Среда, 23 Октябрь 2019
$ 63.80
 70.96
Рязань
+24°C
  • СтройПромСервис
  • Зеленый сад
  • Разбойный край

    В XVII-XVIII в юго-восточной части рязанских земель – там, где сегодня находится территория Шацкого, Кадомского и Сасовского районов – вовсю орудовали многочисленные ватаги лесных лиходеев…


    Рязань, 04 сентября – Областная Рязанская Газета

     

      «Добры молодцы» с  большой дороги

     

    Главные пристанища разбойников находились в шацком Залесском стане и около Кадома. Жили удальцы в шалашах, землянках, а то и рубили себе избы-времянки. Лесные лиходеи имели лошадей, холодное и огнестрельное оружие. Во главе каждой шайки стоял атаман – как правило, наиболее сильный, ловкий и удачливый разбойник. Обычно главарь забирал себе львиную долю добычи, а если в руки лиходеев попадалась женщина, она принадлежала только ему…

     

    Бывали случаи, когда на «разбойный промысел» выходили и мелкие землевладельцы. Так, кадомский помещик Маматказин с группой неизвестных ворвался в дом капитана Шишова, избил находившихся здесь женщин и унес шкатулку, в которой хранились 1040 рублей и разные серебряные вещи. Княгиня Мария Алексеевна Енгалычева вместе со своими крестьянами грабила помещиков Кадомского уезда. На смену княгине-разбойнице в 1762 году явилась ещё одна атаманша – вдова коллежского регистратора Моисеева.

     

    Отчаянная лихость разбойников поражала. Порой лиходеи выходили на промысел средь бела дня, не дожидаясь ночной темноты. Летом 1765 года в Шацком уезде шайка во главе с рейтаром Михайловым, вооруженная ружьями, бердышами, рогатинами и дрекольем, напала на село Лемендяевский Майдан. Перепуганные жители бросились в лес, а тех, кто не успел спрятаться, главарь шайки «бил до смерти». Грабители шныряли по домам, хватая все, что попадет под руку. Не успокоившись на этом, Михайлов привел подмогу – ещё 500 (!) человек. Село было разграблено полностью, вся скотина угнана.

     

    Вечером под 24 августа 1749 года в селе Костино Шацкого уезда на балконе собственного дома благодушествовало барское семейство во главе с майором Ефремом Тарбеевым. Мирно отошли ко сну господа. И вот, в глухую ночь, неведомые люди окружили тарбеевский дом. Прислугу, старост и приказчиков душегубы перебили, так как они вздумали защищаться, а все барские пожитки пожгли и пограбили.

     

    Наутро майор явился с жалобой в Кадомскую воеводскую канцелярию. И что же? В письменном ответе канцелярии сообщалось: «Воровских людей имеется множество в Шацком и Кадомском уездах, а при Кадомской воеводской канцелярии хотя и имеется отставных солдат весьма малое число, и те стары и увечны и бывают для разсылок по интересным делам в уезде, а при воеводской канцелярии, как при денежной казне, так и при тюрьме, имеются с великою нуждою не более 5 человек, которыми от внезапного нападения помянутыми воровскими людьми в надежде остаться не можно».

     

    Разбойничьим духом в Шацкой провинции были проникнуты целые селения. Крестьяне села Берёзово выезжали на разбой партиями, человек по пятьдесят. Тем же промыслом занимались крестьяне деревень Измайлово и Волханщина, принадлежавших богатому помещику Булыгину. Были случаи, когда целые селения занимались разбоем, грабежом и содержанием пристанищ для «гулящих людей». Это был своего рода местный народный промысел – бизнес, как сказали бы теперь. Шутка ли сказать: в царствование императрицы Елизаветы Петровны в Шацком уезде в двух с виду благополучных деревнях насчитывалось 14 разбойничьих притонов!

     

    Обстановка в уездах Шацкой провинции оставалась напряженной. Разбойничьи шайки набрали такую силу, что осмеливались грабить заводы и даже города. Если лиходеи не осмеливались нападать на Шацк, представлявший в ту пору крупный оборонительный пункт, то город Кадом не раз страдал от их набегов. Так, в 1790 году крупная шайка лиходеев, во главе с купеческим сыном Швечниковым под покровом ночи вошла в Кадом и напала на дом купца Алыстина. Разбойники были вооружены ружьями, кистенями, рогатинами, и никто из купеческой челяди не мог им противостоять. Непрошеные гости  ворвались в дом и начали бесчинствовать. Хозяина и домочадцев жестоко избили, имущество и ценности выгребли подчистую, походя «растлили» двух девиц – и преспокойно скрылись.

     

      Похождения «речных пиратов»

     

    Собираясь в большие шайки, иногда человек до ста, ушкуйники плавали на лодках и барках по Выше, Цне и Мокше, «разбивали» торговые суда и учиняли «многие грабительства и воровство».

     

    В 1710 году наводили ужас шайки Никиты Ишикова и Максима Калыкина. Более сотни ватажников разъезжали на лодках по Цне, Выше и другим рекам, грабя сёла и пристани. В Сасове гультяи разорили кабак и вылили на землю все оставшееся «пойло». В Агломазове атаман заставил священника кропить святой водой свои лодки, за что разбойники клали в тарелку по копейке. Пострадал от гулящих людей и Николо-Черниев монастырь. Правда, монахов ватажники не тронули, но монастырские деньги забрали.

     

    В 1732 году произошло следующее событие. Разбойничья шайка, числом более ста человек, под видом рабочих нанялась к купцу Вышинской пристани, а 6 апреля мнимые рабочие «Вышинскую пристань разбили дневным разбоем и взяли у купецких людей и на кабаки и в таможни денег тысяч с пять…» Поделивши «дуван», ватажники попрыгали в лодки и поплыли вниз по Выше-реке.

     

    Громко выкрикивали они свои удалые песни и двигались всё дальше и дальше. Ночью шайка ворвалась в село Салтыково, имение княгини Ромодановской, и разграбила всю вотчину, причем управляющего ватажники «мучили и жгли огнем», а конюхов умертвили. В Салтыкове удалые молодцы пировали до утра, а затем отправились дальше по реке Цне. Около полудня они оказались в Конобеевской вотчине тайного советника Александра Львовича Нарышкина.

     

    В это время лиходеи уже были сильно пьяны и потому совершенно беспощадны. Все вотчинные начальники были перебиты, вся барская рухлядь уничтожена или разграблена. Из Конобеева «речные пираты» двинулась на село Сасово, которое, в свою очередь, подверглось горькой участи. В Сасовской таможне похищено было казенных денег «тысяч с пять и больше», также разграблены кабак и соляной двор. (Кстати говоря, село Сасово, согласно легенде, получило свое название от имени атамана Саса, которой якобы орудовал здесь со своей ватагой.)

     

    На борьбу с разбойниками из Шацкой провинциальной канцелярии была выслана команда, состоявшая из солдат, а также крестьян близлежащих вотчин. Но разве могло такое «войско» справиться с прицнинскими удальцами? Недалеко от Сасова произошла стычка гультяев с солдатами. Солдат было мало, десятерых из них ватажники «подстрелили». Команда правительственных войск вынуждена была отступить, а  разбойники, почувствовав свою силу, поплыли  вниз по Цне, продолжая творить свои чёрные дела…

           

           Борьба с «гулящими людьми»  

           

    Сведения о разбойном походе «цнинских ушкуйников» дошли до Сената. Оттуда последовал запрос на имя командира расквартированного в Шацкой провинции драгунского полка, на что тот отвечал: «Посылал я в Сасово драгун и солдат пять человек… И собирал я, в помощь солдатам, ближних деревень обывателей с ружья и с копьи, дабы те разбойники не учинили утечки… И драгуны в селе Сасове на разбойников наехали… и те разбойники под драгуном прострелили у лошади заднюю ногу… и от того разбойнического страху драгуны, испужався, едва ушли с поля».

     

    Против разбойников, чинивших произвол, требовались крупные воинские силы, а ими-то главный город провинции не располагал. В 1778 году в шацкой инвалидной команде из 87 «отставников» годными оказались лишь 17. Остальные отмечены как дряхлые, со сведенными руками и ногами, а одному «службисту»  было 99 лет от роду!

     

    Власти пытались бороться с «гулящими людьми» с помощью местного населения, но эти потуги не увенчались успехом. Хотя специальный указ Сената определял денежное вознаграждение из казны за выдачу лиходеев: за простого разбойника – 10 рублей, за атамана – 30, а за содержателя притона – 50, желающих получить «разбойничье» вознаграждение не находилось. Да оно и понятно: власти далеко, а лихоимцы – вот они, рядом! Как говорится, своя голова дороже денег…

     

    Местные власти были не в силах бороться с разбойниками и не раз обращались в Воронежскую губернскую канцелярию с просьбой прислать воинские команды для поимки и уничтожения разбойников. Однако просьбы долгое время не принимались во внимание ни губернскими, ни центральными властями. И только во второй половине XVIII века усиливающиеся разбои и беспорядки в провинции заставили правительственных чиновников предпринять меры по искоренению «воровских людей».

     

    В каждый из «разбойных» уездов были направлены воинские команды. Старостам и сотским под угрозой смертной казни было вменено в обязанность следить за безопасностью селений и дорог. Жителям приказано было покрепче запираться на ночь и иметь при себе какое-нибудь оружие.

     

    Постепенно жизнь в «разбойном крае» успокоилась.

     

      Александр ПОТАПОВ

     

     

  • Аэротакси
    Дендроусадьба

  • Новости партнеров:


    Свежий выпускАрхив
    № 37 (295) 10.10.2019 г.
    Читать выпуск
  • Золотая пора
    ЖБИ-3
    Стоматологический туризм
    Альфа стомотология
  • КПРФ
    Дентастиль
    Криоген
  • АвтоЕще

    Дизельная топливная система – очень тонкая штука. Для ее бесперебойной работы необходима точная настройка и…

  • Seldon
    ГК Прокс