию в виде репортажей, статей и телевизионных сюжетов об имевшем место 9 апреля 2022 года убийстве, совершённом неустановленным лицом (или несколькими лицами) в Клепиковском районе.

    Кое-кто из журналистов в нашем регионе уже давно пытаются казаться персонами, которые делают попытки представлять читателям якобы «журналистские расследования». Это такой вид журналистики, который характеризует планомерное и, как правило, долговременное (!) исследование предмета публикации, обычно посвящённый преступлениям, политическим скандалам, деятельности тех или иных организаций и лиц и тому подобное.

    Но было ли представлено коллегами что-то подобное по этой теме?

    Сам собою возникает этот вполне закономерный вопрос, когда начинаешь разбираться во всех деталях этого крайне сложного дела, в котором некоторые журналисты безо всякого стеснения и зазрения совести назвали чуть ли не убийцей бывшего заместителя начальника отдела УНК УМВД России по Рязанской области Руслана Сабирова.

    Что пишут, что говорят?

    В передаче ТК «Город» под названием «Городские встречи», вышедшей в эфир 22 июля 2022 г., и.о. руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Рязанской области, подполковник юстиции Юрий Киселёв заявил: «… очень интересное, резонансное дело, которое имело место в Клепиковском районе, когда сотрудник полиции, находясь на охоте с двумя своими знакомыми, нельзя сказать, что совершил убийство, но, так скажем, были обнаружены трупы двух оставшихся людей… Сейчас он не признаёт свою вину, выдвинул версию, согласно которой, один из погибших, якобы, напал на второго, а он, соответственно, действовал в рамках необходимой обороны…»

    Упомянутый выше подполковник юстиции Юрий Киселёв – это тот самый сотрудник СУ СК России, которого 25 июля 2019 г. наградили знаком отличия «Лучший следователь». На церемонии награждения, между прочим, начальник СУ СК России по Рязанской области Владимир Никешкин сказал: «Чтобы люди получали достоверную информацию из первых рук, а не фейки и домыслы, мы активно взаимодействуем со СМИ».

    Это, конечно же, очень здорово, что взаимодействие СУ СК, как отметил господин Никешкин, «не ограничивается только освещением в СМИ нашей работы. Журналистские расследования и информационные материалы нередко содержат ценные сведения», – как заявил Владимир Никешкин.

    Но никаких ценных сведений в материалах рязанских СМИ по делу Сабирова не содержится. Рязанские журналисты опубликовали в своих материалах только то, что им рассказали представители следственных органов. Ни больше и ни меньше.

    До того, в программе «Вести. Дежурная часть», 1 мая 2022 г., был показан репортаж, в котором сразу же было указано на то, что: «стало известно имя полицейского, который может быть причастен к жестокой расправе над своими приятелями. Речь о Руслане Сабирове, заместителе начальника отдела УНК УМВД России по Рязанской области».

    И далее: «По некоторым данным, майор Сабиров отдыхал в ночь на 9 апреля на природе вместе с друзьями. В какой-то момент между охотниками произошла ссора. Сабиров, по версии следствия, взялся за нож и нанёс одному из товарищей больше тридцати ранений, второго тоже не пощадил, после расправы – скрылся. Сабиров, якобы, отправился в Рязань, и оттуда сообщил в полицию, что его друзья пропали и не выходят на связь. Далее вместе с силовиками отправился на поиски, но запутать следствие не получилось».

    По данным «Новой», предполагаемый убийца – силовик, занимался контролем за оборотом наркотиков, служил в спецназе (!?), в его послужном списке – командировки в горячие точки (!?) Что послужило причиной такой резни, как пишет автор «Новой газеты», подозреваемый пока не говорит…» В публикациях Telegram-каналов «Усы Куракиной» и «ВЧК-ОГПУ» число ножевых ранений, якобы, нанесённых Русланом одному из двоих мужчин, отправившихся с ним на охоту, снижено почему-то с тридцати до двадцати.

    Помните, пел Высоцкий, «Как-то вдруг, вне графика, случилося несчастье. Слон сказал, не разобрав, видно быть потопу!»

    Ну, в общем, так – один рязанский наркополицейский по имени Руслан, а по фамилии Сабиров вдруг убил двоих человек, совершенно не думая о последствиях, абсолютно не думая о том, как это скажется на его жизни, на жизни его жены и двоих его детей.

    Редакция «ОРГ» сегодня располагает рядом документов, в том числе и письмом Руслана Сабирова на имя главного редактора. В упомянутом письме Руслан Сабиров указывает на то, что Юрий Киселёв подтвердил факт интервью, которое он дал журналисту ТК «Город» в передаче «Городские встречи», но при этом «никак не пояснил, почему, если следствие признаёт, что нельзя сказать, что я убил», оно до сих пор не изменило мне предъявленное обвинение». Вполне резонный вопрос?

    Куда «ползёт» следствие, если Руслан не убивал?

    Всё это время Руслан находится в СИЗО.

    «Мной самим, в ходе детального анализа поступающей по делу информации, установлено отсутствие у органов следствия каких-либо доказательств моей причастности к преступлению, – продолжает Руслан и резуюмирует, – Это закономерно, ибо я не совершал его».

    «Подтвердил это и следователь в ходе беседы в кабинке в здании СИЗО. Он начал принуждать меня к даче ложных показаний, которые обличали бы меня в совершении преступления, предусмотренного статьёй 108 УК РФ, то есть «Убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны», – написал Руслан Сабиров в своём письме.

    И далее: «Следователь оказывает на меня давление, незаконные методы расследования, угрозы и шантаж возбуждения тех или иных уголовных дел в отношении меня, если я буду упорствовать, отстаивать и доказывать свою непричастность к убийствам. Ну, а попросту говоря, в случае отказа признать превышение пределов необходимой обороны, то «повесят» на меня другие дела – лишь бы я остался с какой-нибудь судимостью, тем самым они смогут оправдать и содержание меня под стражей (без основания), а также не допустить мою реабилитацию.

    Мною были поданы в СК России и руководителю СУ СК России по Рязанской области В.А. Никешкину соответствующие ходатайства и жалоба об отводе, отстранении следователя Сеничкина М.А. от дальнейшего производства по уголовному делу.

    Данное дело изобилует грубейшими нарушениями уголовно-процессуального и уголовного законов. В настоящее время, например, продолжаю оспаривать в суде очевидное грубейшее нарушение порядка и оснований моего задержания (ст.91, 92 УПК РФ).

    Также поданы, но остались без удовлетворения многочисленные жалобы как в прокуратуру г. Спас-Клепики, так и областную прокуратуру, как руководителям Касимовского МСО СУ СК, так и руководству СУ СК России по Рязанской области.

    Все без исключения должностные лица разных ведомств, что называется, «в упор не видят» очевидных, явных нарушений, которые вылились в незаконное лишение меня свободы, то есть вместо установленных 48 часов задержания, я провёл, будучи лишённым свободы, 57 часов. И этот факт впервые подтвердил (частично) суд Апелляционной инстанции от 28.11.2022 г. Рязанского областного суда, указав: «Если и было допущено нарушение, то я должен был быть расконвоирован». Но такого не случилось».

    «Самое главное, – указывает Руслан Сабиров в своём письме, – своими незаконными, необоснованными действиями следствие препятствует мне не только в доступе к правосудию, но и вводят в заблуждение потерпевших: родителей и жён моих товарищей – относительно истинных событий происшедшей трагедии, относительно установления виновных лиц».

    А теперь, четвёртый!

    «Возникают также очень большие вопросы относительно крови, обнаруженной на одежде Щеголихина С.В (один из убитых на той охоте), принадлежащей неустановленному фигуранту (то есть ни мне, ни моим товарищам, а некоему четвёртому лицу).

    Эти сведения взяты из заключения генетической экспертизы от 18 июля (!), но до сих пор не проведено сравнение с банком данных геномной информации (ДНК) и не предпринята тем самым попытка установить личность этого четвёртого фигуранта!»

    Руслан Сабиров пишет, что ещё в начале сентября им были направлены письма в редакции ТК «Город», бюро «Новой газеты» и «Вести».Дежурная часть» с просьбой, как минимум, исправить первично выпущенную ими информацию и привести её к соответствию, хотя бы с версией следствия. Письма дошли до адресатов, но никакой реакции не последовало. Что ж, некоторые рязанские журналисты, наверное, думают, что можно вот так просто облить человека грязью, использовав лишь данные, предоставленные следственными органами. Ни о каких настоящих журналистских расследованиях и речи быть не может.

    Руслан сам уточняет: «В «горячих точках» я не участвовал, в спецназе не служил». Данные обстоятельства приписывают с целью «демонизировать» мою личность, вызвать у публики некий интерес и сформировать предубеждение, не требующее каких-то доказательств. Из разряда: спецназ… горячие точки… Виновен, по любому. А вот на фоне проведения СВО такие заявления можно вполне расценить, как неуважение к Вооружённым Силам РФ», – поясняет Сабиров.

    Кто он, Руслан Сабиров?

    Руслан также рассказал нам о себе в своём письме: «После школы в 2001-2006 – обучение в РВВДКУ имени Маргелова. После обучения в 2006-2013 служба в 331 гв. полку, г. Кострома, в 2013-2015 в РВВДКУ, с февраля 2016 – служба оперативником в УФСКН по Рязанской области. После реорганизации ФСКН продолжил службу на должностях оперсостава и руководящего состава регионального УНК УМВД. В сентябре 2008 г. Указом Президента за высокие личные показатели в боевой подготовке награждён медалью Суворова. В 2017 г. за задержание особо опасных вооружённых преступников награждён высшей ведомственной наградой «За доблесть в службе» (МВД).

    На этом фоне моё более чем скоротечное, немедленное увольнение из органов внутренних дел (15.04 2022 г.), после проведения супербыстрой служебной проверки в три дня, вызывает только убеждённость в том, что «уволили из-за поднявшейся шумихи и желания побыстрее избавиться от такого вдруг ставшего ненужным сотрудника. Данное решение мной оспаривается в порядке гражданского судопроизводства, основания для отмены приказа об увольнении более чем достаточные».

    Трагическая охота

    А теперь вернёмся к началу. Как поётся – «начало вернуть – невозможно, немыслимо, и даже не думай, забудь». Но мы попробуем.

    Итак, 9 апреля 2022 г. следователь по ОВД Касимовского МСО СУ СК РФ по Рязанской области майор юстиции Птицын А.А. получил объяснения от гражданина Сабирова Руслана Равилевича, который рассказал о том, что 8 апреля 2022 г. он вместе со своим другом Станиславом Щеголихиным и его знакомым Евгением Лисуновым приехал на участок в лесополосе, расположенный недалеко от р.п. Тума Рязанской области. За рулём «Волга Сайбер» находился сам Руслан.

    «Мы приехали туда на открытие охоты», – заявил он. По его словам, при себе у него имелось двуствольное охотничье ружьё лёгкого типа с низкой посадкой стволов ТОЗ-34, 12 калибра, у Щеголихина была ТОЗ-34, 12 калибра, а также охотничье гладкоствольное самозарядное ружьё МЦ-21, 20 калибра, а у Лисунова не имелось оружия.

    Сразу же Руслан отметил, что Евгений Лисунов являлся знакомым Станислава Щеголихина и последний пригласил его на охоту за компанию.
    С Лисуновым Сабиров ранее в дружеских отношениях не состоял и увидел его в тот день впервые.

    «Когда мы прибыли к указанному месту, то сразу стали разбивать наш лагерь. Мы развернули две палатки и повесили тент синего цвета, который закрывал нас от дороги», – рассказал следователю Руслан и уточнил. – После того, как мы разбили наш лагерь, на что нам потребовалось примерно два часа, мы ушли в поле, на расстояние примерно 600-700 метров от нашего лагеря в западном направлении, и сделали «скрадок» (укрытие для охотников на уток)».

    «Машина была всё это время припаркована на обочине не асфальтированной автодороги, рядом с тропинкой, ведущей к нашему лагерю. Она стояла с правой стороны по ходу движения из Тумы», – указал Руслан.

    После того, как мужчины собрали «скрадок» в поле, примерно в 19 часов или в 19:30, они вернулись в свой лагерь, где стали готовить ужин на костре, распивать спиртное и одновременно продолжать готовить лагерь и проверять оружие. У них были просто костёр и импровизированный мангал. Водку и самогон они закусывали шашлыком.

    Когда стемнело, Руслан вышел в поле за посадку, примерно метров на 200-400, чтобы послушать, как принято у настоящих охотников, звуки вальдшнепов, чтобы определить, откуда они тянут. Затем он вернулся в лагерь. Мужчины окончательно его оборудовали и стали готовиться ко сну. Планировали спать в трёхместной палатке. Во второй палатке хотели разместить склад.

    «Я пошёл спать первым, а ребята остались вдвоём возле костра. Периодически они уходили, чтобы заготовить дрова», – рассказал Руслан. Кроме того, он рассказал следователю Птицыну и о том, что выпил примерно 1,5 литра пива, а также три «стопки» водки и одну «стопку» самогона, то есть он не скрывал, что в тот вечер употреблял алкогольные напитки, что, согласитесь, вполне можно было бы расценивать как отягчающее вину обстоятельство. Если бы вину он чувствовал, рассуждая логически, просто по-человечески, то он бы, конечно, заявил, что был трезв «как стёклышко», что подтверждено актом медицинского освидетельствования. Кстати, следов употребления наркотиков, также не обнаружено.

    Ребята пили самогон, который был налит в бутылку из-под виски. Впоследствии экспертиза показала высокую степень опьянения обоих.
    Руслан уснул быстро, так как он был на свежем воздухе и выпил спиртное. Спал, по его собственному признанию, крепко и не просыпался. Лёг примерно в 23:30. Заряженное и расчехлённое ружьё, поставленное на предохранитель, он положил рядом с собой.

    По его ощущениям проснулся очень быстро от того, что услышал крик, и хотя он был неразборчивый, как полагает Сабиров, это был голос Щеголихина. В палатке, кроме Руслана, никого не было. Чтобы посмотреть, что происходит, он решил вылезти из палатки. Сначала он стал вытягивать ноги к выходу наружу, и в тот самый момент ощутил удар в правую ногу в область бедра. По ощущениям, он понял, что это был удар ножом, так как появилась резкая и острая боль в ноге.

    Руслан продолжал вылезать из палатки и выстрелил из ружья. Как рассказал Сабиров, стрелял он из положения полусидя дуплетом вверх и в сторону от палатки. Он отбросил ружьё, и между ним и нападавшим началась борьба. «Я понял, что это был Лисунов, — твёрдо заявил Руслан и добавил. – Он ничего не говорил, я с ним тоже не пытался поговорить, потому что всё происходило очень быстро, я был в адреналиновом состоянии, и думал только о своей самообороне». При этом он не видел Щеголихина, и не знал, естественно, что произошло.

    Сколько продолжалась борьба с Лисуновым, Руслан точно сказать не мог. Он вырвался от нападавшего и пробежал в сторону тропинки, ведущей к автодороге. Во время борьбы он ощутил острую боль от пореза на своей правой ладони. Отбежав от лагеря примерно на 70 метров, он остановился и стал прислушиваться и присматриваться. Со стороны лагеря никаких звуков не раздавалось, и разглядеть что-либо не было никакой возможности, так как было темно.

    Руслан дошёл до машины, взял из неё фонарик, а затем вернулся в лагерь, где увидел Стаса Щеголихина, который лежал на земле лицом вниз на животе. Руслан подошёл к телу друга, нагнулся, чтобы оказать помощь, и понял, что тот мёртв, потому что он не дышал, а тело его было расслабленным.

    Стас был весь в крови. Руслан измазался его кровью. Затем осветил место возле палатки, и увидел тело Лисунова, который лежал на животе лицом вниз. На окрики мужчины не отзывались. Руслан повернул Лисунова и увидел кровь, а также увидел рукоятку от ножа чёрного цвета, который торчал в груди убитого с левой стороны. У Щеголихина было перерезано горло.

    Руслан был в шоке, он запаниковал. Но всё-таки забрал своё ружьё и ружьё Щеголихина, и свои патроны, которые лежали в рюкзаке. Он всё-таки понимал, что о происшедшем преступлении нужно доложить руководству, но сделать это на месте не представлялось возможным, потому что телефон был разряжен, да и средства на нём закончились, так как он не пополнил счёт, телефон Щеголихина был заблокирован, а телефон Лисунова Руслан не нашёл. Он положил ружья на заднее сиденье машины и поехал в Туму. Он не мог прийти в себя и собраться. В таком состоянии не всякий сразу сообразил бы, что делать. Руслан принял решение поехать в Рязань и доложить всё руководству.

    Приехав домой, он через вай-фай пополнил счёт на телефоне и первым делом позвонил начальнику отдела УНК УМВД Клокову, чтобы сообщить ему о том, что произошло. Далее позвонил начальнику УНК МВД России по Рязанской области Петрову, доложил о случившемся ему. Он сказал, чтобы Руслан оставался дома. Сабиров совершил звонок в дежурную часть УМВД России по Рязанской области. Дежурный принял информацию.
    В течение 40 минут домой к Руслану приехали сотрудники полиции, и оперативно-розыскной части отдела собственной безопасности, а также отряда ГРОМ.

    После того, как на Руслана Сабирова надели наручники, его посадили в автобус, и все поехали на место. В лагерь Руслан больше не заходил, а просто указал его местоположение.

    Руслан указывает на то, что кровь на своей куртке застирать он не пытался, что-то уничтожить, изобличающее его, тоже. Только обработал раны на ладони и на ноге.

    Возникает масса вопросов к следователям:

    • Вопрос первый: почему в компанию друзей – Руслана Сабирова и Станислава Щеголихина затесался Евгений Лисунов и кто он такой?
    • Вопрос второй: почему Лисунов набросился на Сабирова с ножом?
    • Вопрос третий: откуда взялась кровь четвёртого фигуранта, обнаруженная на одежде Щеголихина?
    • Вопрос четвёртый: почему Лисунов был убит ножом Щеголихина?
    • Вопрос пятый: почему следственными органами рассматривается только одна версия о виновности Сабирова, и не допускается сама мысль, что Сабирова, занимавшегося, по роду его профессиональной деятельности, борьбой с незаконным оборотом наркотиков, просто подставили?
    • Вопрос шестой: почему никто не отвечает на жалобы Сабирова о нарушениях УПК, почему Сабирова вот уже почти год держат в СИЗО, хотя скрыться, бежать у него нет никакого желания, что очевидно, учитывая тот факт, что у Руслана есть жена и двое детей? С места преступления он мог уехать на служебной машине на все четыре стороны.

    Редакция направит данную публикацию в Генеральную прокуратуру, СК РФ, руководству МВД РФ и другие правоохранительные и надзорные органы.

    Отдел расследований «ОРГ»

    Читайте нас теперь и в Телеграм: https://t.me/rg62_info

    Новости партнеров


  • Зеленый сад 350х280

  • Свежий выпускАрхив
    № 09 (416) 20.05.2024 г.
    Читать выпуск
    Мнения людейЕще
    Качество благоустройства Кремлёвского сквера в Рязани проверили специалисты городского управления энергетики и ЖКХ
  • Лесок
    КПРФ
  • ГК Прокс
    Зеленый сад 350х280
    Ниармедик (мобильный)
  • АвтоЕще

    Информация о тендерах опубликована на портале государственных закупок.